Интервью

Амаяк Акопян: «Кругом сплошное волшебство…»

Главный волшебник и фокусник страны рассказал о том, чем сейчас занимается, почему он не захотел переезжать в Америку, а также поделился семейным рецептом фирменного шашлыка.

Главный волшебник и фокусник страны рассказал о том, чем сейчас занимается, почему он не захотел переезжать в Америку, а также поделился семейным рецептом фирменного шашлыка.

21 марта 2013 21:04
11617
4
Амояк Акопян. Фото: PhotoXpress.

— Амаяк, вы настоящий волшебник-чародей и ваши многие фокусы до сих пор никто не может повторить, но недавно видела передачу на кулинарные темы, оказывается, вы и на кухне волшебник. Поделитесь тайными рецептами?
— У нас есть фирменные рецепты, который изобрел мой папа и могу с удовольствием этими рецептами с вами поделиться. Мой папа был известным «шашлычником» и помню, как на фирменные папины шашлыки приходил сосед по даче, маршал Баграмян, приезжали Роберт Рождественский, великая актрисы Фаина Раневская, Рина Зеленая, Мария Миронова с мужем Менакером. А секрет шашлыка состоял в том, что нужно было взять хороший кусок мяса и замочить его в трех — четырех сортах разного вина. И «помучить» это мясо несколько часов. Так что, видите, никакого особого рецепта, все зависит от того, с какой радостью и любовью вы хотите накормить своих дорогих гостей. Если вы делаете этого без доброго сердца и доброго желания угостить, чтобы все получили эстетическое удовольствие от содеянного вами, ничего хорошего не выйдет. Главное — это энергетика, с которой вы идете на кухню. Я перепробовал многие блюда, ел во Франции лягушек, мидий, омаров, кальмаров. В восточных странах отведал немало экзотики, в начале 80-х годов побывал почти во всех фешенебельных ресторанах мира. Но понял одну вещь: все зависит от энергетики повара и компании, в которой ты ешь. А поесть, как выяснилось, я люблю.


— Как вам удается в таком возрасте и любви поесть сохранять отличную форму?
— Я много не ем. Бывает, так складывается, что я в течение дня ничего не ем, только пью чай. А вот завтракаю я всегда хорошо и люблю готовить яичницу по своему фирменному рецепту. Она называется «Солнечная Лезгинка». Сначала жарите репчатый лук на сливочном масле. Обжариваете до цвета охры, потом отдельно обжариваем помидоры, потом обжариваем зеленную фасоль. Если нет свежей, баночная тоже годится. Когда все смешиваем, масса обретает красивый цвет. Дальше взбиваем яйца и все это заливаем. Закрываем крышкой, потом, когда все поднимается, добавляем маслины. Нарезаем лимончик и, о драгоценный алмаз моего сердца, добавляем яблоко и много-много зелени. Запивается все это ряженкой. Вот такой королевский завтрак.


— А что вы больше всего любите из продуктов, к чему испытываете тайную страсть?

— Скажу честно, что я испытываю тайную слабость к маслинам и сырам. И могу есть это с утра до вечера. Помню, первый раз приехал в Испанию, зашел в магазин и был ошеломлен величиной маслин и изобилием сыров. Маслины попадались величиной с яблоко. Я купил килограмм, съел, вернулся, еще купил и тут же съел. Сыры люблю нарезать сортов пять-шесть подряд и целый день их есть. Но только непременно разные сорта. По поводу сыра у меня есть любимый анекдот: мужчина приходит на рынок и говорит продавцу: «Я только что у вас купил швейцарский сыр, пришел домой, а это же голландский оказывается». А продавец ему в ответ: «Слушай, дорогой, ты что, с ним разговариваешь?»


—  Какой у вас праздничный стол, что-то необыкновенное?
— Во-первых, я одинокий мужчина и готовить мне не для кого. Сын с бывшей женой давно живет в Америке. А я не могу жить в Америке, я не очень понимаю это народ и не умею с ним общаться. Не принимаю то, какой у них стиль жизни и что они едят. Несмотря на то, что моя мама любила и умела встречать гостей, это у нас семейная традиция, когда приезжали к нам в гости американцы, мой папа угощал их в ресторане. Они не понимали наши изыски, не понимали нашу кухню. А мы не понимаем, как можно пить алкогольные коктейли перед едой.


— Ну, а разве ваши жены не баловали вас своей готовкой?
— Несмотря на то, что все мои бывшие жены были балеринами и танцовщицами, они были хорошими женщинами, но лучше о них не вспоминать. Надо было выходить танцевать на сцену на пустой желудок, поэтому с готовкой у них не сложилось. А сейчас все, что бы мои ассистентки ни приготовили, мне все не нравится. С годами я стал жутко капризным ребенком. Это я не ем, это я не пью.


— Вас давно не видно в кино, тоже капризничаете, отказываясь от ролей?
— С 1878 года я вел на разных телеканалах передачи «Будильник», «Утренняя почта», «Праздник каждый день», «Спокойной ночи, малыши», отработал долгие годы и больше не хочу сниматься на телевидении, потому что непрофессионализм современных телевизионщиков меня просто удивляет. Сейчас на российском телевидении работают люди, которые совершенно не умеют разговаривать с артистами. Предложение «придите и что-нибудь нам покажите, а мы потом то, что нужно, вырежем» звучит как оскорбление. Недавно предложили сняться в сериале, но там все так неинтересно. Мне хочется сняться в серьезных драматических ролях. Помните «Возвращение Будулая», там небольшая роль, но хорошая. А в фильме «Воры в законе» эпизод, где я отпиливаю себе руку в гараже. Вот таких ролей я жду.


— Помню, однажды увидела вас в фильме, где вы сыграли отпетого негодяя. Вы так мне жутко не понравились.

— Это фильм «Взбесившийся автобус», там я играю террориста, который защищается ребенком, как щитом, от пуль. Из-за этой роли меня потом засыпали письмами и звонками разъяренные мамы. Они никак не хотели смириться с тем, что их любимый Амаяк, который играет на телевидении доброго волшебника, сыграл такого негодяя, издевающегося над детьми. Но для меня, актера, очень важно появляться в разных масках. Публика ждет от меня одного и того же образа, доброго «обаяшку», а тут такая сволочь. Берет ребенка и загораживается от снайпера. Это что же такое? Им в голову не приходит, что Амаяк Акопян актер и это всего лишь его персонажи. Меня в этом качестве доброго чародея-волшебника чаще всего эксплуатировали на телевидении, поэтому шлейф тянется до сих пор.


— Мне кажется, что профессиональным режиссерам вы интересны в ролях, противоположных вашему устоявшемуся амплуа, разве не так?
— Были сложности, когда меня пригласили на роль чекиста Артузова, это сподвижник Ленина. Меня забраковали на кастинге. Сказали: «Как Амаяк Акопян со своим шлейфом картежника будет играть самого чекиста?». И мою кандидатуру отвергли. Мне не так давно предложили сыграть Николая Гоголя. Но что-то у продюсеров не сложилось, и проект ушел. Если бы сегодня вернулись с предложением, я бы с удовольствием согласился, другой вопрос, захочет ли этого Николай Васильевич?..


— А чем вы сейчас все-таки занимаетесь?
— Пишу книги, которые будут интересны детям и взрослым. В них я доступным языком рассказываю, как делать секреты. Выпускаю «Наборы для фокусов от Амаяка Акопяна», там есть все предметы, необходимые для фокусов. Это более эффективно, потому что книжку надо прочитать, осмыслить, пойти купить реквизит, бумагу, клей, а дети растут ленивыми, они хотят все сразу получить. Так что для ребенка готовый набор, чтобы научиться обманывать, — хороший подарок. (Смеется.)


— Вы выступали в 65 странах мира. В какой стране проще всего обманывать зрителей?

— В России, конечно. Но, если честно, мы стали самой сложной публикой. Европейцы «ведутся» сразу. Западная цивилизация обожает фокусы. Там колоссальное количество ресторанов, в которых ходят «пацаны» и показывают карточные фокусы. Европейская публика радуется, словно дети. Не просто, потому что им это нравится, а потому что они не потеряли способность удивляться. Тем более в ресторанах есть такая форма общения со зрителем и это входит в стоимость блюда. Хозяева хотят создать хорошее настроение посетителям. Это похвально.


— А вы выступаете для российской публики в ресторанах?
— Я иногда веселю в ресторане пьяную публику, но делаю это крайне редко, когда «приспичит». Для ресторана это неплохая реклама, выпил, закусил и еще Амаяк Акопян будет ходить по залу и снимать часы. Но это бывает крайне редко. В ресторанах люблю больше отдыхать, чем работать. Иногда вожу туда своих гостей, которые приезжают ко мне из-за рубежа.


— Чем предпочитаете угощать, ваши гости любят русскую кухню?
— Расскажу вам одну историю. Когда я пригласил американцев в ресторан и заказал борщ, американцы с недоумением спросили меня: «Зачем вы варите салат?» А когда я приехал к ним в гости, они пригласили меня домой и стали угощать полуфабрикатами. Тогда я им напомнил, что не ем полуфабрикатов, а с удовольствием съел бы котлет по собственному рецепту. Жена моего приятеля заказала огромный замороженный кусок мяса и, когда его привезли, с отчаянием сказала, что даже не представляет, как из этого можно сделать котлеты. У нее даже нет мясорубки. И тогда мы с моей ассистенткой сделали на их глазах настоящий фокус. Мы потерли замороженное, как стекло, мясо на терке. И за пятнадцать минут приготовили настоящие русские котлеты. Они весь вечер не могли прийти в себя от нашей смекалки. Американцы привыкли есть полуфабрикаты, для них такая готовка — настоящее событие, а для нас это рядовой случай. Мы привыкли выживать и всегда выходить из положения, так у российского человека устроены мозги. Мы умеем все, но нам лень…
Кстати, поделюсь рецептом своих фирменных котлет. Фарш для котлет должен быть наполовину в одинаковой пропорции куриный и с телятиной. А также нужно добавить печень трески. Все припудрить мукой, вбить яйцо. Но есть один маленький секретик, для того, чтобы эти колеты стали необычайно вкусными — добавить чуть-чуть французского коньяку. Затем все запечь в духовке, а потом «добить» все это на сковородке. Эти рецепты на «заметку» взяли многие жены моих приятелей.


— Как считаете, у кого самая лучшая национальная кухня?
— С детства на нашем хлебосольном столе всегда присутствовали все блюда. Украинская, греческая, русская, армянская. Горилка и армянский коньяк. В нашей семье гостили замечательные люди художники, композиторы. Министр культуры считал, что так щедро и хлебосольно может принимать только один человек — мой папа. Угощали гостей долмой, бараниной, люля-кебаб, плюшками, ватрушками. Я много чего пробовал, много чего выпил, много распилил женщин. Попробовал блюда в самых разных странах, и меня трудно удивить.


— Ну все-таки было что-то запоминающее?
— В Китае помню одно экзотическое блюдо. Мы, артисты, после выступления как-то зашли в ресторан. Уже выпили и покушали, и нам принесли огромное блюдо с райскими птичками. Маленькие, нежные птички под сладким соусом. Соусов, надо сказать, в китайской кухне огромное множество, можно макать, не глядя, и попадаешь в соус, поставленный на столе. Наши артисты съедают немыслимое количество птичек, а потом интересуются: «Что это мы едим?» И когда мы узнали, что это летучая мышь, многие артисты не могли проститься с беде целую неделю.


— А есть какие-то блюда, которые вы не любите, а вас все время пытаются угостить ими?
— Есть, конечно. Например, коровий язык. Я его не люблю, объелся в Новой Зеландии, когда был на гастролях. Мы за два месяца столько их съели, потому что они были чрезвычайно дешевые и нам они были по карману, что сегодня я на них просто смотреть не могу. И еще я категорически не ем рыбу. Я в детстве подавился рыбной косточкой, с тех пор рыбу не ем. Зато люблю анекдоты про рыбу.
Поймал старик золотую рыбку. А она ему молвит человеческим голосом: «Любое твое желание исполню». Тот возьми и брякни: «Хочу молодую жену». А рыбка ему говорит: «Да ты что, старик, сдурел? Ты себе чего-нибудь попроси…»


— Амаяк, вы очень веселый и обаятельный человек, куда бы вы ни пришли, сразу становитесь душой компании. А кого из известных личностей больше всех впечатляли ваши фокусы?

— Всех и не упомнишь. Все-таки 65 стран, не шутка, куда я ездил с гастролями. Веселил в свое время Леонида Брежнева и всю его свиту. Выступал перед королевскими семействами практически всех стран. Помню, давал представление в «Олимпии», в большом зале Лас-Вегаса, и ко мне подошел выразить свое восхищение Майкл Джексон. Я сначала подумал, что это двойник. Подумал: «Надо же, какой похожий двойник». Оказалось, что это настоящий Джексон. Меня ему представили, я лично ему показал карточный фокус, он по-детски восхищался. Но больше всего мои карточные фокусы поразили Муаммара Каддафи в 1988 году. Меня и еще двух артистов пригласили в его резиденцию в Ливию. Я показывал ему фокусы с часами, он бил себя по коленке и кричал: «Шайтан!». Если бы я знал, что это был за человек, не стал бы так рисковать.


—  И последний вопрос: у вас много учеников и конкурентов?
— Ко мне за кулисы после выступления часто приходили богатые люди и за очень большие деньги умоляли раскрыть свои фокусы, взять к себе в ученики. Но, скажу честно, там, где присутствует магия, волшебство, научиться этому практически невозможно. Этому надо посвятить всю жизнь. У меня есть серьезные конкуренты — наши олигархи. Вот это настоящие фокусники! В начале каждой передачи у меня жесткие условия: если что-то показал в конце передачи, это обязательно должно появиться. Наши олигархи-фокусники показывают нам миллиарды, потом эти миллиарды бесследно исчезают. И, улыбаясь с экранов, они говорят, что горячо любят свою страну. По сравнению с ними я — наивный чукотский мальчик…