Блейк Лайвли родила первенца!
Эдвард Нортон женился
Крис Браун отказался от Рианны
Диджей Грув завел седьмого питомца

Проблема из воздуха

Дышать глубоко в мегаполисах не рекомендуется?

10 сентября 2009 20:10
2009
0

По данным соцопроса на сайте Департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы, 71% респондентов уверены — экологическая обстановка за последние годы ухудшилась, причем наибольшую обеспокоенность вызывает состояние атмосферного воздуха.

По данным соцопроса на сайте Департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы, 71% респондентов уверены — экологическая обстановка за последние годы ухудшилась, причем наибольшую обеспокоенность вызывает состояние атмосферного воздуха. Чем же мы дышим на самом деле и где в столице можно дышать полной грудью, разбирался «РД».


Даже неспециалисту ясно, что главные виновники «воздушных» бед — автомобили. Еще бы: из одной выхлопной трубы вылетает порядка 300 видов химических соединений. На машины приходится более миллиона тонн за год выбросов загрязняющих веществ в атмосферу столицы! Тем не менее в Мосэкомониторинге нас уверили, что с 2002 года рост концентраций загрязняющих веществ прекратился, несмотря на рост автопарка и развитие промышленности. Во многом этому способствовало введение жестких требований к качеству бензина и экологическим характеристикам самих транспортных средств.


Также проверки показали: на территориях подавляющего большинства московских дворов содержание загрязняющих веществ на 15—30% ниже, чем в центре Москвы, и на 30—50% ниже, чем вблизи автотрасс. Наибольшее скопление вредных веществ происходит на высоте до 1,5 метра — то есть хуже всего приходится детям.


Ветер? Всем гулять!


Еще один фактор, сильно влияющий на фоновое загрязнение воздуха, — ветер. При постоянной величине выбросов в зависимости от погоды уровень загрязнений способен изменяться в несколько раз. О том, в какое время дня и года в Москве дышится легче всего, мы спросили у специалиста информационно-аналитического отдела Мосэкомониторинга Алексея Попикова.


— Нормальная динамика, если концентрация вредных веществ минимальна ночью и после полудня — в это время снижается активность транспорта. И, конечно, важны благоприятные погодные условия, когда улучшается перемешивание воздушных масс: теплый, закопченный воздух ночью поднимается вверх и уступает место чистому, холодному. Зимой уровень загрязнения снижается, так как поступает новая чистая воздушная масса с севера, неся похолодание и лучшее качество воздуха.


 — А если, наоборот, в город пришло тепло — это плохо?


 — Если появляются условия для накопления выбросов — безветрие или пришла солнечная погода, тепло прижимает вредные примеси к земле, загрязненный воздух уже не поднимается вверх — тогда наши приборы фиксируют, наоборот, накопление вредных веществ в ночные и утренние часы и их повышенную концентрацию. Кроме того, под действием солнца некоторые вещества вступают в химическую реакцию и в ходе нее возникают еще более вредные вещества.


В общем, если на улице дождь и ветер, гуляйте смело: все нехорошие примеси быстро рассеются в атмосфере. В безветренную солнечную погоду — будьте бдительны, держитесь от дорог подальше.


Сколько положено?


На каждое химическое соединение имеется свой норматив ПДК (предельно допустимой концентрации), где четко прописано, как долго и в каком количестве мы можем вдыхать пары аммиака или, например, «наслаждаться» запахом нафталина. К наиболее опасным веществам относятся озон, диоксид азота, сероводород (H2S), формальдегид, фенол, бензол и стирол.


Существует два норматива ПДК: среднесуточная и максимальная разовая — такой воздух можно вдыхать не больше 20—30 минут подряд. Разница между ними может быть в 10—20 раз. То есть, скажем, дожидаться автобуса, стоя на остановке у 3-го кольца, достаточно безопасно, а провести там весь день — крайне вредно.


Гигиеническим нормативам московский воздух соответствует полностью: в 2008 году средние концентрации оксида углерода (СО) составили 0,2 ПДК, диоксида азота (NO2) — 0,9 ПДК, оксида азота (NO) — 0,7 ПДК, диоксида серы (SO2) — 0,1 ПДК, суммарных углеводородов — 1,6 мг/м3. Превышения ПДК отмечались только по озону (O3) и формальдегиду вблизи крупных автодорог.


Кстати, российские стандарты ПДК для большинства загрязняющих веществ строже стандартов качества воздуха, рекомендованных ВОЗ.


Еще один показатель, способный немало подпортить жизнь горожанам, — РМ10: взвешенные частицы размером меньше 10 мкм. Появляются они при истирании дорожного полотна, в результате выбросов дизельного автотранспорта, промышленных предприятий, строительных работ. РМ10 способны переносить на себе канцерогенные вещества, проникать в легкие человека и накапливаться в них, вызывая сердечно-сосудистые, респираторные и прочие заболевания. До половины территории Москвы является «проблемной» по уровню загрязнения воздуха частицами класса РМ10.


Воробьевы горы — эталон чистоты


В Москве работают 34 станции автоматического контроля качества воздуха — во всех административных округах. Каждые 20 минут они выдают сведения о концентрации 23 химических веществ, включая углекислый газ и кислород, а также ряд метеорологических параметров. С Останкинской телебашни поступают данные о профиле температуры и ветра.


— При выборе мест установки станций старались, чтобы они охватили все территории, находящиеся под воздействием автомагистралей, — рассказывает Алексей Попиков. — Особняком стоят две станции-эталона, удаленные от основных источников загрязнений: на Воробьевых горах и Лосином Острове. Если сравнивать их показания с замерами, скажем, станций на 3-м транспортном кольце или на Кутузовском проспекте, то по некоторым веществам разница оказывается раза в три не в пользу последних.


— Какие еще места в городе «радуют» вас своими показателями?


— Чаще всего наши станции контроля показывают более низкие значения вредных примесей в Зеленограде, довольно часто — на Шаболовке. Если говорить конкретно о жилых домах, то надо смотреть, как близко к зданию находится автомагистраль, куда выходят окна. Уже за первой линией домов, во дворе, концентрация примесей будет заметно ниже, чем у дороги.


— Экологи как-то реагируют на превышение нормативов?


— У нас накапливается статистика, которую можно использовать и принимать меры. Например, в декабре 2007 года было принято постановление правительства Москвы о мерах по снижению загрязнения мелковзвешенными частицами РМ10. В числе их — ужесточение требований к строительным площадкам, озеленение территорий, разработка нормативов на конкретные вещества. В сухую солнечную погоду мы нередко фиксируем повышенный уровень РМ10, хотя среднегодовой показатель приближен к норме.


— А контроль за вредными выбросами с промышленных предприятий ведется?


— На всех предприятиях установлены датчики. Если предельно допустимый выброс повышается, к нам поступает сигнал. Это достаточно эффективно и оперативно.


А как на Западе?


Некоторым утешением служит тот факт, что по уровню загрязнения воздуха Москва ничем не выделяется среди прочих крупных мировых столиц. Так, среднегодовые концентрации диоксида азота ниже московских лишь в Берлине, Париже и Стокгольме, а наибольшее количество этой гадости — в Лондоне и Нью-Йорке. Концентрация озона в 2007-м находилась на одном уровне с нашим, родным, в Лондоне и Гонконге, а максимальное загрязнение было отмечено в Нью-Йорке и Стокгольме.


СПРАВКА «РД»:


Озон — вещество 1-го (наивысшего) класса опасности. Его особенность в том, что он не выбрасывается в атмосферу источниками загрязнений, а образуется под действием солнечного излучения в воздухе, загрязненном предшественниками озона (в основном это выбросы автотранспорта). Озон является показателем общего загрязнения атмосферы. Токсичный приземной озон при концентрациях выше 0,2 мг/м3 может вызывать головную боль, раздражение слизистых, кашель, головокружение, общую усталость, упадок сердечной деятельности. В группе риска — астматики.


Относительно концентрации взвешенных частиц Москва не самый пыльный город, по уровню РМ10 сравнима с Мадридом. Максимальные значения диоксида серы — в Лондоне, у нас же SO2 возрастает только зимой, когда предприятия начинают использовать дополнительные мощности и наряду с экологичным газом задействуют мазут. Лидирует столица по оксиду азота — его среднесуточная концентрация часто бывает превышена. Кстати сказать, образуется он при сжигании любых видов топлива, и в этом сомнительном первенстве «помогают» помимо автотранспорта большое количество предприятий и ТЭЦ.


* * *


Многие способы решения проблемы давно на слуху у москвичей: это и перехватывающие парковки, чтобы уменьшить приток автомобилей в город, и выделенные полосы для общественного транспорта — так автобусы-троллейбусы минуют пробки и превратятся в более выгодные средства передвижения. Обязательно — контроль качества топлива, постепенная замена бензина природным газом, программы по энергосбережению. Нелишним было бы ввести и сортировку мусора по примеру западных стран: это позволило бы меньше загрязнять атмосферу мусороперерабатывающим заводам.


Что же остается делать москвичам? Стараться реже находиться рядом с оживленными трассами, больше гулять в парках, открывать с утра пораньше форточки и проветривать свои жилища — какой-никакой свежий воздух все же полезнее душного и спертого домашнего.


ФАКТЫ


В ходе соцопроса, проведенного столичным Департаментом природопользования и охраны окружающей среды, выяснилось: лишь 38% респондентов считают, что информация об охране окружающей среды стала доступнее (скептиков — 60%). Почти 68% поддерживают ограничение движения в центре города.


* * *


По сведениям журнала Американской кардиологической ассоциации, загрязненный городской воздух может спровоцировать развитие сердечного приступа. Первый пик опасности наступает через 2 часа после попадания вредных веществ в легкие. Второй пик — через 24 часа: в этот момент вероятность развития сердечного приступа повышается на 62%. Кроме того, грязный воздух может спровоцировать повышение артериального давления.