Интервью

Денис Нурулин: «Я выносил женщину из горящего дома»

Звезда сериала «Любовь Советского Союза» рассказал об экстриме в своей жизни и признался, что не одинок

25 октября 2023 14:30
17219
0
Фото: Владимир Мышкин

Он «молод, хорош собою, образован, мил», как и его герой Глумов из известной пьесы Островского. Денис Нурулин — «птенец гнезда Табакова» — сегодня один из самых ярких актеров поколения двадцатилетних. О целях в профессии, красивых ухаживаниях и жажде приключений — в эксклюзивном интервью журналу «Атмосфера».

- Денис, что у вас сейчас с работой? В фильмографии после сериала «Любовь Советского Союза», премьеру которого все ждут, почему-то ничего не значится, но вряд ли это так…

- Да, я сейчас занят в трех проектах, но назвать их пока не могу, потому что официальной информации, как вы сами видели, еще нигде нет. Но один секрет могу раскрыть. Съемки одного большого проекта для Первого канала проходили в Абхазии, Петербурге и Карелии. Могу «подогреть почву», сказав, что это экранизация одного из романов известного писателя, который знают, наверное, все. Я впервые был в Карелии, и мне там очень понравилось. Сосновый бор — это невероятная красота и чистейший воздух.

- Отдыха у вас не было еще, он впереди?

- Опять же мне повезло, потому что у меня было три недели съемок в Абхазии, и я совместил приятное с полезным. Вообще удивительно сниматься на море, потому что ты одновременно работаешь и отдыхаешь. У нас были свободные дни, поэтому удалось съездить в Гагры, Пицунду, Сухум, на озеро Рица и в Новый Афон. В общем, я все лето провел в разъездах, а не сидел в Москве, что прекрасно. И с погодой мне везде везло, только последние два дня в Карелии было холодно, шли дожди, но ничего страшного, когда есть работа, непогода не страшна. Мне нравится все время перемещаться, смотреть разные города, останавливаться в разных гостиницах. Я легко адаптируюсь ко всему и сплю нормально, привык уже.

- А вам совсем не нужен полноценный отдых, чтобы перезагрузиться?

- Я отдыхаю в работе, при деле. А вот отдых в буквальном смысле мне не очень нравится. Не знаю, что будет, когда мне стукнет пятьдесят или шестьдесят, хотя думаю, что ничего не изменится. Всегда можно переключиться в новой атмосфере, в новом месте.

- Что вы делаете, когда у вас в Москве выходной день выпадает?

- Из-за того, что я очень много времени проводил на съемочной площадке, практически не занимался спортом, и сейчас у меня есть возможность наверстать упущенное, я хожу на тренировки и в бассейн, стараюсь прийти в форму. Когда в моей жизни есть спорт, я себя по-другому ощущаю. Люблю гулять, например, недавно посетил усадьбу «Архангельское». Получил большое удовольствие, даже рыбачил там на речке. Рыбалка была неудачная, но рыбам повезло, они заслужили мои солнечные очки. (Смеется.)

- Гуляете в одиночку? Вам требуется уединение?

- Когда у меня большая загруженность на съемках, то в любом случае я приезжаю домой и могу побыть один, но в принципе мне не нужно приходить в себя, закрываясь. Наоборот, я заряжаюсь от людей, мне в радость общаться, услышать что-то новое, рассказать о себе.

- А в школьные годы вы были таким же?

- Да, и я был очень активным ребенком, занимался спортом, играл за школу в футбол, участвовал в новогодних спектаклях и не только. Хотя считался озорником и мою маму все время вызывали в школу, мне все сходило с рук, потому что я приносил большую удачу школе за счет спорта и творчества, педагоги на многое закрывали глаза. Я два раза с удовольствием ездил в лагерь на море. Когда мне было лет десять-одиннадцать, из моего города туда поехали еще два четырнадцатилетних парня, и чтобы от них не отставать, я записался в старший отряд вместе с ними. Стоял последним в линейке, и все удивлялись, зачем маленькому мальчику быть в старшем отряде. Но мне это страшно нравилось, потому что мы играли в футбол, плавали, ездили на разные экскурсии, ходили в походы.

- Когда вы всерьез увлеклись творчеством?

- В пятом классе мы поехали с мамой к тете в Москву. И она предложила посетить Мосфильм. На экскурсии я увидел, как снимается кино, а еще нас пригласили поучаствовать в съемках в качестве актеров массовых сцен. И вот оттуда я вышел другим человеком. Два года готовился к поступлению в Школу Олега Павловича Табакова и играл в театральной студии у себя в городе.

- Дома приветствовалось ваше увлечение?

- Родители меня всегда во всем поддерживали, никогда не было вопросов типа: «А может, тебе не надо?» Я захотел пойти в артисты, они спросили, уверен ли я, я ответил, что да, и они мне дали такую возможность.

Фото: Владимир Мышкин

- А как вы узнали о Школе Табакова и почему решили идти туда?

- Я знал, что до окончания школы точно не высижу. И уже классе в седьмом-восьмом начал мониторить в Интернете, какие есть возможности для актерства. И первым же пунктом наткнулся на колледж Табакова, дальше даже ничего и не смотрел, целенаправленно готовил программу для поступления.

- Что вы знали тогда про артиста Олега Табакова?

- Я не был широко знаком с его творчеством в силу своего возраста, мне было всего тринадцать. Но, естественно, я знал про Матроскина и любил прекрасный мультик «Бобик в гостях у Барбоса», где собак озвучивают Табаков и Никулин. Какие-то фильмы с ним смотрел, но глобального понимания этого человека у меня тогда не было. В полном масштабе я осознал, кто такой Олег Павлович, уже когда учился в колледже.

- Когда вы шли поступать туда, были в курсе, что там система интерната, строгая дисциплина? И не тяготило ли это вас, вы же были озорным в школе?

- Наверное, в этом и была прелесть, потому что там было все так, как нужно и мне, и моим родителям. Они понимали, что отпускают ребенка в учреждение, где все надежно. Родителям объяснили, что мы будем жить под контролем, что нас будут хорошо кормить, а нам останется только одно — старательно учиться. В колледже был жесткий режим — в одиннадцать отбой, и нас никуда не выпускали, только в магазин и обратно, но меня это не тяготило. Я всегда старался быть в режиме. Дисциплина и по сей день присутствует в моей жизни, причем во всем. Я уже три года сижу на правильном питании, мне нужно для съемок держать себя в мышечной форме, это мой инструмент. У меня все по расписанию, по графикам. (Улыбается.) И тогда я понимал, что должен учиться, познавать профессию, и поэтому четыре года полностью отдавал себя этому. Хотя на первом курсе было непросто, потому что рядом я видел много талантливых ребят. Я особо не выделялся, по моему ощущению. Мне было сложно раскрыться, а на второй год ситуация начала меняться.

- У вас не было страха отчисления?

- Нет, хотя у нас отчислили восемь человек. Такой страх возникает от того, что человек не уверен в себе, но это не моя история.

- А что говорили педагоги о ваших успехах?

- Олег Павлович меня хвалил и на первом курсе. Во втором семестре я играл в отрывке из «Женитьбы» Кочкарева. Показ прошел очень странно, я был в шоке. Но во время обсуждения Олег Павлович сказал, что мы с моим партнером Артемом Абрамовым молодцы, сделали небольшой, но очень точный отрывок. Я тогда так удивился и сказал: «Олег Павлович, мы же плохо показали», но мне сразу сказали, что пора заканчивать с самокопанием. А позже, когда мы с Михаилом Михайловичем Хомяковым выпускали отрывок по пьесе Вампилова «Прошлым летом в Чулимске», где я играл Шаманова, Табаков сказал, что надо делать спектакль. Мы поставили его, и он ему тоже очень понравился. Помню, как он сказал важную вещь, о которой я и сейчас часто думаю, что Шаманов не должен много смотреть в глаза возлюбленной, потому что это всегда означает, что человек открыт и располагает, а он не располагает и всегда отводит глаза. Мне повезло, что мы довольно много общались с Олегом Павловичем. Конечно, хотелось бы и больше, но он часто появлялся в колледже, и я помню, как мы с ним ходили цветы возлагать к Могиле Неизвестного Солдата. У меня были прекрасные педагоги Михаил Михайлович Хомяков и Анна Юрьевна Гуляренко, которые на протяжении трех лет работали со мной. Мне повезло, что я попал к ним, они меня воспитали, и благодаря им я имею свой талант и актерский стержень.

- Зачастую для молодых актеров важнее сначала состояться в профессии, а личная жизнь на втором месте. А как у вас и свободны ли вы?

- Когда человек не любит, но у него все хорошо в работе, в этом нет гармонии, так же, как и когда в личной жизни прекрасно, но нет самореализации. А времени хватит на все — было бы желание, мне это с детства говорили. Я люблю, но пока не женат.

- Кто-то считает, что крепкие отношения легче построить людям из одного мира, тем более когда это касается актерской и режиссерской профессии…

- Мне кажется, что это совсем неважно, потому что, когда ты любишь человека, самое главное — найти точки соприкосновения. Вы можете быть из одной сферы, говорить об одном и том же, но не понимать друг друга и наоборот.

Фото: Владимир Мышкин

- Особенности профессии для человека из другого мира могут быть непонятны, отсюда ревность и прочие сложности…

- Все строится на доверии. У меня в семье всегда все было так. И я в принципе не ревнивый, знаю себе цену.

- Что вы больше всего цените в девушке?

- Женственность и понимание, умение в нужный момент найти подходящее слово. Но я могу говорить все что угодно, а сердцу не прикажешь. Главное, чтобы люди любили и уважали друг друга.

- А вы умеете ухаживать?

- Мне кажется, за девушкой надо ухаживать, приглашать ее в ресторан, в кино, удивлять, говорить комплименты, чтобы ее глаза радовались, чтобы она чувствовала себя спокойно, комфортно рядом с мужчиной, как за каменной стеной. Но еще важнее — ценить, любить, проявлять заботу, не просто гулять вместе и что-то рассказывать, а вдохновлять ее. Я такой. (Улыбается.)

- А вам важно, чтобы вами восхищались?

- Нет, важно, чтобы девушкой восхищались, а мной не надо.

- Вы очень целеустремленный молодой человек. А куда простираются ваши амбиции, чего хотите достичь?

- Я выкладываюсь в своей работе на сто процентов. Что касается премий или званий, то Владимир Семенович Высоцкий был известен на весь мир, при этом не был ни заслуженным, ни народным. Но мне хочется, чтобы мои фильмы отзывались в сердцах людей. Недавно в магазине ко мне подошла женщина и сказала: «Мы с мужем не знали, что посмотреть, и наткнулись на „Безсонова“, и вы нам доставили большое удовольствие». Вот для того, чтобы люди радовались и у них была возможность отвлечься, стоит жить и работать. А дальше будет видно, как, что и куда.

- Помните, когда вас стали узнавать?

- Серьезно стали узнавать после выхода «Сиделки», проект даже попал в топ−10 сериалов России за 2018 год.

- Бывает, что вам не хочется, чтобы вас узнавали, например, в ресторане или на пляже?

- Я не обращаю на это внимания, абстрагируюсь, когда на меня смотрят, могу комфортно себя чувствовать, где бы я ни был. Я тоже человек, но отношусь спокойно, если ко мне и не вовремя подойдут.

- А если вы хотите, чтобы не смотрели в рот и поесть не ножом и вилкой, например?

- Я возьму и поем так, как хочу, вообще не буду думать об этом. (Улыбается.) И на пляже тоже.

- Ну да, у вас прекрасная фигура…

- Да, с этим проблем нет, но даже если бы и были, не стал бы по этому поводу комплексовать. Смотрят, и пусть.

- Есть ли у вас какие-то бытовые цели и что в этом смысле можете отнести к своим достижениям?

- Я машину купил в двадцать один год, квартиру пока снимаю. У меня нет цели — сниматься во всем подряд ради приобретения собственности. Я выбираю проекты, и, слава богу, у меня есть возможность играть хорошие роли, а не просто зарабатывать.

- Вы довольно рациональный человек. А вы просчитываете свои возможности прежде, чем самому сниматься в трюковых сценах? Есть табу на что-то в кино или какие-то страхи?

- Перед вами человек, который обожает трюки. У меня табу в работе в принципе нет. Я заходил в Патриаршие пруды, когда лежал снег. Я сидел в машине, которую привязывали тросом и били колесом об столб. Я выносил на руках женщину из горящего дома.

- У вас не бывает страха провала перед новой ролью?

- Нет. Я уверен в себе, в своих силах. Это не значит, что я зазнавшийся или самоуверенный кретин, но честно, у меня никогда не было мыслей, что что-то не получится или я не смогу. С малых лет, когда я начал сниматься в кино, играть в театре, у меня сразу появился большой груз ответственности, и я к этому привык. Конечно, я здоровый человек, и перед выходом на сцену или в первый съемочный день волнуюсь, но не от того, что у меня не получится, это просто хорошее мотивирующее волнение.

- Мне трудно вас представить бурно реагирующим на что-то. Вы когда-нибудь выходите из себя?

- Я эмоциональный человек на съемочной площадке, когда играю сцену, которая требует определенной эмоции.

- А если из-за чьей-то халатности приходится долго ждать выхода в кадр, например?

- Нет, я все адекватно воспринимаю. Если так случилось, не стоит тратить на это свои нервы, значит, такой путь.

- И у вас никогда не бывает ни с кем споров или конфликтов?

- Мне кажется, людям дан язык, чтобы все обсудить и прийти к общему знаменателю. Надо понять одну простую вещь, что человек сам себя доводит, сам себе треплет нервы из-за каких-то пустяков. Конечно, бывают ситуации, когда и я эмоцию даю, я же не хожу весь на дзене. (Смеется.)

- И что это за ситуации?

- Я очень эмоционально смотрю футбол, например, страстно болею, кричу. И расстраиваюсь, когда моя команда проигрывает. У меня, наверное, больше положительных ярких эмоций, а негатив стараюсь не подпускать в жизнь.

- Вы сегодня застряли в пробке, писали, что задерживаетесь. А когда едете на пробы или на съемку и такое случается, вы нервничаете?

- Я очень пунктуальный. Не люблю опаздывать или приезжать впритык, лучше подождать самому. Я ценю свое и чужое время. Кто-то может встать за десять минут до приезда машины за тобой на съемку, я встаю за час, чтобы позавтракать, помыться, прийти в себя, сделать зарядку и выйти из дома уже бодрым. И я обязательный человек. Если что-то пообещал, то сделаю, если договорились заранее о встрече, то каким бы уставшим ни был, все равно пойду, отменять не буду.

- Вас не смущает, когда вам говорят, что вы красивы?

- Я адекватно отношусь к своей внешности, не смущаюсь и не стесняюсь. Если мне такую внешность дали родители, то и слава богу, я об этом даже никогда не думаю. Кому-то нравится мое лицо, кому-то нет, это моя данность, поэтому никакого нарциссизма или восхищения собственной внешностью у меня нет.

- У вас есть какие-то увлечения, хобби кроме любви к кино и театру?

- Я играю в бильярд и в теннис, футбол, недавно ходил на авиатренажер, летал там на Боинге−737. Круто получилось. Артист должен быть любопытным, хотя не только артист, а любой человек, чтобы было интересно жить. Если двадцать четыре на семь одно и то же, то это не про меня, мне скучно. Поэтому нужно что-то смотреть, куда-то ходить, ездить, что-то познавать. Главное — это интерес к жизни.