Илья Легостаев: Ищите женщину
Илья Легостаев: замуж за принца
Измена во спасение
Фашиониста — чокнутые бездельники?
Фото: архив WomanHit.ru

Шансон в студию

Александр Мельман
31 мая 2018 14:10
15163
1

Постоянный автор WomanHit.ru Александр Мельман делится своими впечатлениями после посмотра передачи «Три аккорда»

Хорошее дело шансоном не назовут, вы скажете? Да, можно любить русский блатняк, можно не любить. Но он есть, что называется, влип в историю, и уже не стереть его ластиком. Тогда стоит вглядеть- ся, только не в сам шансон, а в эти «Три аккорда».

«Три аккорда», третий сезон — всё сошлось. Важно только, как это делается в Одессе. Делается с теплотой, с душой и даже иногда с талантом. А еще важно, кто делает.

Максим Аверин собственной персоной, он здесь к месту, как влитой. В этой своей роли он до- брейшей души человек: тонкий, нежный, ироничный, отплясываю- щий, поющий и всегда в контексте. В контексте всей нашей жизни, и не только тюремной. Хотя «половина страны сидела, половина их охра- няла» — он об этом тоже хорошо знает.

А вот вам жюри. Оказалось, эти люди «с нашего двора», ну просто красавцы. Все-таки опыт за пле- чами ого-го какой! Они так умны, глубоки и непосредственны — аж заслушаешься. Один Александр Новиков чего стоит, брутальный вы наш. Но какой интеллигент на самом деле, какой умница! Всегда ждешь его приговора, потому что не приговор это вовсе. Он вспоми- нает, анализирует, философству- ет, балдеет от прекрасных дам, почему-то равнодушен к дамам постарше. Впрочем, понятно по- чему, ведь даже у такого сильного мужчины могут быть маленькие слабости.

То же и Розенбаум, Шуфу- тинский, Люба Успенская. Как хороший вратарь — это полкоман- ды, так и правильные люди в жюри — половина успеха программы.

Песня здесь именно играется, почти как в театре. Или в мюзик- холле, в скетче, в буффонаде. Юмор соседствует с непреходя- щей тоской, вселенской грустью, вечной мечтой о свободе. И слова, здесь очень важны слова.

Я ведь давно знаю песню Олега Митяева «Лето — это маленькая жизнь». Ну песня как песня, ничего особенного. Немного сладкая, чуть-чуть настроенческая. Но о чем там идет речь, я вообще не понимал. И понял только на этой программе, когда ее спел Игорь Саруханов. Этим всё сказано. Са- руханов, звезд с неба не хватаю- щий, с физиономией интеллектуа- ла после вчерашнего, исполнитель великой классики «Дорогие мои старики», — и вдруг… Он так это сделал, так исполнил, подал, что я почувствовал: это мое.

Таких примеров там множе- ство. Оказалось, что это умное и душевное шоу, которое я жду непременно. Вот придет пятница, и я подумаю: о, мой вечер будет то что надо. Потому как есть «Три аккорда», Аверин, Розенбаум, Но- виков и песня… Совсем не блатная, но русская, советская, где очень важны стихи. И артистизм, и само- выражение.

Никогда бы раньше не подумал, что я так буду писать о программе «Три аккорда», о так называемом русском шансоне. Мне-то всегда казалось, что я выше этого… Нет, не выше. Я весь там. Я просто благо- дарный зритель.