Интервью

Сергей Соседов: «Мне больно смотреть на сегодняшнюю Аллу Пугачеву»

Музыкальный критик в эксклюзивном интервью WomanHit.ru рассказал, почему ему жалко Примадонну, какой была цензура в советские времена и что ценного в творчестве Стаса Михайлова

15 августа 2021 08:17
110763
0
Фото: личный архив

Музыкальный критик недавно отметил 53-летие. Став знаменитым благодаря неординарным суждениям, каверзным вопросам и запоминающемуся образу в телешоу «Акулы пера», журналист остается верен себе, и его комментарии регулярно попадают в топ новостей.

- Сергей, мы с тобой застали момент, когда передача «Акулы пера» считалась смелой и даже желтой — звезды скрывали свою личную жизнь, все жизненные вопросы считались неприличными. А сейчас что творится! Те же артисты наизнанку выворачивают свое грязное белье — только чтобы напомнить о себе.

- Недоговаривать о себе — это вообще свойственно не только артистам. Пойдите, поговорите с соседкой по подъезду — не больно-то вы и узнаете про ее жизнь. Даже если вы спросите ее девичью фамилию, она станет подозрительной, замкнется, косо посмотрит на вас.

None
Фото: личный архив

- Зато сейчас отовсюду полезли «байки из склепа» — кто с кем и когда переспал. Зачем они все это рассказывают? И почему молчали, когда это было хоть кому-то интересно?!

- Ну тут я могу возразить, что это не проблема артистов. Это проблема всех людей, которые попали в эпоху нового прогресса — гаджетов, мобильных, соцсетей. Огромное информационное пространство, которое заполнять вообще нечем. Проблема телевидения, что теперь сотни каналов и круглосуточный эфир, а показывать нечего! Если делать серьезный, качественный контент — это требует времени, людских и денежных затрат. Хороший контент стоит дорого и создается долго. А заполнять надо сию минуту — сейчас и желательно без денег! А эфира много! Вот и снимается всякая дешевая ерунда… Люди не понимают, что этот эфир им не нужен вовсе — никому не нужен эфир, который нечем заполнять. Эфир не терпит тишины! Тишина стоит дороже, чем эфир, который заполнен всякой фигней. Вот и артисты попали в точно такие же условия — они должны поддерживать, наполнять эфирное пространство хоть чем-нибудь! Это такая гонка.

- Ну тогда Галкин делает правильно: он заполняет свой эфир Пугачевой. Постоянно выкладывает хоум-видео: дети, кухня, Пугачева без грима, Пугачева в халате, тапочки Пугачевой…. Алла может даже не петь — она и так приносит деньги в семейный бюджет, как героиня реалити.

- А мне Аллу жалко! Я не смотрю соцсети Галкина, не смотрю Пугачеву в халате и тапочках, я не хочу это видеть, мне это глубоко неинтересно. Но если это видео востребовано, значит, это кому-то нужно.

- Миллионы просмотров!

- Я могу пожалеть этих людей, а они в ответ может быть пожалеют меня — скажут, что я ничего в этом не понимаю.

- А если бы тебе показали Магомаева в трусах или Клавдию Шульженко на кухне?

- Вот я думаю, что они никогда не позволили себе такие кадры. И вообще, что касается того времени, — если бы они и хотели позволить себе такое, им бы не разрешила цензура. Раньше запрещалось обсуждать в прессе своих мужей, жен, личные отношения. Это вымарывали редакторы. Ты знаешь эту практику? Например, у меня хранится журнал «Смена» августа 1980 года с интервью Пугачевой. Это огромное интервью на полтора разворота — несусветный объем для советского времени. И что же там? Журналист задает вопросы от читателей. А финальный вопрос — ваши творческие планы, который задан в миллионах писем в редакцию. По журнальной версии, Пугачева рассказывает, что режиссер Стефанович, известный зрителям по фильмам «Дорогой мальчик» и «Пена», задумал снять новый фильм с ней в главной роли… Обращаю твое внимание на эту фразу, которую не могла в реальной жизни сказать Пугачева, — наверняка она и не вспомнила этот фильм «Дорогой мальчик» и что там еще! А на тот момент Стефанович был ее мужем, и она, вероятнее всего, сказала: «Саша Стефанович задумал снять фильм со мной». Муж будет снимать фильм про нее — это же приятная информация. Но редактор, когда правил, изменил формулировку. Такова была цензура. Нельзя было писать ничего о мужьях! Это было не принято. Интервью с творческими людьми были только о проблемах творческих. Даже если бы Гурченко или Пугачева или кто угодно начал бы рассказывать о своих личных делах — это бы вычеркнули. Была определенная этика советской журналистики, где подобные вопросы не могли бы освещаться, даже если человек этого хотел. Сейчас все ровно наоборот…

- А сегодня частные подробности семейной жизни Пугачевой и Галкина имеют огромную популярность — женщины смотрят на них как на сказку о семейном счастье. Алла Пугачева выглядит невероятно счастливой для женщины ее судьбы и ее возраста.

- А я не вижу ее счастливой! А мне больно смотреть на сегодняшнюю Аллу Пугачеву — я вижу там больную женщину, совершенно несчастную, растерянную… Вот она сидит в телеэкране и глупо улыбается.

- Но влюбленный и счастливый человек всегда выглядит глупо! Разве не так?

- Это не тот случай. Я могу судить по своим ощущениям, я сужу по тому, что видят мои глаза и не претендую на истину в последней инстанции. Счастливый человек не обязательно говорит, что он счастлив, а влюбленный человек не обязательно говорит о любви. Все эти рассказы и даже фотографии не есть свидетельство истинного счастья. Для меня счастливый человек — это не Алла Пугачева, которая придумала красивую историю для соцсетей. По мне так совершенно счастливый человек Федор Конюхов — нельзя заставить человека против воли путешествовать одному в лодке вокруг света. Да меня хоть золотом осыпь и пообещай какие угодно привилегии — я не сяду в ту лодку и никуда не поплыву в шторм! Конюхов в этом видит смысл жизни — и он счастлив. Счастливы, как я понимаю, врачи, которые видят в профессии свое призвание. Это надо любить и этим надо жить. Я вообще уверен, что великие произведения рождаются в великие времена лишений и трудностей — когда люди преодолевают эти лишения и возносятся на недосягаемую высоту духа, как Шостакович в блокадном Ленинграде. Сытое время ничего не рождает!

None
Фото: личный архив

- Какое же сытое время?! Сейчас трудное, голодное время — гастроли отменили, пандемия. Артисты жалуются.

- Кто там жалуется? Это смешно! Исполнение призвания и есть счастье. А те, кто кичится дворцами — и глаза при этом как у побитой собаки…. Ну вошла в одну комнату, вошла в другую — кому от этого стало хорошо?

- Не только у Пугачевой и Галкина дворец. У Стаса Михайлова роскошный дом…

- А что Стас Михайлов? Он хороший артист У него хорошие песни. Они имеют свою аудиторию. У него много слушательниц, которые приходят на его концерты, и находят отдушину. Вообще для чего существуют артисты, как профессия? Искусство должно создавать иллюзию света и любви! Искусство привносит в жизнь простых людей то, чего им не хватает. У вас нет мужчины, а тут вам Стас Михайлов споет «Для тебя». Он дает огромной армии несчастных женщин иллюзию, что у них все будет хорошо. Значит, она после концерта не пойдет вешаться, а вернется в свою квартиру с уверенностью, что найдет своего идеального мужчину. Это колоссальная миссия артиста, который знает свою аудиторию. Хорошо,что артист имеет свою аудиторию. А вот когда артист теряет аудиторию — это проблема. Когда он сам себя сбрасывает с Олимпа, не понимая, что время ушло. Пример — Пугачева. Она не понимает, что такой артистки уже не существует. Есть женщина с таким именем. Но нет артистки с таким именем. И надо вовремя уходить. Клавдия Ивановна Шульженко не позволяла выходить себе не в голосе, или с плохим материалом. Я не помню, чтобы ее голос хрипел или глаза были навыкате. Она всегда появлялась с улыбкой — вокал звучал четко. И она дала может быть, свой лучший концерт в Колонном зале на 70-летие в 1976 году. И вот два концерта двух певиц, — Пугачева тоже в 70 лет дала концерт в 2019 году. Посмотрите оба концерта — все есть в интернете, сравните. И, что называется, почувствуйте разницу! Хотя у Пугачевой балет шикарный и Волочкова. А у Клавдии Ивановны оркестр в первом отделении, а во втором один аккомпаниатор. И бэк вокалов нет у нее, и никаких эффектов

- Вообще удивительно, что за длительный период самоизоляции наши маэстро и мэтры не создали ни одного заметного хита, только жаловались на обнищание.

- Те, кто сегодня занимаются творчеством, втайне понимают, что создать ничего они уже не смогут! То, что они только собираются придумать, уже написано другими — во всех видах искусства такие эталоны колоссальные, что их не только повторить нельзя, я уж не говорю о том, чтобы превзойти, — к ним даже приблизиться невозможно. Артисты сегодня что-то делают, но это не является чем-то выдающимся. Они не бездарны — средних способностей. К этим артистам средней руки относятся и Киркоров, и Басков, и Аллегрова…да кто угодно. На четверку, но даже не на четверку с плюсом. Я бы ходил на прекрасных исполнителей, если бы они были уровня Ободзинского, Руслановой, Магомаева…. Но для меня сегодня нет исполнителей. Мои музыкальные герои уже все в прошлом. И ни Моргенштерн, ни Филипп Киркоров, ни даже Земфира — это не герои моих снов и предпочтений. Мне это все не нужно. Я обойдусь без этого! Нет хитов новых? А они и не нужны! Нет и слава богу! Уже полно хитов — переслушивай, радуйся! Все прекрасное уже создано!

- Получается, что самое запоминающееся и яркое за период пандемии сделал Киркоров.

- Ой! Ну какие у Киркорова хиты!? Это не является творчеством, это не имеет отношения к искусству и таланту. Мы можем поражаться трудоспособности Киркорова и его отменному здоровью. Это да. У него генетика хорошая и заметная внешность. Но это не имеет отношения к его творческой потенции.