Интервью

Дмитрий Пчела и Екатерина Рябова: «Обычно актерские парочки к этому времени распадаются»

Звездные успруги вместе уже десять лет. Секретами семейного счастья они делятся в интервью

26 сентября 2019 12:55
4760
0
Стиль: Дора Казачек; макияж и прически: Ольга Биль; на Дмитрии: бомбер, ICE PLAY; джемпер и ремень, все – BIKKEMBERGS; джинсы, Aeronautica Militare На Екатерине: тренч, Reserved; пуловер, SASHA´; джинсы, ICE PLAY; ботильоны, PINKO; сумка, Piquadro
Фото: Алена Полосухина; ассистент фотографа: Дина Жилинская

Дмитрий Пчела и Екатерина Рябова — одна из немногих актерских пар, которые спустя десять лет утверждают, что их чувства стали только крепче. Это была любовь с первого взгляда, причем сначала на расстоянии. В их семье нет профессиональной зависти и ревности, хотя актерское амплуа Дмитрия предполагает роли героев-­любовников. Впрочем, впереди у пары высокие замыслы — Дмитрий мечтает реализоваться как режиссер и, конечно, придумать роль для красавицы жены. Подробности —в интервью журнала «Атмосфера».

— Увас очень романтичная история отношений. Дмитрий, вы впервые увидели Катю на видео в студенческом спектакле и сразу решили познакомиться. Что вас привлекло?

Дмитрий: Спина. Я увидел невероятно красивую спину Кати. (Смеется.) Первый вопрос, который я задал: «А что это за девочка такая?» Мне рассказали, что она учится в Театральной академии в Санкт-­Петербурге, это дипломный спектакль.

Екатерина: Это был спектакль о любви, я играла Маньку по одноименному рассказу Юрия Казакова. По сюжету моя героиня попадает в шторм. Получилась достаточно эротичная сцена, вся одежда была мокрая, и я оголяла спину. (Улыбается.) Интересно, что Дима потом тоже играл этот спектакль, но уже в Москве, главную мужскую роль.

— Дмитрий, вы такой впечатлительный мужчина или это впервые с вами случилось?

Дмитрий: Я влюбился. Все остальное вдруг перестало для меня существовать, только Катя. И вот до сих пор так. Хотя сейчас еще одна дама сердца у меня появилась — дочь Соня.

— Екатерина, а вы удивились, наверное, когда вам в соцсетях написал молодой человек? Вы знали, кто это, может, видели какие-­то его фильмы?

Дмитрий: На тот момент я еще не снимался в кино, был бедным студентом, жил в комнате в коммуналке.

Екатерина: Первым делом я показала фотографию маме: «Посмотри, какой парень мне написал!». И она одобрила: «Интересный! Ответь ему». Для меня ее мнение стало руководством к действию, потому что маме я доверяю, она мой хороший друг. Но, конечно, я не ожидала, что Дима так быстро приедет в Питер знакомиться. Не предупредив, договорился о встрече через моих подруг. Они пригласили меня в театр на спектакль по роману Вишневского «Одиночество в сети». Я еще размышляла, идти или нет, даже не подозревала, что тут какая-­то интрига. И вот я вышла из метро…

Дмитрий: А там я! (Смеется.) Она пробежала мимо, я стал кричать: «Катя, Катя, стой!».

Екатерина: Помню, от неожиданности я начала хохотать чуть ли не до слез, просто не знала, что сказать. Но, признаюсь, к тому моменту я уже понимала, что влюблена в этого человека.

На Дмитрии: футболка и джоггеры, все – ICE PLAY; бомбер, BIKKEMBERGS На Екатерине: пальто, Patrizia Pepe; ботильоны, PINKO На Соне: одежда и обувь, все – собственность героини
На Дмитрии: футболка и джоггеры, все – ICE PLAY; бомбер, BIKKEMBERGS На Екатерине: пальто, Patrizia Pepe; ботильоны, PINKO На Соне: одежда и обувь, все – собственность героини
Фото: Алена Полосухина; ассистент фотографа: Дина Жилинская

— По переписке?

Екатерина: Да. Я ощущала, что это не просто так.

Дмитрий: Мы стали общаться, узнавать друг друга. В этом плане, если два человека живут в разных городах, социальные сети очень помогают.

— А бывает, что, встретившись в реальности, люди разочаровываются.

Дмитрий: Мы стали счастливым исключением из правил. Мы ведь все-таки люди одной профессии: всегда есть что обсудить, варимся в одном котле.

— То есть какое-­то время у вас был роман на два города?

Екатерина: Да, мы приезжали друг к другу на пару дней, жили этими встречами. Планировали выходные: кто к кому приедет — либо я к Диме в Москву, либо он ко мне в Питер. Нас совершенно тогда не напрягало, что можно не спать всю ночь, а потом гулять целый день. Такая романтика!

Дмитрий: Денег особо не было, все тратили на билеты. (Смеется.) Тогда еще не ходил «Сапсан», даже на купе не хватало. Меня почему-­то упорно не хотели снимать в кино, приходилось как-­то выживать. Я уже закончил актерский факультет МХАТ, отработал два года в театре в Эстонии и потом поступил на режиссерский факультет в Щукинский театральный институт. Устроился в Подмосковье в «Мелиховский театр. Чеховская студия». Кстати, там до сих пор идет мой дипломный спектакль «Заповедник» по прозе Сергея Довлатова.

Екатерина: Дима поставил спектакль, получал награды на многих театральных фестивалях и вошел в число победителей фестиваля «Золотой витязь».

Дмитрий: Я помню, первое место тогда занял режиссер театра «У моста» Сергей Федотов, второе — прекраснейший венгерский режиссер Аттила Виднянский, а на третьем месте оказался наш спектакль, который был сделан, что называется, на коленке. Конечно, на тот момент это был большой успех и наша гордость. Я надеялся, что вот сейчас меня пригласят в какой-нибудь большой театр для постановки. Но, увы, за этим ничего не последовало. Но зато поступило предложение сняться в девяностосерийном телефильме «Катина любовь», да еще в главной роли. Кстати, Катя туда тоже пробовалась. Мы могли уже тогда сниматься в одном фильме. Но ничего, потом наверстали — у нас три совместных проекта.

На Дмитрии: кардиган и джинсы, все – Aeronautica Militare; футболка и ремень, все – BIKKEMBERGS На Екатерине: пуловер и юбка, все – ICE PLAY; сумка, Coccinelle
На Дмитрии: кардиган и джинсы, все – Aeronautica Militare; футболка и ремень, все – BIKKEMBERGS На Екатерине: пуловер и юбка, все – ICE PLAY; сумка, Coccinelle
Фото: Алена Полосухина; ассистент фотографа: Дина Жилинская

— Екатерина, а когда встал выбор с переездом в Москву, для вас это было сложное решение?

Екатерина: На тот момент я уже мечтала вырваться из Питера, хотелось развиваться дальше.

Дмитрий: Полного разрыва как такового не произошло, Катя осталась работать в театре на Васильевском. И когда ей предлагают хорошие роли — например, Татьяны в «Мещанах» или Катерины в «Грозе», — я ее отпускаю.

Екатерина: У нас не получается годами сидеть в Москве. У Димы съемки то в Киеве, то в Минске, то в Ярославле, а мы пытаемся подстроиться под его график, найти время побыть вместе. Такая кочевая жизнь.

Дмитрий: Сильно к месту мы не привязаны. Одно время Соня даже ходила в детский сад в Питере. Есть надежда, что мы все-таки перетащим в Москву Катину маму. Мои родители живут в Таллине, а без помощи нам тяжеловато.

— Екатерина, то есть, когда родилась дочка, вы плотно занялись ребенком?

Екатерина: Сонечке было два месяца, когда она сыграла сына Диминого героя в сериале «Все только начинается»; еще через несколько месяцев она снималась в одном проекте со мной, к тому же я вернулась в театр. Так что в принципе — нет, я не засиделась дома.

— Дмитрий как-­то в интервью сказал, что дочь, наверное, станет актрисой. Замечаете в ней творческие способности?

Дмитрий: Энергетику. Куратор нашего курса, мой учитель Олег Павлович Табаков говорил о самом главном качестве, которым должен обладать актер, — об энергоемкости человека. Так вот София — просто сгусток энергии, огонь! И она очень эмоциональная девчонка. В принципе, она может заниматься и танцами, и спортом, и режиссурой, и актерским мастерством. Я надеюсь, что в любом выбранном направлении она сможет реализоваться, потому что у нее есть целеустремленность и сила. Хотя стоит еще поработать над терпением и усидчивостью. Соня уже занимается в садике танцами, а еще ей нравится вокал. Катя берет уроки и пару раз дочка ходила с ней.

— То есть вы в своей профессии видите лишь плюсы? В основном, когда актеров спрашивают, хотят ли они, чтобы дети пошли по их стопам, они отвечают «Нет! Профессия зависимая, тяжело, когда работы нет».

Екатерина: Так тоже можно сказать. Отсутствие стабильности — это, наверное, главный минус нашей профессии.

Дмитрий: Я как отец постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы дочь могла не думать о бытовых проблемах, чтобы ей не пришлось проходить через то, что я прошел. Но как, опять же, говорил Олег Павлович, профессия актера как профессия пожарного — высокого риска. Ты можешь реализоваться, а можешь и нет. И тогда это жуткие душевные терзания и боль. Лишь небольшое количество актеров мы видим на экране, на сцене, а сколько выпускников театральных вузов — талантливых, глубоких, умных — прозябают в безвестности… Удача играет, возможно, самую важную роль в жизни актера.

— Насколько вы амбициозные люди?

Екатерина: В театре мне везет. Я даже и не мечтала о некоторых ролях, которые мне даны. Катерина в «Грозе», Аглая в «Идиоте», Татьяна в «Мещанах». А в кино, хоть у меня и имеется определенный багаж ролей, и главных тоже, не могу выделить какую-­то значимую работу.

— Вы жалеете об этом?

Екатерина: Я верю в свою звезду, в то, что рано или поздно придет что-­то хорошее.

Дмитрий: У Кати муж режиссер — и театральный, и кино. Я настроен реализовываться и там тоже. Недавно попросили вернуться в Мелихово, «подлечить» мой спектакль — ребята его уже пять лет играли без присмотра режиссера, — и я вдруг такую внутреннюю силу почувствовал! Как будто я на своем месте. Я знаю, что мне говорить артистам, как поставить задачу. И я получаю от этого огромное удовольствие. Профессия режиссера невероятна. Ты творец! И можешь создать целый мир!

"Дима делал мне предложение три раза. В принципе, если бы не какая-­то строптивость в моем характере, мы бы поженились гораздо раньше"
"Дима делал мне предложение три раза. В принципе, если бы не какая-­то строптивость в моем характере, мы бы поженились гораздо раньше"
Фото: Алена Полосухина; ассистент фотографа: Дина Жилинская

— Какую роль вы бы придумали для Кати?

Дмитрий: Надо сказать, то, как воспринимает себя Катя, и то, как вижу ее я, — это два совершенно разных человека. Жена очень любит красивые вещи, стильно одевается. А для меня она персонаж из «Тихого Дона», Аксинья, я связываю с ней какую-­то деревенскую историю. Я понимаю, что там ее сила. Но никто пока Кате таких ролей не предлагал.

Екатерина: Я согласна, это абсолютно моя стихия, я же родилась в небольшом городке Кирсанове Тамбовской области…

Дмитрий: А мои предки родом из Брянщины, это я появился на свет в Таллине. Играю мужчин в пиджаках, топ-­менеджеров, никто и не верит, что я с трех лет картошку копал и сено косил, и могу сыграть деревенского парня.

— В «Цыганке», которая скоро выйдет на телеканале «Домашний», у вас все это есть: деревня, цыганский табор…

Дмитрий: О да! Очень была яркая история, подобралась прекрасная творческая команда, все это время, пока шли съемки, прожилось в любви. Большая часть сериала снималась в Черниговской области, это как раз недалеко от Брянщины, город Новгород-­Северский. И как только я ступил на эту землю, почувствовал огромный прилив сил, будто бы домой вернулся, к корням. Очень мощная энергетика места. Река Десна сильная, быстрая, течение такое, что заходишь — и тебя тут же сносит очень далеко. Монастырь на берегу. Люди гостеприимные. Буквально в считаные минуты накрывались столы: закуска с огорода, блюда из печи, наливки, важно было вовремя унести ноги, чтобы не пасть жертвой гостеприимства.

— Цыгане вам по руке гадали, судьбу предсказывали?

Дмитрий: Нет, не предсказывали. Скорее, оберегали, помогали. Цыгане в этом фильме — это актеры театра «Романс» Игоря Николаевича Крикунова. Замечательные артисты и люди. Некоторые сцены в памяти до сих пор. Ночь, звезды, рядом течет река, вдруг на поле расстилаются ковры, разжигаются костры, цыгане поют песни под гитару — незабываемые впечатления. Очень жду момента, когда проект смогут посмотреть зрители.

— У вас много романтических ролей в кино. А в жизни остаются силы на романтику? Екатерина, муж ухаживает за вами?

Екатерина: Да, он мне всегда делает кофе по утрам. Мы вместе уже десять лет, но не могу сказать, что романтика ушла из нашей жизни. Мы успеваем друг по другу соскучиться; только побыли вместе — надо снова куда-­то ехать на съемки. Мне кажется, с годами наша любовь стала глубже, крепче.

— Вы изменились за это время?

Дмитрий: Мы стали мудрее: стараемся беречь друг друга, прощать.

Екатерина: Актеры по большей части эгоцентричны, сконцентрированы на себе, при этом еще и очень эмоциональны. По молодости мы тоже были более категоричными, ставили выше свои интересы. А с годами пришло понимание, что, чем больше отдаешь человеку, тем больше к тебе и возвращается.

Дмитрий: К этому времени актерские пары обычно распадаются. Сейчас наша любовь уже находится не на стадии сумасшедшей страсти, но от этого чувства не менее значимы. Это в восемнадцать лет я думал: надо так, чтоб просто срывало крышу, — а сейчас получаю удовольствие от иных вещей: от того, что рядом родной и близкий мне человек, которому я полностью доверяю.

— Вы дошли до загса?

Екатерина: Дошли (смеется), Сонечке было уже три года. Вообще, Дима делал мне предложение три раза. В принципе, если бы не какая-­то строптивость в моем характере, мы бы поженились гораздо раньше. Но я думала: нет, еще побегай за мной!

— Свадьбу устраивали или расписались по-­современному, в джинсах?

Дмитрий: Было и белое платье, и смокинг.

Екатерина: Нам просто некуда было деться: родные требовали свадьбу. Моя мама очень ее хотела, Димины родители приехали из Таллина. Народу было не так много — близкие друзья и родственники. А отмечали в Питере, на корабле, было очень красиво.

— То есть в Питере все-таки, не в Москве…

Дмитрий: Да, и Соня там родилась.

— На самом деле очень приятный город.

Дмитрий: Согласен, но почему-­то долго я не могу там находиться, с удовольствием приезжаю отдыхать, но потом тянет в Москву. Ее энергетика мне ближе, не могу уже без этого ритма.

На Дмитрии: джемпер и ремень, все – BIKKEMBERGS; джинсы, Aeronautica Militare На Екатерине: пуловер , SASHA´; джинсы, ICE PLAY На Соне: одежда и обувь, все – собственность героини
На Дмитрии: джемпер и ремень, все – BIKKEMBERGS; джинсы, Aeronautica Militare На Екатерине: пуловер , SASHA´; джинсы, ICE PLAY На Соне: одежда и обувь, все – собственность героини
Фото: Алена Полосухина; ассистент фотографа: Дина Жилинская

— Екатерина, вы родом из маленького Кирсанова, вам в мегаполисе комфортно?

Екатерина: Мне очень нравится Москва, особенно в последнее время, — она стала более благоустроенной, уютной. Питер для меня родной город по сути, туда я приезжаю и расслабляюсь. А Москва дает толчок: некогда сидеть, надо двигаться дальше, брать новые высоты.

Дмитрий: Сейчас в гости приехал мой брат с семьей, и когда они увидели нашу подготовку к ролям, пробам, сказали: «Ну ее, такую профессию!». Мы можем, например, не есть день-­два, сидеть на одном кефире, чтобы быстро скинуть вес. Внешний вид — визитная карточка актера. Брат говорит: «Давно не виделись, давай посидим как люди!». А как я могу позволить себе алкоголь, если завтра фотосессия или съемка и надо быть в форме? Поэтому только после работы. (Смеется.)

— Екатерина, наверное, женщину может раздражать озабоченность мужа-­актера своей внешностью…

Екатерина: Я привыкла. Но Дима не настолько зациклен на себе. В основном это касается физической формы, режима питания. А мне-­то что — я же не готовлю. (Улыбается.) Не люблю стоять у плиты, а у мужа это прекрасно получается.

Дмитрий: Возвращаясь к вопросу о физической форме: если ты играешь героя-­любовника, в которого влюбляются женщины, будь добр соответствовать. Иначе это будет смешно. Никто не отменяет самобытность артиста, его внутреннюю природу. Но наша профессия публичная. Есть артисты, которые не пользуются соцсетями для продвижения, плевать им на число подписчиков в Инстаграме. Но мир изменился — сейчас даже работу предлагают в зависимости от того, насколько популярен твой аккаунт. Честно говоря, мне очень тяжко делать публикации каждый день, вывешиваю что-­то в Инстаграм раз в неделю. Я не могу играть с Софией и снимать наше видео. По-моему, это такая интимная сфера.

Екатерина: Такое ощущение, что происходит смещение акцентов: и тебя любят не за то, как ты играешь, а за то, насколько интересной жизнью ты живешь.

— А вы светская парочка?

Дмитрий: Мы по большей части домоседы. Когда появляется свободное время, стараемся провести его семьей.