Секс — это близость или дистанция
Футбол как повод для флирта
Пять вопросов перед свадьбой
Идеальный мужчина: какой он
Николя Саркози и Карла Бруни. Фото: Rex Features/Fotodom.ru.

Женщины влиятельных политиков: кто они?

Зачастую дамы «хозяев мира» никак не попадают в категорию безобидных кошечек. Некоторым политикам неосторожные связи или удачный, казалось бы, союз губили всю карьеру.

5 мая 2015 19:40
3182
0

Зачастую дамы «хозяев мира» никак не попадают в категорию безобидных кошечек. Некоторым политикам неосторожные связи или удачный, казалось бы, союз губили всю карьеру.

Ход королевой

Одна из самых известных историй торжества женщины в мире мужских политических игр — судьба княгини Ольги, супруги киевского князя Игоря Рюриковича. Незнатного рода девушке удалось не только покорить будущего правителя Киевской Руси, но и остаться в нашей памяти единственной его женой и матерью наследника. И это несмотря на то что традиция многоженства сохранялась вплоть до Крещения. До убийства мужа древлянами Ольга оставалась в летописях лишь верной женой, пусть и много более мудрой, чем ее вздорный супруг. Расцвет ее политического влияния начался сразу после расправы над Игорем. Княгиня жестоко расквиталась со сватами, присланными к ней противниками мужа. А затем и вовсе уничтожила племя, виновное в смерти Игоря. Сильный характер и твердая рука быстро склонили на ее сторону всю дружину, которая приняла Ольгу как законную правительницу и до конца ее жизни подчинялась ей. Кстати, умерла княгиня в возрасте восьмидесяти лет, оставаясь даже после совершеннолетия своего сына фактической главой Киевской Руси.

Некоторым женщинам удается демонстрировать свою власть и при живом возлюбленном. Анастасия Лисовская (по другим источникам — Александра) получила политический вес именно благодаря роли любовницы, а затем и жены султана. Славянская наложница, названная в гареме Хюррем («веселая»), в считанные дни завоевала внимание Сулеймана I. Девушка отодвинула на второй план давнюю фаворитку и мать наследника султана Махидевран. Активная и деятельная Роксолана (так ее называли в Европе) начала собирать вокруг себя сторонников и настраивать Сулеймана против его ближайшего соратника, великого визиря Ибрагима. В результате визиря заподозрили в государственной измене и казнили, а Хюррем нацелилась на наследника Сулеймана от предыдущей фаворитки. В конце концов султан казнил и собственного сына, преемниками трона сделались дети Роксоланы. Даже мать правителя не могла противостоять любимой наложнице, которая после ее смерти добилась беспрецедентного титула официальной жены. Ее влияние на Сулеймана было удивительным: при дворе не осталось ни одной рабыни из гарема, что противоречило традициям османского государства. Научившись читать и писать на чужом языке, Роксолана стала политическим советником мужа, его доверенным лицом и главным источником информации о дворцовых делах. В отсутствие Сулеймана она принимала вельмож, вела переписку с европейскими главами государств. Бывшая наложница получила уникальную возможность строить мечети, больницы и медресе в столице империи, чего не дозволялось делать даже матерям наследников. Роксолану всерьез считали ведьмой — иначе как объяснить ее власть над одним из самых великих правителей династии Османов?

Тайное влияние

В новейшей истории повторение триумфального пути Роксоланы встречается часто. Самой известной любовницей политика, которой удалось получить статус супруги, считают итальянскую модель и певицу Карлу Бруни. С президентом Франции Николя Саркози Бруни познакомилась в 2007 году на закрытом ужине. Глава государства переживал тяжелый развод: жена променяла его на американского продюсера, оставив на память обручальное кольцо с розовым бриллиантом. Кто же знал, что меньше чем через год почти такой же камень месье Саркози подарит новой возлюбленной? Пара зарегистрировала отношения в начале 2008 года, чтобы успеть к королевскому приему в Великобритании (туда, как известно, девушек в звании «спутница» не водят). Последствия романа, а затем и брака с бывшей моделью не замедлили сказаться. В прессе то и дело всплывали пикантные подробности прошлой жизни первой леди. Рейтинги Саркози начали стремительно падать — к новым президентским выборам 2012 года его политический капитал скатился к нулю.
Мозамбикский политик Граса Симбине сумела дважды стать супругой главы государства — причем не одного, а двух. Амбициозная Граса с детства интересовалась политикой и начала карьеру в 1973 году, вступив во Фронт освобождения. Уже через два года новоиспеченный президент Мозамбика Самора Машел сделал молодую женщину министром культуры и образования. Громкое назначение не удивило коллег, ведь сразу после него Граса и Самора стали мужем и женой. Первая леди была верным соратником супруга даже после своей министерской отставки. Благополучие длилось вплоть до авиакатастрофы, в которой Машел погиб в 1986 году. После смерти возлюбленного Симбине взялась за гуманитарную и благотворительную деятельность, боролась за права детей и женщин и получила несколько наград и медалей. И в целом вела жизнь, достойную вдовы, пока в 1996 году легендарный глава ЮАР Нельсон Мандела не признался: с Грасой у него роман. В июле 1998 года экс-первая леди Мозамбика стала первой леди ЮАР — 52-летняя Симбине сочеталась узами брака с восьмидесятилетним Манделой. До сих пор она остается единственной женщиной, которой удалось побывать женой глав двух разных стран.

Самой благообразной историей любовницы, ставшей женой, называют союз писательницы Бланш Дапульже и премьер-министра Австралии Боба Хоука. Когда они познакомились, политик уже не жил со своей супругой. Мисс Дапульже собиралась писать биографию Хоука, деловое сотрудничество перетекло в страстный роман. Общественность одобряла отношения влюбленных, ведь пара соблюдала приличия. Жили любовники раздельно, никогда не ночевали вместе. Дапульже самостоятельно оплачивала совместный отпуск. СМИ были в восторге и приводили их отношения в пример: мол, так и должны вести себя люди, которым обстоятельства не дают вступить в брак. Хоук все-таки взял в жены свою преданную возлюбленную, но только после того, как покинул пост премьер-министра.

И смех, и грех

Роль любовницы при живой жене достаточно сомнительна. И если в результате некоторым счастливицам удается добиться официального статуса, кое-кто навсегда остается в категории фавориток. Самая известная представительница этого клана — секс-символ двадцатого века, актриса Мэрилин Монро. Ее роман с любимцем США Джоном Кеннеди стал притчей во языцех: за исключением сомнительного качества фотографии никаких документальных подтверждений любовной связи кинозвезды и «мистера Президента» нет. Говорили, что отношения Монро и Кеннеди беспокоили ФБР: интрижка с женщиной, которую считали «неуправляемой алкоголичкой», могла повредить репутации политика. Его жена Жаклин не комментировала слухи об амурных делах супруга. Спустя время ее биографы уверяли, что эта история причиняла Джеки страдания, но, как настоящая леди, она не считала нужным демонстрировать их миру. Монро также соблюдала внешние приличия: являлась в Белый дом лишь по официальным приглашениям, не фигурировала ни в одном из известных отчетов ФБР. Единственным свидетельством ее чувств можно с натяжкой назвать поздравление Кеннеди с днем рождения в 1962 году: песня «Happy Birthday, mr. President» облетела всю планету. Сегодня тайную любовь Мэрилин и главы США называют основной причиной ее загадочной смерти в августе 1962 года. Полицейский, обнаруживший тело актрисы, решил, что ее убили. Только спустя несколько дней следствие выдвинуло официальную версию о самоубийстве Монро.

Интрижка следующих героев закончилась не так трагично. Моника Левински поступила на работу в Белый дом в возрасте двадцати двух лет и сразу же очаровала президента Билла Клинтона. По ее словам, глава государства постоянно преследовал ее с неоднозначными намеками. Скромная Левински устояла (почти): скандальная сексуальная связь с Клинтоном началась позже, после ее перевода из Дома правительства в Пентагон. Знаменитое голубое платье со следами физической близости девушки и президента до сих пор является символом громкой супружеской измены. Разоблачение походило на фарс, даже несмотря на то, что для Билла оно приняло серьезный оборот. Их связь стала причиной неудавшегося импичмента, а политический рейтинг Клинтона спустился к нулевой отметке. Ложь об известных «девяти эпизодах» с Левински обошлась изменщику в двадцать пять тысяч долларов штрафа. Показательно, что Хиллари Клинтон во время разбирательства полностью поддерживала мужа. Впоследствии выдержка миссис Клинтон дала ей возможность сделать успешную карьеру. А вот опростоволосившийся президент исчез с политической арены. Моника Левински недавно призналась, что сожалеет о связи с главой США. Впрочем, раскаяние не мешает ей выпускать книги воспоминаний о своих приключениях в Овальном кабинете.

Опрометчивая связь с коллегами почти никогда не доводит до добра. Об этом стоило бы знать премьер-министру Великобритании Джону Мейджору — скандал, устроенный его любовницей, достоин отдельного слова. Мейджора уличили в интрижке с бывшей главой министерства здравоохранения Эдвиной Карри. Известно это стало благодаря более чем откровенным воспоминаниям самой дамы-политика, которые она выпустила многотысячным тиражом. Данная книга — не что иное, как месть. На протяжении всего времени, пока длилась тайная связь, Мейджор публично унижал Эдвину, критиковал ее деятельность и сомневался в компетентности. Известен случай, когда премьер-министр стоя аплодировал, узнав, что его секретная зазноба не прошла в парламент. Но при всей скверности характера он не ожидал получить в отместку красочное описание своих любовных похождений. Карри в подробностях рассказывала, как видный политик «разгуливал по квартире в синих семейных трусах» и «заставлял совместно принимать ванну».

Нынешний французский президент Франсуа Олланд, выбранный народом вместо «распутника» Николя Саркози, тоже оказался донжуаном. Спустя полтора года после назначения глава государства стал фигурантом скандальной истории о классическом любовном треугольнике. Его подруга Валери Триервейлер вместе со СМИ узнала: неверный муж развлекается с актрисой Жюли Гайе. Некоторое время женщины вели войну за сердце первого мужчины Франции. В результате победила молодость: мадам Триервейлер покинула Елисейский дворец, а Жюли Гайе по сей день пользуется всеми привилегиями первой леди, не будучи даже официально признанной гражданской женой президента. Удивительно, как смело поступает Олланд, учитывая опыт своего предшественника.

Политики — такие же мужчины, и порой не в силах устоять перед соблазном. Увы, не всем удается следовать совету мудрого Петра Первого: «Забывать службу ради женщины непростительно. Быть пленником любовницы хуже, нежели пленником на войне; у неприятеля скорее может быть свобода, а у женщины оковы долговременны».


Агния Лисицына