Интервью

Михаил Пореченков: «Детей пытаемся воспитывать с точки зрения христианской морали»

Актер разменял шестой десяток и при этом совсем не похож на человека, который рефлексирует по поводу своего возраста. WomanHit.ru записал мысли юбиляра о старых друзьях, увлечениях и большой семье

6 марта 2019 19:01
6509
0
Михаил Пореченков с женой
Геннадий Авраменко

О работе

— Всегда хочется считать, что ты на своем месте. Занимаешься тем, что тебе уготовано сверху. Ты попал туда, куда хотел. И все складывается так, как ты мечтал. И если ты не разочаровываешься в своем творческом выборе, пути, профессии, тогда это правильно. Присутствует цельное ощущение жизни. Если дети так скажут: «Да, папочка, не тем ты занимался. Просрал все! Разные мы фильмы смотрим!» — мне будет обидно (улыбается). Поэтому работаю много. Но мне работа доставляет удовольствие. Это тяжело, сложно, но мне в радость.

Об отцовстве

— Хочется сказать, отец я хреновый. Как себя похвалить? Мы не разделяем воспитание детей с супругой пополам. Если она что-то говорит, то и я говорю то же самое. Мы всегда идем с ней в одну сторону. У нас нет дуализма мнений. Пытаемся воспитывать с точки зрения христианской морали. Если мы о чем-то договорились, то своего мнения не меняем. Нельзя — значит нельзя! И папа, и мама говорят одно. Мы можем потом поспорить по поводу компьютера, гаджетов. Но «да» или «нет» мы говорим вдвоем. Иначе у нас не происходит. Я выступаю в роли тяжелой артиллерии, как говорят. Я ставлю точку в разговоре.

В фильмографии Пореченкова десятки ролей: от офицеров и следователей до исторических персонажей, таких, как Александр Куприн...
В фильмографии Пореченкова десятки ролей: от офицеров и следователей до исторических персонажей, таких, как Александр Куприн...
Фото: материалы пресс-служб

О большой семье

— Всегда радовался, что детей много. Как Бог дает! Но тут больше руководит супруга, нежели супруг. Есть у нее силы или нет. Пока нас все устраивает.

Об охоте

— Сейчас, к сожалению, времени мало, на охоту езжу только в Тулу и Саратов. Но зато тут, в Москве, есть спортинг-клуб один, где по тарелочкам стреляют. Ружье себе купил хорошее. И время нахожу. Я быстро собрался, быстро заехал, двести отстрелял, уехал. Надо находить время, надо давать себе возможность вздохнуть, почувствовать, что ты не только пашешь. Ну а что еще остается делать? Водку пить, что ли? Подустаешь там, на охоте. В девять утра загон, а возвращаешься только к ночи. В прошлый раз, например, тринадцать часов на снегоходах перемещались. Приползли еле живые. Сели, выпили. Опять же все эти разговоры охотничьи, рыбацкие. У кого больше, у кого толще. Компания всегда хорошая собирается. Все забывают о своих профессиях, должностях, званиях, рангах. Как в бане — все голые. Все одинаковые, только рассказы разные. Пацанская, очень приятная компания. Настоящая! Мне всегда хочется поехать на природу, пообщаться с пацанами.

...или Иван Поддубный
...или Иван Поддубный
Фото: материалы пресс-служб

О выпивке

— У меня нормальные отношения с алкоголем. Мы же люди русские. Можем сесть крепко! Сейчас уже реже, чем раньше, но можем иногда. На охоту едем, садимся за стол. Рюмочку обязательно выпиваем, иначе нельзя.

О друзьях

— Жалко, что редко видимся — много работы, графики не совпадают. Но вот когда у Кости Хабенского день рождения был, конечно, встретились. Зашли, поздравили, обнялись, посидели вместе. Начали вспоминать прошлое и вдруг поняли: мы такую жизнь уже прожили, столько сделали! Взрослые ведь дяденьки. Елки-палки, как все быстро пролетело! Короче, решили, что надо чаще собираться, а то разбежались в разные стороны, а времени-то не так много остается. Забежали на вершину, побежали вниз, но надо по пути туда или обратно не растерять то дорогое, что мы приобрели, — нашу дружбу.

Михаил увлекается охотой и рыбалкой, и дети иногда поддерживают папу в этом хобби
Михаил увлекается охотой и рыбалкой, и дети иногда поддерживают папу в этом хобби
Фото: Instagram.com

О вере

— Мы же все стремящиеся. Все на пути в небесный Иерусалим. Каждый идет по Раевскому тракту. Все будем там. И дети учатся в православной школе Святителя Василия Великого. И я не говорю, что мы прям верующие-верующие. Но база должна быть, жизненная опора, добрые человеческие, христианские вещи. Это помогает держать удар. А в жизни их много будет. Человек должен за что-то держаться. А это не самое плохое, за что можно в жизни держаться. Уверен.