Звездные авторы

Александр Мельман: «Влюбленные и растленные»

«Покидая Неверленд» — фильм, который страшно смотреть. А когда смотришь — хочется кричать. Хочется закрыть глаза руками и выбежать вон из комнаты, из дома, из страны, из жизни. Поверьте, это так тяжело… Но смотреть надо, а по-моему, просто необходимо

26 марта 2019 11:21
25160
14
Майкл Джексон с семьей Уэйда Робсона
Фото: кадр из фильма

Международная премьера в Америке и в Великобритании состоялась только что, вот-вот. Вы тоже хотели это видеть?

Первый не рискнул выпускать такое кино в открытом телевизионном доступе. Но и не отказался от него. Вариант №2, запасной, компромиссный, он же план Б: фильм поставили/оставили на сайте. Что на самом деле лишь добавило вистов, превратив показ в модный, рискованный и актуальный.

О чем фильм? Два молодых человека уже довольно взрослых, 36 и 41 года от роду, — Уэйд Робсон и Джимми Сейфчак, рассказывают историю своей жизни с Майклом Джексоном. Ничего не тая, ни одной детали. Даже самой ужасающей, даже самой скабрезной…

Они рассказывают о своем неизбывном счастье дружбы с таким (!) человеком и последующем растлении их этим человеком. Их истории практически одинаковые, один в один, хотя один жил в Америке, а другой — в далекой Австралии. Но мировая слава Майкла обошла весь мир. Можно даже сказать, что весь мир его хотел, а он хотел их, своих преданных фанатов. Пока в этом нет ничего сексуально-непристойного, потому как любое творчество, а тем более такие поп-оргии, которые устраивала эта супермегазвезда, требуют еще и, безусловно, эротического эмоционального воздействия.

Но жизнь не абстрактна, не вообще, наоборот, она очень конкретна. Очень конкретные мальчики, так похожие друг на друга, фанаты Майкла Джексона волею судьбы и провидения оказались с ним рядом. Нет, не они одни, с ними были еще и их семьи, их матери прежде всего. Которые так же, как и собственные отпрыски, были очарованы Майклом, околдованы им.

А вот дальше… После всех игрушек, золотых колец, после той сказки, которую им дарил Джексон, наступала ночь. Порочная, седая, черная неприкрытая ночь. Вот тогда и наступало это…

Про это мы знаем со слов двух героев. Верить ли им? Мир разделился, люди разделились, зрители… Но вы только послушайте, как они говорят про это, всмотритесь в их глаза, лица, жесты.

…Вот я пишу это и дрожу. Будто я сам оказался в этом чертовом волшебном Неверленде, в одной кровати с покрашенным в белый цвет певцом. Слушать все эти признания от повзрослевших, обзаведшихся женами, детьми Робсона и Сейфчака невероятно тяжело. Они говорят так откровенно, искренно, будто бы без камня за пазухой. Говорят все как было… Они держали это в себе всю жизнь… Этот камень на сердце, эти страшные видения, которые так хотелось оттолкнуть от себя, отбросить навсегда, насовсем. Но как, ведь это было…

Было? Здесь мы не можем знать, только чувствовать, гадать, верить. Это же не расследование в чистом виде, не торжество юстиции, не приговор Фемиды. Ничего подобного! Это просто необычайно откровенный, до судорог, рассказ двух людей. Только и всего. Не больше, не и ни меньше.