Интервью

Елена Лядова: «Предпочитаю, чтобы меня любили, — я за пряники!»

Звезда «Левиафана» рассказала в интервью о том, как сохранять самобытность в творчестве и отношениях

2 марта 2021 15:12
9870
0
Елена Лядова. Стиль: Алена ПРЯМИКОВА Макияж: Кирилл ШАБАЛИН (национальный визажист YSL Beauty в России) Прически: Анна МИНАЕВА .
Фото: Алина Голубь; ассистент по свету: Анна Каганович

Елена Лядова — тяжелая артиллерия родного экрана, одна из самых титулованных актрис, снималась в таких нашумевших проектах, как «Братья Карамазовы», «Географ глобус пропил», «Левиафан», «Измены», «Псих». К профессии Елена относится трепетно и ответственно, и неудивительно, что ее муж, Владимир Вдовиченков дажее пригласил ее на роль своего агента. О том, как сохранять самобытность в творчестве, отношениях и ритме большого города, — в интервью журнала «Атмосфера».

— Елена, в свое время педагоги Щепкинского училища не увидели вашего дарования, вы не прошли на бюджет и стали учиться на платной основе. В этой связи хочу спросить о фортуне: какой процент труда, а какой удачи в вашей судьбе?

— Тут сложно разделить. Просто работает поговорка: на Бога надейся, а сам не плошай!

— В юности вы считали актерство высшей математикой. Мнение не изменилось?

— Разумеется, нет. Ничего нет важнее и сложнее, чем познавание человеческих глубин.

— Раньше вы и наукой активно интересовались — читали лекции Татьяны Черниговской…

— Интерес только увеличился. Правда, от Черниговской я уже отошла. Меня увлекают эзотерика, метафизика. То есть уже более тонкие миры.

— При этом вы не проявляете интереса к историям других, мол, что чужой опыт вам ничего не дает. А разве актер по сути своей не пропитан чужими судьбами?

— Вы спрашиваете про актерскую кухню? Она у всех разная. Кого-­то могут привлекать сюжеты из жизни людей, но это не повод на этом что-­то выстраивать. Бесспорно, иногда в работе помогают наблюдения, но чаще всего на пользу идут предлагаемые обстоятельства, внутри которых ты фантазируешь.

— Недавно вышел сериал Федора Бондарчука «Псих», где у вас одна из главных ролей — подруги психолога, которого играет Константин Богомолов. В чем уникальность проекта, по вашему мнению?

— На экране появляются новые герои. Точнее, антигерои. Своими качествами они отличаются от шаблонных представлений. В сериале много оригинального. Сценарист — Паулина Андреева — постаралась раскрыть людей с нетипичными проблемами. Ничего похожего до этого в нашем кинематографе я не встречала. И зрителям представилась возможность познакомиться со своими соотечественниками в таком ракурсе.

— Скажите, что больше действует на вас — кнут или пряник?

— Давно вышла из возраста ученицы, чтобы меня лупили. Все кнуты остались в школе. Теперь предпочитаю, чтобы меня любили, — я за пряники!

— В данный момент где их получаете?

— На съемочной площадке сериала Александра Дулерайна. Больше ничего не могу сказать — секрет. А если про анонсы, то должны выйти лента «Молоко птицы» и сериал «Случайный кадр» на НТВ, где я играю следователя.

— Карантин вам дался тяжело?

— Совсем нет. Нормально. Интенсивная жизнь меня никогда не привлекала. Всегда стремилась к неспешному темпу, без суеты. Мне, в принципе, нравятся паузы. И тут как раз такая образовалась. Единственное, настораживала неизвестность.

Футболка, Christian Dior; брюки, Barbara Bui; берет, Gucci; колье из коллекций Chain и Continuance, браслеты из коллекций Crossover, Cable, Chain, Wellesley Link и Chain Man, все – David Yurman; портупея, собственность стилиста
Футболка, Christian Dior; брюки, Barbara Bui; берет, Gucci; колье из коллекций Chain и Continuance, браслеты из коллекций Crossover, Cable, Chain, Wellesley Link и Chain Man, все – David Yurman; портупея, собственность стилиста
Фото: Алина Голубь; ассистент по свету: Анна Каганович

— Многие воспользовались ситуацией и обзавелись хобби — занялись йогой, живописью, изучением иностранного языка. У вас не появилось ничего подобного?

— Нет. Вообще у меня в жизни было много пауз, и ни одна из них не заставила найти новое увлечение.

— Как вам удается сохранять удобный вам ритм жизни в сумасшедшей Москве?

— Вы же помните слова песни Андрея Макаревича: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под вас». Я не хочу, чтобы моя жизнь принадлежала кому-­то другому, поэтому не готова обслуживать чужие интересы. Понимаете, человек не должен позволять кому-либо загонять себя в угол. Ему нужно оберегать свою территорию, контролировать жизнь, обитать в своих мыслях, а не в чужих. Важно слышать себя, правильно ощущать именно свои желания, а не домашних. Если связь с самим собой не наладить, то все время будешь идти на поводу у других. И это будет напоминать конц-лагерь: тебя сносно кормят, но один день похож на другой, персонализация исчезает, личность стирается, ты уже не задумываешься о будущем, при этом вроде ходишь, выполняешь работы, нужные кому-­то… Когда идешь по одной и той же колее, с одним и тем же ведром, вроде уже устал, но сойти с дороги не получается, это явный признак, что своей жизнью точно не живешь.

— Года три назад вы дебютировали в качестве телеведущей в программе «Быть или не быть», где обсуждались пилоты многосерийных фильмов и путем зрительского голосования решалось, стоит ли снимать дальше или нет. Вы согласились участвовать в проекте потому, что он про кино?

— Конечно. В эту авантюру меня заманили знакомые продюсеры Евгений Никишов и Валерий Федорович. Мы с ними выпустили сериал «Измены», я доверяю их вкусу и часто участвую в их инициативах. Было любопытно смотреть, оценивать пилоты, среди которых были и довольно удачные. Так что идея давать шанс проектам родилась прекрасная. И роль телеведущей мне понравилась — это живое общение с уважаемыми гостями, требуется быстрая реакция, знание материала. И правильно, что позвали актрису, а не эстрадную звезду или конферансье. Это была неплохая проба пера. Я же не планирую на себя смотреть в узких рамках и любой опыт воспринимаю положительно. Если в дальнейшем мне предложат что-­то достойное делать в телевизионном формате, попробую.

— Как-­то вы признались, что полностью пропитаны нашей ментальностью, к тому же ленивы и не готовы подтянуть английский и смотреть в сторону зарубежных проектов. Почему? Вы же амбициозны.

— Собственно, нет повода размышлять об этом — отсутствует пример даже одного актера, чья бы карьера удачно сложилась на Западе. Можно подумать, двери радушно открыты, а мы туда не заходим. Есть точечные выстрелы, но ни о каком успехе речи не идет. Эти разговоры о завоевании Голливуда для меня странны.

Платье, PHILOSOPHY DI LORENZO SERAFINI; серьги из коллекции Lady Stardust, Stephen Webster ремень, собственность стилиста
Платье, PHILOSOPHY DI LORENZO SERAFINI; серьги из коллекции Lady Stardust, Stephen Webster ремень, собственность стилиста
Фото: Алина Голубь; ассистент по свету: Анна Каганович

— Большинство актеров утверждают, что профессионально растут только в театре, а на съемочной площадке уже отдают набранное. Вы десять лет служили в МТЮЗе. Но теперь, как я понимаю, вам удается совершенствоваться исключительно в кинопроектах. Значит, такое возможно?

— Я развиваюсь посредством своей профессии. К театру отношусь с пиететом, но сегодня могу сказать, что кино для меня интереснее. Мне нравится создавать здесь и сейчас, мне близки кинематографические инструменты, посредством которых рассказывается история — через крупные планы, глаза, детали… Именно этот вид искусства меня задевает как зрителя, поэтому и импонирует больше. В театре ты очень долго живешь с ролью, а для меня органичнее сделать дело и забыть. Мне необходимы свежие впечатления, новые партнеры, материал.

— Для качественного творческого процесса вам требуется комфортная обстановка или шедевр может получиться и в условиях накаленных отношений?

— Понятно, что трудиться в атмосфере любви идеально. Желательно, чтобы в работе присутствовало хотя бы уважение. И мне как актрисе важно, чтобы я приходила туда, где меня действительно ждут и где мне интересно. То есть неплохо бы ощущать симпатию к себе. Работать без нее можно, но зачем? Эти будни — моя жизнь, которая проходит. Для чего мне ее проводить в кругу враждебно настроенных людей?

— При всей своей интровертности вы ведете социальные сети. Это некое преодоление?

— Зарегистрироваться в Фейсбуке и в Инста-граме меня вынудило лишь какое-­то гигантское количество обнаглевших клонов, которые вели переписку от моего лица. Мои знакомые, тоже люди публичные, верили, каким-­то образом реагировали, общались с фейком, и меня это возмущало. Поэтому пришлось объявиться, стать счастливым обладателем синей галочки (знак верификации — подтверждение личности в Инстаграме), чтобы обозначиться, что я тут есть настоящая, и не допустить обманов в дальнейшем.

— Но желания делиться новостями личной жизни с общественностью у вас так и не появилось?

— В Фейсбуке часто затрагиваются политические темы, каждый высказывает свое мнение по любому поводу, я туда редко заглядываю. Более примитивная система Инстаграма мне ближе — для медийного человека это неплохая реклама, анонсирование собственных проектов. И многие продюсеры сегодня прибегают к помощи актерских аккаунтов, чтобы те распространяли информацию о премьере.

— И тема бездомных животных вас волнует: вы призываете брать их из приютов. У вас дома живут звери оттуда?

— Нет. Но когда к нам с мужем обращаются волонтеры из приютов, просят рассказать о проводимых ими мероприятиях, мы не отказываем, так как любим братьев наших меньших, и рано или поздно у нас появится четвероногий друг. Пес, наверное.

Платье, PHILOSOPHY DI LORENZO SERAFINI; пояс, Balmain; серьги и колье из коллекции Classic, все – Mercury
Платье, PHILOSOPHY DI LORENZO SERAFINI; пояс, Balmain; серьги и колье из коллекции Classic, все – Mercury
Фото: Алина Голубь; ассистент по свету: Анна Каганович

— Любопытно, какой вы товарищ, что для вас означает дружба?

— Что касается близких друзей, то у меня довольно узкий круг общения. Родные и еще, наверное, пара девчонок, с которыми я уже очень давно дружу. И, пожалуй, это все. Вообще, дружба — это для меня не поцелуи в десны и не разговоры с утра до вечера, со всеми подробностями. Разумеется, есть дружба, предполагающая частое общение — мы должны поддерживать друг друга, но встречаются отношения иного порядка, когда ты человека раза четыре всего видел, но он тебе настолько дорог и важен… Военное братство — идеальный тому пример. Когда общий тяжелый, чрезвычайный опыт стал залогом многолетней, беззаветной дружбы. Но иногда она возникает незаметно, легко, даже необъяснимо, словно вы в прошлой жизни были знакомы. Одним словом, дружба — это точно не ежедневные звонки и сплетни.

— Если, как в известном анекдоте, вас друг разбудит среди ночи и попросит приехать с топором в назначенное место, вы не откажетесь?

— Приеду! На такой случай у меня заготовлено несколько топориков и огнетушителей. (Улыбается.)

— Вы меня удивили, когда за два месяца освоили юридические нюансы и стали агентом своего супруга — актера Владимира Вдовиченкова. Чья эта идея?

— Володи. Пару раз я весьма удачно выступила в качестве агента, и он захотел, чтобы я и в дальнейшем взяла на себя эту функцию. После этого я несколько раз подавала заявку на увольнение, но он ее отказывается рассматривать. Придерживает. (Улыбается.)

— И вы можете без проблем договариваться о финансах? Допустим, запросить за один проект такую сумму, что это позволит не участвовать в других четырех?

— Зачем такое творить? Я очень материальный человек, но никогда не была одержима желанием отжать больше, чем положено. Кроме того, так в индустрии не принято. Есть приличный гонорар, и не стоит требовать сверх того. Это неразумная тактика. Да, цену себе знать надо, ни в коем случае нельзя соглашаться трудиться за тарелку супа, но и жадничать не стоит. Адекватность во всем должна присутствовать.

Жакет и брюки, все – Barbara Bui; колье из коллекции Magnipheasant, серьги из коллекции Vertigo, кольца из коллекций Dynamite и Jewels Verne, все – Stephen Webster; обувь, Evigi;
Жакет и брюки, все – Barbara Bui; колье из коллекции Magnipheasant, серьги из коллекции Vertigo, кольца из коллекций Dynamite и Jewels Verne, все – Stephen Webster; обувь, Evigi;
Фото: Алина Голубь; ассистент по свету: Анна Каганович

— Насколько вы влияете на выбор его материала?

— Понятно, я высказываю свое мнение, но в конечном итоге Владимир самостоятельно принимает решения. Все-таки это его личное дело, как чувствовать себя внутри профессии. Я лишь помогаю.

— Вы вместе с Владимиром сыграли в ужастике «Тварь», после чего сказали, что вряд ли теперь в скором будущем возьметесь за совместные истории. Материал попался выжимающий все соки или есть другие причины?

— Конкретно этот проект был просто эмоционально выжигающий. А в дальнейшем мы ни от чего не зарекаемся — поступит достойное предложение, с удовольствием рассмотрим. Главное, чтобы наше участие было обоснованно, а не являлось основной фишкой для продвижения, для маркетинга. Если задача исключительно коммерческая, то зачем нам трепать друг друга? Мы все-таки ставим себе творческие цели. Робко оглядываемся на искусство и мечтаем о каких-­то вершинах в профессии. Работать качественно, и чтобы не мешали. Будет здорово, если космос иногда станет посылать проекты, к которым расположишься, будешь развиваться в ролях, чтобы не бездарно растрачивать отпущенные дни. Нельзя, чтобы было скучно!

— У вас все роли, за которые не стыдно…

— Да, они у меня все замечательные, и в разных жанрах. Мне бы еще комедий побольше, хоррора. Тянет ведь к разным оттенкам. Тоскливо красить забор одной и той же краской — надо экспериментировать.

— В конце февраля в прокат выходит комедия «Батя», где Владимир Вдовиченков играет простого русского мужика со своей системой воспитания сына. И вы там тоже заняты.

— Меня пригласили на эпизодическую роль супруги героя Володи, собственно, бати. Был всего один съемочный день у меня. Мой персонаж участвует в двух-­трех сценах, но очень смешных. Нас привлек жанр скетча. Ни я, ни Володя в подобном не принимали участие. Стало интересно. Надеюсь, кино понравится зрителю. Володя там очень смешной.

— Ваш младший брат Никита Лысенко закончил тот же театральный институт, что и вы. Но я узнала, что вы его активно отговаривали идти по вашим стопам. Отчего так?

— Актерская профессия сложная, нестабильная, при этом затягивает, и из нее трудно уйти. Она требует полного погружения. Поэтому я, зная суть дела, брата предостерегала, чтобы он изначально был готов к неудачам, которые переживаются тут гораздо сильнее, нежели в любой другой сфере. Профессия невероятно зависимая от работодателя, от оценивающего тебя зрителя, от обстоятельств, от твоего внутреннего состояния, внешнего вида… В этой области профессионализма в чистом виде недостаточно. Высококлассный банщик или бухгалтер может не сомневаться в качественном результате ежедневно, а тут более тонкие материи. Даже если действительно хорошо работаешь, не факт, что ты кому-­то нужен, что тебя пригласят в интересный проект, придут достойные роли. Но несмотря на это я поддерживала Никиту всегда, как и родители. И я, кстати, счастлива, что он окончил тот же вуз, что и я — ходил по тем же коридорам, его учили те же педагоги.

— Он — красавец! С такой фактурой ему однозначно будут предлагать роли героев-­любовников. Полагаете, следует бежать от определенного амплуа?

— Я горжусь своим братом, желаю ему успехов в начале его большого творческого пути. А что касается амплуа, то это понятие уже давно стало атавизмом. Мне бы хотелось, чтобы Никита не приклеивался ни к каким амплуа, а бросал бы себя в совершенно разные жанры.

— Собираетесь стать агентом брата?

— Если только возникнет такая необходимость. Вообще, сейчас у него есть агент, и это не я. Пока он не просил меня им заниматься.

— А вы считаете, надо продвигать родственников, если есть возможность, или пускай сами пробивают себе дорогу?

— Придерживаюсь позиции, что своих обязательно надо поддерживать. На то они и свои. Нет ничего зазорного в том, чтобы порекомендовать режиссеру или продюсеру близкого человека. Вы наверняка знаете, что в свое время Антон Павлович Чехов Константину Сергеевичу Станиславскому всячески рекламировал, если можно так выразиться, племянника своего Михаила Александровича Чехова. И это правильно.

Топ, Solace; брюки, KARL LAGERFELD; серьги и кулон из коллекции Classic, все – Mercury; браслеты из коллекций Spiky и Move Noa, все – MESSIKA; сапоги, собственность стилиста
Топ, Solace; брюки, KARL LAGERFELD; серьги и кулон из коллекции Classic, все – Mercury; браслеты из коллекций Spiky и Move Noa, все – MESSIKA; сапоги, собственность стилиста
Фото: Алина Голубь; ассистент по свету: Анна Каганович

— До замужества вы жили в районе Патриарших прудов, в старой квартире, где вас окружали полотна художника-­француза, обитавшего там до вас. Новая квартира у вас также на Патриках… Это некое место силы для вас?

— Да, я люблю этот район. Мне по душе его атмосфера нерушимости — старые улицы, дома. Какая-­то ностальгия присутствует. Мы тоже живем в доме с историей, в большой, светлой квартире.

— А вы с удовольствием занимаетесь обустройством своего жилья, бытом, кулинарией?

— Как и всем барышням, мне приходится этим заниматься. Ведение хозяйства — необходимая часть жизни, от которой, увы, никуда не деться.

— Вы шопоголик?

— Нет, я себя контролирую в приобретениях, знаю, когда надо остановиться.

— Наилучшим отдыхом вы неизменно называете путешествия…

— Скорее поездки по миру, а не путешествия в чистом виде. Путешественники — это все-таки люди, увлеченные дорогой, одержимые жаждой странствий, а мы с мужем скорее обыкновенные туристы, нацеленные на хороший отдых.

— Когда прежняя жизнь вернется в привычное русло и откроют все границы, куда полетите в первую очередь?

— В Париж. Это неповторимый город влюбленных на все времена. Один из самых удивительных на планете. Он окутан таким шлейфом тайны, всевозможных легенд, и опять же этот чудесный колорит старой Европы…

— Наш журнал выходит накануне Международного женского дня. В вашей семье есть традиция его отмечать?

— 8 Марта люблю с детства! Не считаю его каким-­то феминистским днем, коим он был исторически. Для меня это праздник женщины. Настоящий Женский день! Обожаю тюльпаны и мимозы. С радостью сама принимаю цветы и с не меньшей радостью дарю их маме! И как же мне нравится мужская суета… бегут мальчишки с цветочками к своим любимым девочкам — это так мило! Это радость! И я поздравляю своею мамочку в этот день. А еще в прошлом году к маме переехала моя бабушка Тамара из Моршанска. Теперь нас три девчонки в семье. Достанется нашим пацанам суеты на 8 Марта в этом году! (Смеется.)