Архив

Три тонны любви

Суициды, нетрадиционная ориентация, гиперактивность — «виновато» правое полушарие?

Об этом маленьком подвиге детского медицинского психолога Тамары Шубенко хорошо знают многие жители подмосковного Красногорска. Однажды она по «телефону доверия» два часа удерживала на балконе 12-летнюю девчушку, собиравшуюся сигануть вниз…

30 октября 2009 19:29
2135
0

Об этом маленьком подвиге детского медицинского психолога Тамары ШУБЕНКО хорошо знают многие жители подмосковного Красногорска. Однажды она по «телефону доверия» два часа удерживала на балконе 12-летнюю девчушку, собиравшуюся сигануть вниз…


А привела меня к Тамаре Александровне в детский московский клинико-диагностический центр в Митине просьба знакомой, с которой ее трехлетний внук проводит большую часть времени. «Понимаете, — сокрушалась бабушка, — это не ребенок, а какая-то юла. Ни минуты не сидит на месте. Бегает туда-сюда, лезет во все щели. К концу дня я без рук, без ног, а ему хоть бы хны. Может, у него что-нибудь с нервами?»


— Судя по рассказу вашей знакомой, ее внук — типичный представитель постперестроечного поколения детей, которых мы называем правополушарными, — ответила Тамара Александровна. — У таких мальчишек и девчонок правое полушарие развивается в ущерб левому как результат психической мутации. У них снижены высшие психические функции — память, логика, контроль, мышление, анализ и так далее. Часто такой ребенок живет подкорковыми рефлексами, среди которых главенствуют половой, пищевой, хватательный, глотательный, жевательный. Отсюда эти «стадные инстинкты» — тяга к улице, компаниям — словом, к неформальному общению.


У правополушарных огромный выброс адреналина в кровь — отсюда гиперактивность: малыш буквально носится по квартире. Адреналин должен быть обязательно «сожжен», иначе он блокирует развитие левого полушария. Мама или папа просто обязаны устраивать с малышом активные игры. Иначе годам к 5—7, когда развитие полушарий у детей должно выравниваться, этого может не произойти: в школе ребенок не понимает, что ему объясняет учитель, он не в состоянии уловить смысл прочитанного. Дети испытывают психический дискомфорт, который, в свою очередь, — причина многих психосоматических заболеваний: невроза, сахарного диабета, астмы, вегето-сосудистых и желудочно-кишечных нарушений. Я уже не говорю про энурез, тики, заикания…


— А отчего вдруг это нашествие «правополушарных»?


 — Механизмы их появления недостаточно изучены — как у нас, так и за рубежом. А мы, нейропсихологи, — пионеры в этой области. Я считаю, что «правополушарные» дети — следствие того колоссального стресса, который пережили наши люди от «шокотерапии» начала 90-х годов.


Сегодня ко мне ведут малышей, чьи дедушки прошли Афганистан, прадедушки воевали с Гитлером, а родители имеют чеченский синдром. Длительный стресс, любое физическое насилие вызывает изменение в генетике только на агрессию. Если дедушку ранили, это может отразиться на внуке самым непредсказуемым образом.


Очень много детей с проявлениями аутоагрессии, то есть агрессии, обращенной на себя. У других — неимоверная потребность в удовольствиях. А какие радости у детей в условиях обычной семьи? У этого «поколения «Пепси», лишенного бесплатных кружков, секций, домов творчества, театра? Идеалы и цели отняли, остались учеба и уроки в школе, на которую у ребят непреходящая аллергия. После школы дети спешат в поисках удовольствий на улицу, где их поджидают пиво, сигареты, наркотики, ранний секс. И самое страшное — когда эта тяга переходит в разряд зафиксированных привычек. Это значит — хочу по-другому, да не могу.


Один 11-летний мальчуган начал резать себе вены только потому, что ему не купили джинсовый пиджак с металлическими заклепками. А представьте драму, когда подросток осознанно идет в шайку воровать? Почему? Говорит: мне нужен мотоцикл, а мне его не покупают. Отец «задолбал» нравоучениями, а мать из дома не выпускает, ни на какие мелочи денег не дает. Вот он и рассуждает: если попадусь на кражах, отсижу год, вернусь и достану деньги из тайника и куплю мотоцикл. У девочек открываются ранние половые фантазии, которые перерастают в такие же ранние контакты.


Всякая ли мама знает, что 10—12 лет — время, когда девочкам особенно нужен папа и его влияние? Биоэнергетика, голос, его слова, интонации — все важно! И когда отец уходит из семьи, это очень большая трагедия для детей. Никакая мать отца не заменит, и не потому что она плохая, а потому что генетические потребности девочки требуют определенного присутствия мужчины.


— Как же избежать элементарных ошибок в воспитании «правополушарных» детей, уберечь от той самой подворотни?


— Общих рецептов нет, потому что каждый ребенок индивидуален, как индивидуальны его семья, быт, условия, в которых он растет.


Понимаете, мы, заводя детей, проецируем на них модель, которая удобна нам. Мой сын должен быть послушным, ласковым и нежным котенком. Так? И получается, что не совсем «правильный» малыш на уровне подсознания вызывает у родителей раздражение. Я таких мам встречаю почти каждый день. Происходит раннее отчуждение ребенка от родителей и наоборот.


Знаете, я бы, как говорится, иной маме рот заклеивала, чтобы она при сыне или дочери не обсуждала с мужем семейно-бытовых и производственных неурядиц, особенно в нынешний кризис. Если, говоря о них, мы, взрослые, всегда подразумеваем оптимистический выход — сменю работу, начальника, что-то исправлю или сам исправлюсь, — то дети наш подстрочный текст не читают.


Они сразу соображают: ага, компьютера мне не видать, института — тоже, не говоря уже об отдельной квартире. Чего я буду стараться, если всего этого не получу? Зачем лезть из кожи, если впереди нужда и беспросветность? И у ребенка начинает включаться программа самоуничтожения. Он уже сознательно не хочет жить, как только ему «перекрыли» перспективу. Отсюда это огромное количество подростковых суицидов, по которым Россия, к сожалению, вышла на второе место в мире.


— А как маме с папой заметить, что их ребенок попал в нехорошую кампанию и начал приобретать дурные привычки?


 — Главное свойство детской психики — неустойчивость. И основной симптом — резкое изменение поведения. Скажем, мальчик был домоседом, а тут зачастил на улицу, на дискотеку, к друзьям. Или наоборот — внезапно наступившая замкнутость, стремление к уединению…


Иные мамы удивляются: отчего вдруг их девочка всерьез полюбила подружку? Я в таких случаях спрашиваю: а как вы относитесь к мужу? Что сегодня часто слышат девочки? «Папа у нас плохой, ленивый, он ничего не умеет и не делает, я все одна». В подавляющем числе семей произошло принижение роли отцов. Их унизили, растоптали, мужские достоинства перестали быть предметом гордости и подражания. В этих условиях подрастающая девочка не видит в мужчине опору и невольно тянется в девичью кампанию. В определенной-то степени вы — мужчины, сами в этом виноваты.


Мало кто знает, что за годы реформ, чтобы выжить и накормить семью, 70% женщин поменяли профессию и только 30% мужчин. То есть функцию защитника и кормильца семьи взяли на себя женщины.


— А та юная особа, которая пыталась спрыгнуть с балкона, чем она это объясняла?


— Подвела брови, навела макияж, а учительница ей — «уродина». Этого оказалось достаточно.

«Правополушарные» непривычно остро реагируют на малейшую, на их взгляд, несправедливость. Папы в той семье не было. А мама — на трех работах. Прибежит в свободную минуту — отчитает, надает ЦУ — вот и все воспитание. А «правополушарному», да еще эгоцентрику, в 8—10 лет мама нужна в огромных количествах. Если, условно говоря, такому ребенку «положено» три тонны любви, он обязан их получить. И помните — ребенка нельзя перелюбить.