Архив

Маргарита Дробязко: «Для меня нет лучшего средства для похудения, чем игра в хоккей»

Каких только слухов ни крутится вокруг супругов-фигуристов Маргариты Дробязко и Повиласа Ванагаса!

После того как известные спортсмены, ставшие национальными героями в Литве, начали участвовать в российском проекте «Ледниковый период», об их личной жизни не судачил только ленивый.

6 апреля 2011 20:06
6660
0

— Говорят, Маргариту Дробязко недавно видели с клюшкой в руках. Решили после шоу на льду переключиться на хоккей?

— Да. Хотя многие не верят, думают, что это шутка. Наши мальчики уже давно купили форму и играют либо сами между собой, либо с местными хоккейными командами, которые есть в каждом городе, куда мы приезжаем на гастроли. Пару лет назад мы с Таней Навкой стали упрашивать Илью Авербуха взять девочек в команду. В конце концов он сжалился над нами и двух девушек все-таки взял. Просто желающих больше не нашлось. (Улыбается.) Нас взяли сначала просто попробовать, но в итоге мы купили хоккейную форму и играем с мужчинами на равных. Я не знала, что это так тяжело физически. Когда выходишь после матча, форма вся просто мокрая. Такой азарт, не замечаешь нагрузок. Пожалуй, нет лучшего средства для похудения, чем поиграть в хоккей.

— А что говорит муж Повилас по поводу вашего экстремального занятия?

— Он тоже играет, и давно. Конечно, когда мы поначалу с Таней пытались играть без формы, мальчики были в ужасе и боялись залепить шайбой по лицу. В итоге, когда мы ее надели, а парни стали играть с нами в полную силу и когда я получила шайбой прямо по забралу, то поняла, что было бы с моим лицом, если бы не шлем. Сколько бы пластических операций пришлось пережить. Так что мальчики нас спасли тем, что заставили надеть форму.

— Выходит, что хоккей — это ваше главное хобби на сегодняшний день?

— Почти. Кроме фигурного катания мое самое любимое занятие — это дизайн интерьеров. Для людей подчас не важно, в каком интерьере они живут. Главное, чтобы было чистенько, аккуратненько. А кому-то важна каждая деталь. У меня всегда была такая страсть к дизайну. Я очень хорошо себя чувствую, когда вокруг все красиво. И когда в 2001-м дело дошло до строительства нашего первого дома, я его декорировала сама. Получилось такое альпийское шале, очень симпатичное. Когда стали приходить знакомые, многие под впечатлением просили помочь с интерьерами. И я начала оформлять квартиры себе, маме Повиласа, друзьям. В итоге у нас получилось довольно много объектов, и все — разного стиля. У меня даже пошли съемки для интерьерных журналов. Это мое серьезное увлечение, и я думаю, что буду этим заниматься профессионально когда-нибудь.

— Вы говорите, что в 2001-м построили свой первый дом. Значит, есть и второй?

— Первый дом — это дом моих родителей, хотя изначально мы его строили для себя. Просто захотелось родителей тоже увезти за город. Мы сначала жили все вместе, а потом купили второй дом, для себя. На Киевском шоссе. Его мы построили совершенно в ином ключе, чем первый. Получился испанский стиль.

— Не все знают, что кроме занятий дизайном и хоккеем вы еще и поете. Вы даже приняли участие в проекте «Две звезды» в Литве…

— Я просто в детстве пела довольно хорошо. Потом не пела вообще лет 20, не открывала рта, потому что считала, что у меня пропал голос. Это то же самое, как в фигурном катании: если ты бросаешь тренировки, наверстать очень сложно. Я просто не решалась. Но тут представился случай спеть в проекте «Две звезды», мне так понравилось, что я решила развивать эти способности. Альбом, конечно, я записывать не буду, это уж слишком серьезно. Но я думаю, какие-то композиции у меня появятся. Тем более что моя подруга пишет неплохие песни.

Маргариту Дробязко смело можно назвать еще и актрисой. Она приняла участие в мюзикле «Огни большого города», действие которого разворачивается, как и ожидалось, на льду. фото: Олег Наумов
Маргариту Дробязко смело можно назвать еще и актрисой. Она приняла участие в мюзикле «Огни большого города», действие которого разворачивается, как и ожидалось, на льду. фото: Олег Наумов

— Вы просто девушка на все руки: и танцуете, и поете, и дизайном занимаетесь. Играть в кино не пробовали?

—Да, в Москве уже были предложения сыграть в кино и вести передачу — ездить в гости к известным фигуристам, типа «В гостях у звезды», а Повиласу даже предлагали играть в театре в главной роли. Но все это длительные проекты и требуют отказаться от основной работы на какое-то время. А это очень сложно.

— Для отдыха время находится?

— Летом у нас месяца два для отдыха, пока не начнутся новые проекты. Когда заканчивается очередной проект, мы не хотим лететь за рубеж отдыхать. Единственное исключение — Майами. Но нам там настолько не понравилось, что мы сбежали через два дня. Отели устаревшие. На пляжах как-то нерадостно. Помню, был смешной случай. Вышли мы на пляж, к нам вдруг подходит женщина и говорит: «Слава богу, что вы приехали, а то только что уехал Киркоров — и мы не знаем, чем заняться!»

— С вашим мужем Повиласом вы катались много лет вместе, прежде чем ваш отношения стали серьезными. Кто сделал первый шаг?

— Действительно, мы знали друг друга очень долго. Искра зажглась у него, он признался в любви, я очень удивилась, все-таки мы столько лет уже находились рядом. Потом свыклась с этой мыслью, стала искать у него положительные качества. В итоге мы уже 10 лет в браке. Хотя люди мы разные. Я, например, очень вспыльчивая, злопамятная. Он очень мягкий и неконфликтный. Так что на уступки первым идет он.

— А как же известная поговорка «милые бранятся — только тешатся»?

— Я считаю, что милые бранятся и тешатся во время надуманных конфликтов. Типа: ты что не помыл посуду? То есть придумать причину, чтобы поругаться. У нас если и были конфликты, то только по работе. Потому что очень тяжело вместе жить и работать. У каждого была своя точка зрения на то, что мы сделали. Тем более что мы зависели полностью друг от друга. А когда профессиональный спорт закончился, то и конфликты — вместе с ним.

— Говорят, вы так и не оформили официальные отношения, хотя вам удалось обвенчаться. Как это у вас вышло?

— Это не совсем правда. У нас и церковный, и официальный брак. Сначала мы поженились, а уже потом нас обвенчали. Просто мы не делали из этого грандиозную свадьбу. Ведь тогда как раз закончился чемпионат мира — и мы были выжаты как лимоны. Поэтому на свадьбе было всего шесть человек, кроме нас с Повиласом — родители и свидетели. Регистрировались мы в Москве, в ЗАГСе для иностранцев. Ведь Повилас до сих пор является гражданином другой страны. Это, с одной стороны, неудобно: когда он приезжает в Москву, нужно сразу ехать регистрироваться в специальных органах. Но с другой — жителям Литвы можно ездить без виз практически по всему миру. А у меня так вообще два паспорта — я получила еще и литовское гражданство, так как я замужем за Повиласом. На свои первые Олимпийские игры, где я выступала за Литву, меня пустили без паспорта этой страны, но только в качестве исключения.

Маргарита Дробязко знает толк в дизайне интерьеров. Таким образом, девушка построила несколько домов и отремонтировала квартиры себе, друзьям и знакомым. фото: Геннадий Авраменко
Маргарита Дробязко знает толк в дизайне интерьеров. Таким образом, девушка построила несколько домов и отремонтировала квартиры себе, друзьям и знакомым. фото: Геннадий Авраменко

— С тех пор как вы начали принимать участие в «Ледниковом периоде», о вас появилось столько слухов. В частности, о том, что Агния Дитковските «разрушила крепкий брак Дробязко и Ванагаса». Что вы скажете по этому поводу?

— Мне это и смешно, и глупо читать. (Смеется.) Просто у «желтой прессы» есть особенность — они нацелятся на что-нибудь и мусолят, мусолят. Гораздо легче бы было придумать, что, например, у меня роман с Чернышевым, когда мы вместе находились в Санкт-Петербурге. Он холостяк, я там провела два месяца, и мы были там практически одни. Но до нас было лень доехать, поэтому легче была сфоткать Повиласа с Агнией, как они там пакеты в багажник кладут и приобнялись попрощаться. Таким образом можно сфоткать вообще любого человека. Повилас — практически святой человек в плане верности, Агния — тоже очень порядочная девушка. Конечно, противно, когда такое пишут, а особенно про людей, к которым ты небезразлична. И Агнию, бедную, замучили тоже.

Мне, честно говоря, обидно за «Ледниковый период». Там были какие-то романы, отношения, но количество их было настолько мизерное. А когда читаешь, кажется, что у нас там такой бардак происходит, и в этом проекте все участвуют только, чтобы интрижку завести.

—С кем из коллег вы дружите?

— Мы друзья с Татьяной Тотьмяниной. Мы даже стали соседями — они с Лешей Ягудиным купили дом практически в одном с нами поселке. Общаемся с Лешей Тихоновым, Леной Леоновой и Андреем Хвалько. С Леной мы вообще вместе катались еще в школе. Сложились и дружеские отношения с партнершами Повиласа — Ларисой Вербицкой, Агнией Дитковските.

— Жить в большом доме — значит уделять немало времени бытовым вещам. Как вы решили для себя этот вопрос?

— У нас есть помощница по дому. Но она убирает где-то раз в неделю. У нас же еще много животных. Значит, всюду шерсть, беспорядок: там подрали, тут перевернули…

— Много животных — это сколько?

— Пять котов и шесть собак. Все дворовые. Вообще мы изначально не хотели заводить даже одну собачку. Но жизнь в Подмосковье такая — животные вокруг бегают, в окна заглядывают, раз покормил — и она уже у тебя. Или мы на дороге как-то собаку нашли, ее кто-то сбил. Она была в очень плохом состоянии, мы собрали ее буквально по частям. Вот так и набрали зоопарк. Многие, конечно, считают, что мы слегка ненормальные, но это можно назвать такой благотворительностью для животных. Мы столько позитива от них получаем, столько эмоций, отдачи. Это того стоит.

— О детях еще не думали?

— Детей, конечно, давно хочется. Но работы много, загруженность мешает. Потом мы же на льду зависим друг от друга как партнеры. Если я уйду в декрет, то чем будет заниматься Повилас?