Артем Быстров: «У меня лицо от сохи, зато фактурное»
Наталья Земцова: «Инга из „Восьмидесятых“ меня преследует»
Андрей Гайдулян: «Я вплотную занялся своим внешним видом»
Екатерина Олькина на обложке журнала «Атмосфера».

Екатерина Олькина: «Мы с Ваней пришли в загс в джинсах, взявшись за руки»

В жизни звезды сериала «Однажды в Ростове» многое изменилось: за полгода актриса успела выйти замуж и ждет ребенка.

Инна Локтева
16 октября 2015 19:15
22180
0

В жизни звезды сериала «Однажды в Ростове» многое изменилось: за полгода актриса успела выйти замуж и ждет ребенка.

Надеюсь, вы понимаете, что моя фигура несколько изменилась, — смеется Катя, когда мы обсуждаем образы на обложку накануне сьемки. — А еще я обрезала волосы. Так что я такая, девушка-сюрприз". Недаром говорят, что люди, которые родились на севере, — особенные, дружелюбные и отрытые. Именно такой нам показалась Олькина. Наша героиня родилась в городе Котласе Архангельской области, а детство провела в Самаре. Ее приход в актерскую профессию был… спонтанным. Вообще-то Катя мечтала стать певицей и в четырнадцать лет даже отправилась во Францию представлять мюзикл «Другой мир». Но когда после окончания школы в сопровождении мамы приехала в Москву, чтобы поступать в эстрадно-джазовое училище, вмешалась судьба. Они перепутали, вышли не на той станции метро. И случайно проходя мимо РАТИ (бывший ГИТИС), отдали документы туда. Сегодня Олькина относится к своей профессии с уважением, любовью, но и с некоторой осторожностью. Ведь порой, примерив на себя какую-то роль, можно и заиграться.

Катя, недавно по Первому каналу шел сериал «Двойная жизнь», где мы видели вас совершенно в другом образе. Что заставило так круто сменить имидж?
Екатерина Олькина:
«Любую актрису может заставить кардинально поменять внешность ее любимая профессия. Для роли, которая обещала быть очень интересной, мне пришлось обрезать волосы, но, увы, обстоятельства изменились, проект закрыли».

Как, жертва оказалась напрасной?!
Екатерина:
«Я привыкла философски относиться к переменам в своей жизни. Если что-то происходит, это не случайно. И, как я надеюсь, к лучшему. Я никогда не носила короткую стрижку, поэтому это был серьезный эксперимент над собой. (Улыбается.) Для меня в кино смена привычного образа — это всегда радость, я ощущаю некий толчок к дальнейшему развитию. Это помогает мне найти „зерно“ роли. Значит, сейчас пришла пора пересмотреть все, что я до сих пор делала в профессии. Надо сказать, что режиссеры и кастинг-директора разделились на два лагеря. Кто-то меня вообще не воспринял в новом образе, сказал: „Что ты наделала! Ты отрезала свой хлеб!“. А кто-то, наоборот, разглядел во мне некий французский шарм. (Смеется.) И я очень надеюсь на достойные предложения из этого другого лагеря. В философском смысле считается, что остричь волосы — это означает „обнулиться“, открыть дорогу чему-то новому. Возможно, сейчас мне действительно необходим тайм-аут, чтобы поднакопить энергию для следующего рывка. В последнее время у меня параллельно шли четыре проекта, съемки были в разных городах — и эти перелеты, разъезды отняли немало сил».

Владимир Вдовиченков и Екатерина Олькина в сериале «Однажды в Ростове». Фото: кадр из сериала.
Владимир Вдовиченков и Екатерина Олькина в сериале «Однажды в Ростове». Фото: кадр из сериала.

Однако многие актрисы рассуждают иначе: пока молода, надо сниматься. Тем более у вас амплуа лирической героини.
Екатерина:
«Ох, мне не хочется оставаться в этом амплуа! (Смеется.) И я всегда радуюсь, когда мне предлагают характерные роли. С удовольствием бы поработала в серьезном, авторском кино. (Улыбается.) Во-вторых, считаю, что перекармливать зрителя собой не стоит. Недаром на кинофорумах люди часто жалуются, что у нас в сериалах одни и те же лица. Я не отношусь к тем актерам, которым нужно все и сразу. Я за качество и за то, чтобы в том, что я делаю, видеть какой-то смысл. После того как по НТВ показали сериал „Столица греха“ — про девочку Катю Солнцеву, которая мечтала стать фотографом и приехала покорять столицу, мне пришло письмо. Писала женщина, которую оставил муж. С его уходом она потеряла смысл жизни и веру в себя, впала в депрессию, сутками не выходила из дома. И фоном у нее работал телевизор. В какой-то момент ее заинтересовало, что там, на экране, происходит. Она начала смотреть фильм и вспомнила, что в юности тоже интересовалась фотографией. Залезла в Интернет, нашла какие-то курсы, выучилась и сейчас строит свою карьеру в этой области! Вот ради одного такого письма я готова работать».

Потрясающая история! А ваше покорение столицы происходило без крови?
Екатерина:
«Я родилась в год Быка. И как шутит моя мама: „Тебе нужно обязательно дорыть до центра Земли“. Действительно, блага не сыпались на меня просто так. Да, после окончания театрального вуза мне сразу предложили главную роль в картине „Течет река Волга“, и потом у меня были прекрасные партнеры и режиссеры, которые помогали мне расти профессионально. Но! „Однажды в Ростове“ пролежал на полке пять лет. „Двойная жизнь“ — три года. Вот сейчас тоже жду с нетерпением фильма, который называется „Семейный альбом“. Надеюсь, он не залежится. Мне любопытно самой посмотреть эту свою работу. Кстати, я там не лирическая героиня, играю девушку с непростой судьбой. (Улыбается.) События происходят в шестидесятые годы, моя героиня учится в театральном институте. Она амбициозна, хороша собой, но, увы, бездарна. Вся семья смотрит на нее как на избалованную принцессу и, по сути, ничего от нее не ждет. И показать это превращение из пустышки во взрослую, самостоятельную личность мне было очень интересно… Пока не было такого, что вышла какая-то картина — и бац, я проснулась знаменитой. Что ж, значит, мой путь такой. И я его принимаю. Кроме того, это позволяет мне не растрачиваться на какие-то атрибуты жизни публичного человека и полностью погрузиться в работу».

Я имела в виду еще и бытовую сторону. Многие, приезжая в мегаполис из провинции, в первое время испытывают шок.
Екатерина:
«Детские годы я провела в Самаре, это большой город-миллионник. Там тоже есть метро. (Смеется.) И ритм моей жизни был достаточно энергичный. В три года мама отдала меня на танцы, в четыре — в бассейн, в музыкальную школу и кружок рисования. Когда родители поняли, что изобразительное искусство все-таки не мой конек, хоть оттуда забрали. (Смеется.) А вот музыкой я занималась серьезно, пела хорошо. Мы даже ездили во Францию с мюзиклом „Другой мир“, это была совместная российско-французская постановка. Я прожила там полтора месяца.
Так что жизнь была насыщена и до переезда в Москву. Радикально ничего не поменялось. Тем более со мной приехала мама, которая не захотела оставлять дочку одну. Хотя у меня были порывы уйти жить в общежитие и испытать на себе все прелести студенческой жизни, дочерний долг взял верх. Мы вместе снимали квартиру, и это очень помогало, потому что здесь, в Москве, у меня был такой кусочек дома. Все органично развивалось. Потом мы уже купили квартиру и папу из Самары перетащили. (Улыбается.)

«Мои подруги говорят: "Катя, подари этой стране хоть одного настоящего мужчину!". представляете, какая на мне лежит ответственность», - шутит Екатерина Олькина. Фото: Instagram.com/ekaterina_olkina.
«Мои подруги говорят: "Катя, подари этой стране хоть одного настоящего мужчину!". представляете, какая на мне лежит ответственность», - шутит Екатерина Олькина. Фото: Instagram.com/ekaterina_olkina.
А мама всегда мечтала жить в Москве, поступала сюда в физтех, но не хватило одного балла. Так что сейчас благодаря мне ее мечта осуществилась. Она очень интересуется искусством, мы вместе ходим по театрам. Я всегда мечтала о театре Додина — маленькой творческой лаборатории, где по пять лет репетируют один спектакль. (Улыбается.) И моей маме все это тоже безумно нравилось. Вообще, она уникальная, разносторонняя личность. Закончила аэрокосмический вуз, потом преподавала информационные системы, а в годы перестройки стала антикризисным менеджером. При этом она еще и пела в хоре, и на литературном конкурсе в Ясной Поляне заняла первое место. И что мне в ней нравится, она не останавливается в своем развитии. В этом мне хочется быть похожей на нее».

Когда родители пользуются авторитетом, мы невольно копируем те отношения, которые были у них.
Екатерина:
«В данном случае все как раз наоборот. Я смотрела на то, какая моя мама активная, ответственная, просто локомотив в семье, и не хотела брать на себя такую же роль. Но, как говорится, никогда не говори „никогда“. Очень часто в нашей жизни случается именно то, от чего зарекаешься. Долгое время моя жажда независимости — сначала от родителей, а потом желание в принципе встать на ноги, состояться как личность — отводило меня далеко от моего собственного представления о том, какой должна быть идеальная семья. У Германа Гессе в „Степном волке“ есть такая фраза, что как только человек начинает чего-то страстно желать — власти ли, денег ли, независимости, — судьба наделяет его этим в таком объеме, что он начинает надрываться и сам уже не рад случившемуся. И правда: я так стремилась быть сильной, самостоятельной, успешной, что незаметно для себя превратилась в ту женщину, которой не хотела становиться. Сейчас я изменилась. Может, возраст подошел, и юношеский максимализм уже исчерпал себя. А может, не было человека, рядом с которым бы мне хотелось чувствовать себя слабой. Но могу констатировать: перемены произошли. До этого я не понимала: „Почему так происходит? У подруг давно семьи, дети, а я какая-то неправильная“. Да нет, не неправильная. Просто, сама не признаваясь себе, от этого бежала. Я верю, что, когда человек внутренне созреет и будет готов встретить свою судьбу, это произойдет».

Еще в апрельском интервью одному журналу вы признались, что влюблены, но все только начинается. Видимо, дальше события развивались стремительно.
Екатерина:
«Во всем виноваты обрезанные волосы! (Смеется.) Ну, наверное, я тогда немного лукавила. Или интервью было в начале месяца? В апреле я уже вышла замуж и теперь с гордостью ношу колечко. (Показывает обручальное кольцо на безымянном пальце. — Прим. авт.) Очень рада этому событию, пока мне все нравится».

Судя по тому, что в прессе не проходило никакой информации, свадьба была скромной?
Екатерина:
«У меня всю жизнь существовала фобия свадебных торжеств. В юности я почему-то себе внушила, что никогда не выйду замуж. Кажется, это была фраза из какого-то фильма: „На таких, как ты, женятся, а таких, как я, не забывают“. И вот это запало мне в душу, я подумала: „Как это круто, когда тебя не забывают“. (Смеется.) Даже если в кино приходилось играть невесту и надевать свадебное платье, мне становилось не по себе. Моя психика этого просто не принимала. (Смеется.) Экранных свадеб было несколько, а какой бы я хотела видеть свою, я даже не представляла. Так что мы с Ваней (Иван Замотаев, актер, музыкант и композитор. — Прим. авт.) решили просто прийти в загс в джинсах, взявшись за руки. После росписи собрали родителей и самых близких друзей на праздничный ланч, а вечером отправились в путешествие».

Не было предсвадебного мандража?
Екатерина:
«Был! Вот прямо перед тем, как переступить порог загса. Не знаю, как у моего супруга хватило терпения и какой-то мудрости сносить все эти мои выпады и истерики. Никакой другой человек бы их не выдержал. Кстати, на регистрацию мы опоздали, потому что я очень долго собиралась с силами. (Смеется.) И когда пришли, там уже расписывали какую-то пару, пришлось ждать. Сидим. И вдруг… во всем здании загса вырубается свет! Кромешная тьма и тишина. И раздается мой голос: „Ну, значит, не судьба“. В тот момент, когда я это произнесла, свет зажегся. (Смеется.) „Судьба, судьба“, — произнес мой муж».

Какой молодец!
Екатерина:
«Да, удивляюсь, откуда у него столько терпения по отношению ко мне! Потому что он тоже человек творческий и порой эмоционально несдержанный. Наверное, любовь силы дает». (Улыбается.)

С будущим мужем познакомились на работе?
Екатерина:
«На кинофестивале. И достаточно долго просто общались. До этого меня привлекал совершенно другой тип мужчин — какие-то протестные, рок-н-рольные личности».

Екатерина Олькина с мужем Иван Замотаев. Фото: Instagram.com/ekaterina_olkina.
Екатерина Олькина с мужем Иван Замотаев. Фото: Instagram.com/ekaterina_olkina.

А Иван?
Екатерина:
«То, что он делает для своей группы „Замотаев Бэнд“, — очень даже рок-н-ролл. (Смеется.) Но по отношению ко мне он проявляет совсем другие черты характера, становится мягким и терпеливым. Вообще, сначала я влюбилась в то, что он делает. Он приглашал меня на концерты, спектакли. (Иван работает в „Другом театре“ и театре „Квартет И“. — Прим. авт.) Отношения должны развиваться, это нормально. Мне очень важно, чтобы человек, который рядом со мной, открывал для меня новый мир. Я считаю, это уникальная возможность дополнить друг друга, а если возникает такое желание, то и в чем-то измениться самой».

Я так понимаю, что тайм-аут в работе связан еще и с вашим положением. Вы ждете ребенка…
Екатерина:
«Это произошло инстинктивно: как только я узнала о своей беременности, мне сразу захотелось переключиться и посвятить себя семье. Я же такой долгий путь к этому прошла. (Смеется.) Мне двадцать девять лет…»

…И в Европе многие люди еще и не думают о создании семьи.
Екатерина:
«Ну это там, а для своей бабушки я была старой девой. (Смеется.) Так что сейчас она очень рада за меня. Может, я немного поспешила уходить в декрет, потому что понимаю, что уже соскучилась по работе. Но как мне кажется, это все-таки было правильным решением. Актерские семьи особенные, очень часто люди вынуждены приспосабливаться к съемочным графикам друг друга, мириться с вынужденной разлукой. И именно сейчас, когда мы только поженились, закладывается фундамент, на котором дальше можно будет строить нашу долгую и счастливую жизнь. У меня нет такой установки, что я рожу ребенка и поставлю крест на карьере. Нет, наоборот, я считаю, что это можно и нужно совмещать. Найти какую-то золотую середину. Не хвататься за все проекты подряд, не улетать на Кубу на съемки на три месяца, как я это делала раньше. (Улыбается.) Тогда у меня было стремление вырваться из дома. Чем больше путешествий, работы — тем лучше. Так я чувствовала себя живой. Три дня в четырех стенах дома — и всё, я сходила с ума». (Смеется.)

А теперь стали домоседкой?
Екатерина:
«Нет… (Улыбается.) Но я надеюсь, когда появится малыш, меня потянет домой. Хотя сейчас сложно что-то прогнозировать».

О ком мечтаете — о сыне или о дочке?
Екатерина:
«Всегда хотела дочку. Девочка как-то к матери ближе, ее можно наряжать, играть с ней в куклы. (Смеется.) Сейчас думаю, что и сын — это, наверное, тоже здорово. Помощник будет. Все мои подруги теперь говорят: „Катя, подари этой стране хоть одного настоящего мужчину“. Представляете, какая на мне лежит ответственность!» (Смеется.)

Что-то изменилось в вас, какие-то новые привычки, вкусы?
Екатерина:
«Еще не зная о своей беременности, я вдруг начала слушать радио Classic. Помню, везла маму в аэропорт, и у меня заиграла эта радиостанция. Мама еще так странно на меня посмотрела… (Улыбается.) Потянуло почему-то на классическую музыку. Окружающие говорят, что я изменилась, стала мягче. Сама я каких-то кардинальных перемен не замечаю — настолько гармонично ощущаю себя в своем нынешнем состоянии. Конечно, бывают моменты, когда хочется себя пожалеть, поплакать. Но в целом, я считаю, это прекрасный период для женщины, которым надо наслаждаться. Я рассматриваю его как тайм-аут в работе, который можно посвятить своей семье, себе, своему развитию. Кстати, я снова начала петь, беру уроки вокала».

Неспроста все это: классическая музыка, вокал. Наверное, мальчик будет музыкальным.
Екатерина:
«Или будет ненавидеть музыку. (Смеется.) То папа на баяне играет „Хорошо темперированный клавир“ Баха, то мама поет песни Уитни Хьюстон. Точно, что сами мы ничего навязывать не будем, посмотрим, к чему у него будут склонности. Мне Ваня рассказывал, что когда его в детстве приводили в магазин игрушек, все мальчики тянули руки к машинкам, а он к гуслям. Так что куда ручки потянет, туда и отдадим».

Мне кажется, когда родители записывают ребенка во все секции подряд, здесь говорит их собственное тщеславие — воспитать вундеркинда.
Екатерина:
«Мне кажется, сейчас все-таки изменилось в этом отношении. Я не читаю специальную литературу, но периодически мне попадаются какие-то книги по воспитанию детей. И вот в одной из них я прочитала, что не нужно внушать ребенку, что он самый умный, самый лучший и так далее. Иначе у него разовьется комплекс нереализованных родительских ожиданий. Ведь не всегда и не во всем у него получится быть самым-самым. Я это на себе ощутила. Я единственный ребенок в семье, и все силы моих родителей были направлены на то, чтобы из меня что-то получилось. Мне хотелось доказать: все, что они в меня вложили, было не зря. Это очень тяжелая ноша. Надеюсь, у нас хватит мудрости не загрузить нашего сына своей любовью и своей верой в него».

Последняя работа Екатерины Олькиной - фильм «Двойная жизнь». Фото: Instagram.com/ekaterina_olkina.
Последняя работа Екатерины Олькиной - фильм «Двойная жизнь». Фото: Instagram.com/ekaterina_olkina.

Катя, а вы фамилию поменяли?
Екатерина:
«Нет. Меня же все знают как Олькину! Когда я пришла в первое в своей жизни актерское агентство, мне предложили поменять фамилию. Я тогда была совсем маленькой, как-то растерялась. Но кто-то из кастинг-директоров сказал: „Путь даже не думает, такая фамилия запоминающаяся!“ Ну и моей семье приятно, что я работаю как Олькина».

Маме нравится то, что вы делаете?
Екатерина:
«Ей не нравится, что я глубоко погружаюсь в материал. Боится, что не выйду из образа. Такая опасность есть, многие актеры заигрываются. В жизни я не маньяк-убийца, не проститутка и не физик. Но мне предстоит это сыграть, и все „компоненты“ для роли мы достаем из своих внутренних эмоциональных резервов. Можно какую-то черту усилить так, что она, как опухоль, будет разрастаться. В свой последний съемочный день в „Двойной жизни“ я испытала смешанные чувства. С одной стороны, было жаль, что все закончилось, у нас сложилась хорошая команда. А с другой стороны, я почувствовала облегчение: „До свидания, Нина!“ Она очень сильно на меня влияла. Я стала замечать, что более нервно на все реагирую, более критично отношусь к людям. Так что это необходимая часть профессии — снимать с себя маску. Надеюсь, со временем я сумею развить в себе эту способность переключаться. И в этом должны помогать семья, дом. Вот твоя крепость, где ты можешь быть самой собой».

Немало таких актрис, которые пожертвовали личной жизнью ради карьеры.
Екатерина:
«Да, примеров таких немало, особенно в советское время. Сейчас стало проще. Раньше актрисы боялись, что выйдут в декрет и потеряют положение примы в театре или упустят главную роль в кино. Конечно, хочется оставить след в этой жизни, но вопрос: какой ценой? Твои фильмы — это тоже наследие. Но сравнимо ли оно с тем, что ты можешь оставить в виде продолжения своего рода? Частичку своего „я“, которая и дальше будет жить на этой земле».