Интервью

Александр Фелинг: «Я не похож на немца»

Звезда фильмов «Гете» и «Бесславные ублюдки» вошел в состав жюри Одесского кинофестиваля. Он признался, что, в отличие от своих соотечественников, очень непунктуальный и эмоциональный.

Звезда фильмов «Гете», «Будденброки» и «Бесславные ублюдки» вошел в состав жюри Одесского кинофестиваля. Он признался, что, в отличие от своих соотечественников, очень непунктуальный и эмоциональный, а также рассказал о своем женском идеале.

9 августа 2012 17:39
12551
0
Александр Фелинг. Фото: Лариса Камышева.

— Александр, ваши родители журналисты. Они хотели, чтобы вы стали актером, или это ваше желание?
— Скорее мое собственное желание. Я уже с двенадцати лет играл в детской театральной студии, причем перед своими ровесниками. Мы ставили разные сказки, в том числе «Бременских музыкантов», где у меня была роль Осла. (Улыбается.) И вот с этого времени я убедился, что мое будущее предрешено, и далее уже все развивалось как-то само собой — учеба актерскому мастерству в Высшей школе театрального искусства имени Эрнста Буша, дебют в ленте «И вот пришли туристы», за которую я сразу получил награду на Мюнхенском кинофестивале… Я еще думал иногда: может быть, что-то потом изменится, но, как видите, ничего не изменилось. Причем, когда был совсем ребенком, мама рассказывала, что я не соглашался ходить на кастинги и даже не представлял себе тогда, что актерство — это профессия, а не просто приятное времяпрепровождение. И, знаете, я никогда не стремился стать известным, мне всегда доставляет удовольствие сам процесс работы, выбор захватывающих сюжетов. Тем более что мне всего тридцать один год, и в этом возрасте я пока объективно не могу быть мегазвездой. Мне уже повезло, что предлагают проекты за пределами моей страны. Да, кстати, я весьма болезненно воспринимаю критику, могу даже заплакать, если кому-то не понравится, например, что я делаю. (Улыбается.)

— В одном из своих интервью вы сказали, что предпочитаете сниматься в комедиях, детективах, криминальных фильмах…
— Ну, я бы не сказал, что прямо рвусь играть в детективных историях, это не совсем так. Меня скорее притягивает разноплановость жанров, и ролей в том числе. Каждого из нас раздирает множество противоречий, мы все сложны, неоднозначны, порой совершаем поступки, которых сами от себя не ожидаем, и нет ничего интереснее играть таких персонажей. И, конечно, я всегда чувствую ответственность за своего героя. Давно заметил, что существует связь между собственной жизнью актера и его профессией. Если я, допустим, чего-то боюсь в жизни или мне это совсем не любопытно, то сыграть такое будет очень сложно. Но при этом я никогда не стремился сыграть кого-то конкретно. У меня вообще нет в характере такой черты, как чего-то очень ждать или о чем-то сильно мечтать. Когда ты в хорошем смысле слова плывешь по течению и берешь все, что тебе предоставляет судьба, — получаешь на порядок больше.


— В России европейское кино считается интеллектуальным, а продукция Голливуда скорее просчитанными хитами. Какой тип кинематографа ближе лично вам?
— Мне нравится и то и другое. Я с удовольствием смотрю как драматические картины с Хавьером Бардемом, так и развлекательные американские ленты. Я большой поклонник лирических комедий вроде «Ноттинг Хилла». Все зависит от ситуации и настроения. В какой-то момент тянет собраться компанией с друзьями и посмеяться от души, а иногда хочется в одиночестве поразмышлять над какой-то серьезной вещью.

Симпатичная спутница Александра — актриса Пери Баумастер. Фото: Лариса Камышева.
Симпатичная спутница Александра — актриса Пери Баумастер. Фото: Лариса Камышева.

— Все восхищаются Тарантино как режиссером, а какой он человек в повседневном общении, легко ли идет на контакт с окружающими?

— С ним на площадке весело и легко, но, если что-то идет не так, он принимает все слишком близко к сердцу, будь то сложности в монтаже или неверная зрительская оценка. А общаться с Тарантино — одно наслаждение. Он невероятно образованный человек, владеет тонной информации, может увлекательно рассказывать как о голливудском кино 30-х годов, так и о российском кинематографе той эпохи. А больше всего его раздражает, когда человек бережет себя и не выкладывается на все сто процентов. Наверное, это единственное, что его может действительно вывести из себя.

— Сейчас вы оцениваете конкурсные работы, а когда приступите к съемкам сами?
— Пока у меня два проекта в разработке, о которых я не могу распространяться. А осенью в Германии выйдут два фильма с моим участием — «Река, которая была человеком» и «На берегах надежды».

— А в театре вы задействованы?
— Театр всегда играл колоссальную роль в моей жизни, но сегодня он в прошлом, так как совмещать его с кино крайне сложно. Театр требует от актеров громадной самоотдачи, и на подмостках, безусловно, актер раскрывается совсем иначе, чем на экране. Поэтому, если получу какую-нибудь масштабную роль, я, бесспорно, соглашусь на участие в постановке.

— Одесские девушки от вас без ума. А что думаете вы о славянской красоте?
— Ни для кого не является секретом, что славянские девушки очень красивы. Это касается и русских, и украинок. А лично меня привлекают девушки с чувством юмора, с сильным характером, независимые, твердо стоящие на ногах, находящиеся при деле. И моя девушка Пери обладает всеми этими достоинствами.

— О немцах говорят как о пунктуальных, экономных, деловых людях, привыкших четко регламентировать и планировать свою жизнь на годы вперед. Это все имеет к вам отношение?
— Не стоит ориентироваться на такие клише. Они сродни тому, что французы якобы специально не хотят говорить по-английски. Это все чушь. Я почти никогда не прихожу вовремя и точно не обладаю качествами, которые вы перечислили. Я страшно эмоциональный человек, обожающий путешествовать, и на первый взгляд вроде бы совсем не соответствую общепринятым понятиям о немцах.