Интервью

Александр Олешко: «Я всегда хотел стать артистом, и никакой другой мечты у меня не было»

Телеведущий поделился воспоминаниями о детстве и своем наставнике

27 мая 2019 10:50
2121
1
Александр Олешко
фото: instagram.com/oleshkoaleksandr

Многие люди с годами теряют детскую непосредственность, открытость, желание фантазировать и постигать мир. Актер Театра им. Вахтангова, заслуженный артист России, телеведущий Александр Олешко не только не растерял с годами эти качества, наоборот, он еще и продолжает делиться этим с другими. В том числе и с «МК-Бульваром».

— Александр, вы помните себя в детстве?

— Очень хорошо. Более того, часто пытаюсь все свои ощущения из детства принести во взрослую жизнь. Ведь все у нас перевернуто с ног на голову. В детстве каждый ребенок с распахнутыми глазами любит мир, людей, верит всем. Ну а потом взрослые уже своими комплексами, своим горьким опытом начинают пугать ребенка и вбивают в него ржавые гвозди сомнений, страха. Поэтому, чтобы не сойти с ума, я вспоминаю в себе того мальчика Сашу Олешко, который верил в лучшее. И я очень рад, что мое детство было счастливым, очень добрым, культурным, насыщенным. Что я в своем детстве был ребенком. Сейчас, в ХХI веке, к сожалению, дети (во многом «благодаря» взрослым) проскакивают свой счастливый период, они сразу становятся взрослыми, поют взрослые песни, участвуют в каких-то странных взрослых играх, сами того не желая порой. А я считаю, что ребенок должен прожить период своего детства. Эти счастливые первые 14–15 лет должны пройти под присмотром взрослых, но так, как видится и хочется ребенку, так, как ему важно. Он должен фантазировать. Мечтать. И взрослые должны ему помогать оставаться в этом возрасте. Взрослым ребенок успеет стать.

— Кем хотел стать Саша Олешко в детстве, была ли мечта?

— Я всегда хотел стать артистом, и никакой другой мечты у меня не было.

Александр Олешко
Александр Олешко
Кадр из фильма: "Турецкий гамбит"

— Вы и сегодня мечтатель?

— Безусловно, без этого невозможно вообще жить.

— У вас был наставник, который повлиял на вашу дальнейшую жизнь?

— Я очень рано прочитал книгу Юрия Никулина «Почти серьезно…», где он интересно, тепло и по-доброму рассказал о своей жизни, ее сложных страницах: о Финской войне, Великой Отечественной. Как он становился артистом, как он сохранил в себе те лучшие качества, которые должен сохранить человек. Поэтому он для меня — совершенно на особенном месте. Мне трудно говорить о нем в прошедшем времени, таких людей очень не хватает нам сейчас — которые при такой невероятной популярности и любви людей не располагаются на этом как на каком-то активе, а наоборот, благодаря этой популярности отдают огромное количество энергии, своей жизни и добрых дел для того, чтобы зритель был счастлив. Для меня пример этого — Юрий Никулин.

— Практически всех детей направляют по жизни их родители. Что лично вы вкладываете в понятие «семья»?

— Это ответственность и пример. Перекладывать воспитание собственного ребенка на улицу, товарища или учителя в школе — недопустимо. Родитель должен быть ответственен за каждое слово, каждый свой поступок, потому что на него, как в зеркало, порой смотрят дети. Часто копируют, перенимают не самое лучшее, что должны. Ну и, конечно, это диалог с ребенком, внимание к нему, к его каким-то мечтам, его ощущениям. Безусловно, это помощь и поддержка. Родитель должен стать другом своему ребенку, а не тираном и деспотом. Он не должен наносить травмы ни словом, ни делом.

— Вы являетесь участником Первого съезда международного детского конгресса. Там ребята участвуют в мастер-классах под руководством уже состоявшихся людей, а по результату получают призы. Почему согласились участвовать?

— Потому что я разговариваю с детьми на естественном и, как мне кажется, самом важном языке — языке души. Я не стараюсь быть в их глазах модным. Ведь если ты модный сегодня, ты немодный завтра. Я не стараюсь угодить нынешним тенденциям. Я стараюсь на своем примере им показать, что можно оставаться нормальным человеком. Нужно учиться, самообразовываться, ставить цели и идти к ним. Не опускать руки и ничего не бояться. Быть готовым к удару. К неуспеху в том числе. Но верить в свою звезду. Если грядущий форум хоть одну из таких задач выполнит, это здорово. Если он кому-то подарит какую-то надежду — здорово. Кого-то поддержит — здорово. Откроет новое имя — здорово. Не случайно же говорят, что талантам нужно помогать, бездарности сами пробьются.

— Для вас самого важны награды?

— Это важно для любого человека, который что-то делает и живет активно и интересно. Правда, с возрастом отношение к наградам у меня изменилось. Наверное, это покажется кому-то неправдой, но это действительно так: главная награда — когда тебе на улице улыбаются незнакомые люди и говорят добрые слова, воспринимая тебя как члена семьи. Наверное, это та самая важная награда, которую не купишь и не организуешь, не спродюсируешь, которую ты не получишь никогда и ни за что искусственным образом. Это отклик на твою работу, на твой ежедневный труд, на порывы твоей души. Ну а когда какое-то профессиональное сообщество или государство отмечает человека — это правильно. Но, повторюсь, это хорошо, когда вовремя и по заслугам.

Сейчас мы наблюдаем огромное количество странных вручений. Когда всем понятно и очевидно, что и человек не заслужил, и заслуг никаких нет, но почему-то он что-то где-то себе прикрепляет на лацкан. Ну да и бог с ними, пусть будет и так. Это проблема не только сегодняшнего дня. Так было всегда. Например, в советское время Фаина Георгиевна Раневская одному актеру, который переживал, что ему не дают звания, сказала: «Пойдемте, дорогой, ко мне в гости. Я вам покажу фотографии неизвестных народных артистов Советского Союза».

None
Фото: личный архив

Эдгард Запашный, народный артист России, член совета по культуре при президенте РФ, озвучил интересный вопрос в соцсетях для своих читателей — как необходимо реформировать систему получения почетных званий. Я могу ответить через наше интервью. Все очень просто. Сейчас, к сожалению, как флаг, несется над страной пошлость и матерщина. Очевидно, что артист, тем более со званием должен быть образцом и примером! Артист не имеет права опускаться до уличных отбросов. Не выражаться на экране, в интервью. Это вещи, совершенно несопоставимые с культурой и с высоким государственным почетным званием. Наверное, надо вспомнить о Кубке Стенли, он же переходящий. Так и звания, например, каждые два-три года, до достижения пенсионного возраста, должны подтверждаться активной творческой деятельностью и нравственной чистотой. Если по тем или иным признакам человек не проходит дальше и не подтверждает это высокое звание народного артиста либо своей работой, либо своим трудом, либо своими поступками, значит, он в какой-то момент должен его лишиться. Как кубок, оно должно быть переходящим. Можно еще вспомнить, что в СССР была замечательная система госприемки. Дома же не строили без принятия проекта специальной комиссии, состоящей из высококвалифицированных и образованных специалистов. Ну так почему бы не выбрать двадцать человек из самых разных сфер: науки, культуры и так далее, с очень хорошей репутацией и биографией, абсолютно неподкупных, которые бы в обязательном порядке изучали биографию того или иного творческого человека, который должен получить высокое звание. Изучали бы не только по количеству бумаг, грамот и ходатайств, а путем обязательного ознакомления с его творческой деятельностью! Ведь звания сейчас подчас выдаются, что называется, вслепую. Это огромный ворох бумаг, подписей, абсолютно бюрократическая система. И все зависит от того, подпишут эту папку или нет. А люди, которые подписывают, просто-напросто не имеют времени понять, узнать, есть ли настоящий культурный вклад. Тогда это было бы честно и прозрачно, возникала бы полемика по поводу обсуждаемого артиста. И все должно быть запротоколировано, чтобы все могли потом прочитать, на каком основании он стал заслуженным или народным. Иначе это каждый раз напряжение, возмущение, часто недоумение.

— Вы сказали, что люди, встречая вас на улице, считают членом семьи. А какой ваш ближний круг?

— Мои три кота и мои члены семьи. Несколько человек, которым я доверяю, которых люблю, которыми восхищаюсь в профессии. И это не обязательно артисты, творческие люди. Я очень люблю людей труда, простых тружеников, на которых страна держится.

— Вы как-то сказали: главное, чтобы люди желали не просто денег, славы и почестей, а, например, чтобы все в этом мире стало чуть гармоничнее. Что, на ваш взгляд, нужно желать от жизни, чтобы так происходило?

— Помнить о том, что жизнь очень коротка. Помнить о смысле жизни… Я, кстати, смущен тем, что очень многие не могут сформулировать, в чем смысл жизни. По-моему, это очень просто. Если ты не напоказ верующий человек, то понимаешь, что ты песчинка, часть какого-то огромного, невероятного, космического замысла. Где-то между планетами есть огромный сосуд, это я образно так говорю, в котором доброта, радость, красота, чистота, какие-то возвышенные искрящиеся поступки, мотивы. И смысл жизни человека — украсить планету, оставить о себе доброе воспоминание, ну и, конечно, привнести в этот сосуд своей чистоты, добрых дел, радости, поступков. До той поры, пока будет продолжаться жизнь, рядом с добрыми и чистыми людьми будут гадкие и грязные. И они из этого сосуда пытаются все время выкачать все, что там есть. Но только ничего у них в итоге не получается, потому что жизнь их, несмотря на деньги и почести, проиграна. И она, вот их так называемая жизнь, как раз конечна. А те люди, которые в этом смысле понимают, что здесь, на планете Земля, они пассажиры транзитные, знают, что душа их будет жить вечно. И жизнь продолжится. И все будет прекрасно. Поэтому в таких людях нет ни страха, ни злобы на лице, ни ужаса. Все просто.

Александр Олешко
Александр Олешко
фото: instagram.com/oleshkoaleksandr

— Вы работаете и на телевидении, и в театре, и в кино, и поете… Вы делите это на профессии или считаете это единым целым?

— Безусловно, делю. Это все разные профессии, другое дело, что я ими, как мне кажется, пытаюсь овладеть. А в нашей творческой жизни нет такой профессии, в которой ты можешь сказать: «Я все знаю, все умею». Поэтому я и говорю, что пытаюсь всему этому научиться. Я хотел быть «человеком-оркестром». Хотел уметь многое, многое сделать, успеть, познать, прочувствовать. Поэтому через разные виды творчества прихожу к людям. И в какой-то момент, по большому счету, мне стало уже не так важно, через что они меня знают. Кто-то как телеведущего, кто-то как театрального актера, некоторые как человека, который поет, кто-то как общественного деятеля, кто-то вообще понятия не имеет, кто я такой, но где-то видел, поэтому пытается понять, узнать. Сейчас очень много информации, и в этом нет ничего плохого. Но важно, что во всех этих направлениях я стараюсь быть честным перед людьми, которые на меня смотрят.

— Скоро у вас день рождения, где будете отмечать и с кем?

— Так себе запланировал, что я буду на море у солнца, но пока не выбрал город и маршрут.

— Какой ваш детский день рождения вам особенно запомнился?

— Наверное, тот, когда мне обещал прийти в гости Олег Попов. Я честно никого не пригласил. Сидел дома с накрытым столом вместе с мамой и ждал Олега Попова. Он, конечно же, не пришел, я ему перезвонил, чтобы выяснить, почему это вдруг. Он ответил: «Извини, меня пригласили в Криковские винные подвалы». Он тогда был на гастролях в Кишиневе. Я ему сказал, что буду его ждать, мне же одиннадцать лет было. Он засмеялся и сказал, что не стоит. И пригласил меня на свой день рождения, который должен был состояться через неделю, в цирке. Я пришел. Мне тогда казалось, что ему важно вручить пластмассовый искусственный виноград, для реквизита, и почему-то подарить огромный и тяжеленный фотоальбом с видами Кишинева. Этот альбом весил больше, чем я в то время. Я все вынес в манеж, подарил. После этих гастролей он улетел в Германию и остался там. Собственно, навсегда. И когда спустя двадцать семь лет он вернулся в Россию, я с ним встретился. Все это напомнил, рассказал и показал ему фотографию, где он мне в детстве в манеже машет рукой и дарит воздушный шарик. В ответ он мне рассказал, что стал клоуном, потому что ему в детстве клоун подарил шарик. Когда он был на гастролях в Санкт-Петербурге, я, будучи президентом детского международного фестиваля искусств «Цветик-семицветик», учредил приз, который называется «Спасибо». Я вышел в манеж Санкт-Петербургского цирка и вручил ему этот приз. Таким образом закольцевалась история моего знакомства и дружбы с Олегом Поповым. Представляете, какой я счастливый человек!