Артем Быстров: «У меня лицо от сохи, зато фактурное»
Наталья Земцова: «Инга из „Восьмидесятых“ меня преследует»
Андрей Гайдулян: «Я вплотную занялся своим внешним видом»
Ефим Шифрин.
Геннадий Авраменко

Ефим Шифрин: «Не думал, что мое паспортное имя произведет такой переполох»

Поклонники артиста удивились, когда в соцсетях он зарегистрировался под другим именем…

Валентина Пескова
4 февраля 2014 17:46
32713
3

Поклонники артиста удивились, когда в соцсетях он зарегистрировался под другим именем. WomanHit встретился с актером и получил комментарии из первых рук.

— Ефим Залманович, в свое время зрители потеряли талантливого юмориста и рассказчика монологов Ефима Шифрина, но приобрели актера. Вы рады, что такие изменения произошли?
— Ну это громкие слова… (Смеется.) Я просто чуть-чуть шире распахал поле деятельности. Земледельцы поймут. Потому что когда истончаются почвы и иссушается земля, нужно всегда брать свой скарб и перемещаться на другое место. Мне показалось, что вот на этом, выделенном мне участке земли, на моем эстрадном наделе, урожаи, продолжая эту метафору, становились все более скудными. И я, не бросая эту землю, не обходя ее своим вниманием, просто взял в аренду еще несколько участков. Один из них одно время назывался цирком, другой по соседству — кино, третий участок называется телевидение, а четвертый — мой любимый — это театр. Теперь к нему еще прибавился еще один лоскут, который называется театр Мюзикла. С этими угодьями жить куда веселей. С ними, конечно, труднее управляться, но зато я приблизился к профессии больше, чем тогда, когда она еще только рисовалась мне в радужных тонах или чем тогда, когда пришел первый успех.
— В скольких спектаклях вы сейчас заняты?
— Это мюзикл «Времена не выбирают» в Театре мюзикла, там же музыкальное ревю «Жизнь прекрасна», спектакль в театре Виктюка… Антрепризный спектакль «Цветок смеющийся»… Это последний спектакль Михал Михалыча Казакова, который он успел поставить в России. Есть еще моя эстрадная программа, которая называется «Шифринизмы-new». К сожалению, недавно сошли с дистанции три любимых моих спектакля: «шварцевский» «Дракон» в постановке Мирзоева, в его же постановке «Ивонна» в театре Вахтангова, и спектакль, который мы играли с Таней Васильевой, он назывался «Торговцы резиной». Сейчас передо мною еще маячит предложение о съемках в большом сериале, но я пока никак не могу на него решиться. Я вообще с опаской отношусь к сериалам, и соглашался на них только тогда, когда был в «приглашенной звездой» на одну серию — guest-star.

Ефим Шифрин родился поселке Сусуман в Магаданской области. Фото: личный архив артиста.
Ефим Шифрин родился поселке Сусуман в Магаданской области. Фото: личный архив артиста.

— Вот, в прошлом году был как раз сериал «Склифосовский» с вашим участием.
— А до этого — «Путейцы», а еще раньше — «Герой нашего племени». Но, успокаивая себя, я честно замечаю, что качество сериалов растет. Во всяком случае, техническая их сторона. И уже не так грубо экономия эта вечная экономия: находятся средства, появляются приметы большого кино… Но все равно наши сериалы снимают в такие сжатые сроки, что меня немножко пугает скорость, с которой мы должны работать.
— В качестве guest-star вас сейчас очень часто приглашают в жюри различных телешоу. Насколько вам комфортна роль такого судьи, когда приходится давать оценку зачастую своим коллегам?
— Я сам для себя объясняю это тем, что как-то мирю полярные суждения своих коллег. Такой человек должен быть в жюри. Я никогда не решусь кого-то унизить или оскорбить. Потому что будучи актером, понимаю, как тяжело дается участие в таких проектах. И я как бы изнутри всегда подсуживаю тем, кого готовы приструнить, или осадить. Может быть, эти приглашения связаны еще и с тем, что я никогда не занудствую, объявляя свое решение. Мне кажется, в телевизионных проектах это всегда нужно делать весело. Это — все-таки телевидение, а не судебное разбирательство или экзамен. И элементы шоу все равно должны присутствовать — даже в объявлении результата…
— Вашим «звездным часом» было популярное телешоу «Цирк со звездами», где вы показали, на что способны. Сохранились ли у вас какие-нибудь навыки, приобретенные на проекте?
— Если бы мне сейчас предложили что-то повторить, я бы попросил всего неделю, чтобы войти в форму и, наверное, повторил почти все, что показывал в 2007-м году. Хотя прошло уже семь лет. Верить в это меня заставляет одно обстоятельство: когда отмечали юбилей Никулина, я честно говоря думал, что у меня не получится опять «порхать» над манежем… Но то ли возвращение в репетиционные реалии, то ли сама атмосфера, которая царит в Цирке на Цветном, мне придали уверенности. И я повторил очень воздушный номер. Как в том анекдоте: «Вы умеете играть на скрипке? — Не знаю, не пробовал». У меня есть ощущение, что сумел бы.

Сейчас Ефим Шифрин занят сразу в нескольких театральных постановках. Фото: Геннадий Авраменко.
Сейчас Ефим Шифрин занят сразу в нескольких театральных постановках. Фото: Геннадий Авраменко.

— При своей большой занятости вы являетесь еще и активным пользователем социальных сетей. Каждый день на вашей страничке появляются новые отрывки из интересных книг и произведений. Где находите время для такой работы?
— Меня часто спрашивают об этом, и в самом интересе моих читателей всегда заключено легкое недоверие: они же знают, что у меня вечером — спектакль, а утром я только прилетаю в этот город. При этом я еще и тренируюсь в спортзале. У кого-то сразу возникает мысль о «литературных неграх», или о том, что мне кто-то помогает. Но на этот вопрос ведь очень просто ответить — я же все время в дороге. Ночью — в поезде, днем — в самолете, а будучи в Москве — перемещаюсь на служебной машине, сам я не вожу. А будучи в ожидании, никогда не трачу время на разглядывание пятен на потолке, не расстаюсь с айпэдом и, будучи жаворонком, еще взял на себя по совместительству и привычки совы. Я мало сплю, мне этого хватает. Вообще никогда не думал, что смогу полюбить чтение с монитора, мне казалось, что мне это — противопоказано. Но сейчас электронный формат вернул меня к запойному чтению. У меня скачано огромное количество книг, и я могу одновременно читать несколько произведений сразу, не загружая при этом ни пространство, ни свои руки. Я с легкостью перескакиваю с одной книги на другую, благо все эти девайсы дают возможность удобных закладок, выделений, копирования текста. Мне же не приходится перепечатывать от руки те фрагменты из книг, которые я даю в социальных сетях — это делается нажатием одной кнопки. Время у меня в основном уходит на чтение и поиски иллюстраций. Мне всегда хочется поделиться тем, что я узнал. И когда спрашивают: а чего это вдруг вас заинтересовала история горца или теория эволюции — какое это отношение имеет к вашей профессии? Я говорю: «Так потому и интересно, что не имеет отношения к профессии. Просто мне кажется, что в моем образовании случились какие-то пятна, которые жизнь дает возможность исправить.» А новая виртуальная действительность просто дает возможность учиться и учиться. И мне кажется, что я закончил еще одну общеобразовательную школу, или даже институт, с тех пор, как являюсь активным пользователем социальных сетей.
— При этом, когда вы пишете свой пост сами, у вас заметен безупречный литературный русский язык…
— Я пишу давно, и у меня даже вышли три книжки, и мне хочется, чтобы это легко читалось. Но тут ведь все равно никогда не угодишь. Я понимаю, что начиная фразу, часто не знаю, где ее закончить, и понимаю, — это мой литературный недостаток и моя слабость. Я не борюсь с громоздкостью своих предложений. Но мне кажется, что-то количество информации, которым я успел насытиться, не помещается в короткие простые фразы телефонной смс-ки. Но тут я часто спотыкаюсь и даже страдаю от того, что легкую лукавинку или иронию, спрятанную за некоторой высокопарностью, приподнятостью, мой читатель без смайликов не угадывает, и вдруг начинает думать, будто я — действительно какой-то запоздавший в нынешнем времени человек из прошлого века, или затянутый на все пуговицы денди. Но мне всегда казалось это таким очевидным: за нарочитой выверенностью слов прячется и насмешка над ней…

Ефим Шифрин. Фото: Геннадий Авраменко.
Ефим Шифрин. Фото: Геннадий Авраменко.

— Для пользователей соцсетей вы — Нахим Шифрин. Кто называет вас этим именем в жизни?
— Всегда называл папа в письмах — и Нохимка, и Нохимке с ударением на первом слоге и Нахим. Я так привык к двум своим нынешнем именам и даже не думал, что зарегистрировавшись под своим паспортным именем Нахим в социальных сетях, произведу такой переполох в обществе. Хотя это вполне объяснимо: если зрители привыкли ко мне, как к Ефиму, можно было предположить, что они сразу решат, будто я или поменял свое имя, или что-то таил от людей. Нужно было как-то официально объявить о том, что я всегда жил и под тем именем, и под этим. Ведь редкая Анна смирится с тем, что она — для кого-то Нюра. Я знаю многих Саш, которые не любят, когда их зовут Шуриками. Но я привык с детства, что я и Фима, и Ефим, и Нахим одновременно. И в детстве я явно ощущал знак равенства между этими всеми именами. А на эстраде, конечно: один раз тебя припечатали к этому имени в афише, или к титрам, и — понеслось. И ты даже не заметил, как пролетели 30 с лишним лет, в течение которых ты все время был Ефимом. Но мне казалось, что где-то же я должен быть под именем, которым меня зарегистрировали родители. Привожу пример: Нонна Викторовна Мордюкова в документах была Ноябриной. Но никто и никогда не называл ее Ноябриной — Нонна и Нонна. А я — Нахим, и был Нахимом, и есть Нахим. А кто называет? Сейчас уже многие.
— Кстати, родители, которые вас так назвали, долгое время хотели видеть своего сына журналистом. И вот сейчас вы — пишете. А почему именно в этой профессии они вас видели?
— Наверное по своей биографии мои родители ощущали, что профессия артиста выпадала из разряда серьезных, тех, которые дают почву под ногами. Им дейстивтельно приходилось выживать. И отцу в лагере, и маме, приехавшей к нему после войны. Они, кстати, и не возражали против моего выбора. Не было такого, чтобы они грудью встали, и сказали: «Никогда». Просто до первых моих успехов и первого моего появления в эфире, и уже с первыми моими гастролями в Риге, они всегда немножко сомневались в моем выборе, хотя знали с детства, что я кроме этого ничего не хочу и не желаю.
— Вы от родителей уехали рано, в 19 лет. Тяжело было одному начинать самостоятельную жизнь в Москве?
— Ну это же не те времена, когда Горький выходил в люди. Я же приехал в Москву в советские годы, когда что бы ни говорили о том времени, трудно было пропасть. Все-таки знакомые, которыми сразу обрастал абитуриент в Москве, родственники, которые всплывали на генеалогических ветвях фамильного дерева, друзья, которыми в пору учебы ты обзаводился, давали ощущение какой-то защиты. Меня же не то, что бросили в незнакомую страну на съедение туземцам, я был в окружении соотечественников, и какими бы мы красками не рисовали сейчас советскую пору, но если человек не оппонировал режиму, не выбирал для себя сразу путь борьбы — как он мог пропасть? Не помню таких судеб, чтобы отчаяние совсем уж постигало людей, если ты не сразу записывался в диссиденты. К тому же я родился в оттепельную эпоху, где на фоне жестокости сталинской поры все уже казалось санаторием. Вот сейчас мы вспоминаем судьбу Бродского. Но ведь и тогдашние поселения трудно назвать каторгой. Просто обидно, что хороший поэт так начинал свою жизнь в поэзии со знакомства с зоной.

“Я продолжаю бороться со стрессами или с депрессиями не при помощи стакана или выпадения из жизни, а приходя всего лишь на час в день в спортзал”. Фото: личный архив Ефима Шифрина.
“Я продолжаю бороться со стрессами или с депрессиями не при помощи стакана или выпадения из жизни, а приходя всего лишь на час в день в спортзал”. Фото: личный архив Ефима Шифрина.

— В родном поселке Сусуман в Магаданской области бываете?
— Уже давно не был, но вообще бывал там дважды. Много об этом рассказываю, потому как убедился — поговорка о том, что нельзя дважды вступить в одну реку, не совсем верна. Я вступил в реку, в которой ничего не утекло вспять. Которая совсем не изменила своего течения. Многие поселки на Колыме снесли, часть их сгорела. Но я спустя 25 лет снова оказался в поселке, который много раз видел во сне, а проснувшись, удивился, какая стоячая оказалась в нем вода…
— На каком этапе сейчас ваши занятия бодибилдингом?
— Я по-прежнему не называю это спортом или бодибилингом, хотя занятия с отягощениями приводят к изменению фигуры и их вполне можно было бы назвать этим заморским словом. Но я все же не ставлю себе цели порисоваться на каких-то соревнованиях или пойти на занятия ветеранов этого вида спорта. Мои тренировки по-прежнему не выходят за пределы любительских, но мне очень нравится чувствовать результаты этих занятий. Мне нравится, что я в свои годы справляюсь с нагрузками, которые мне дает профессия, могу носить те же костюмы, которые надевал в спектаклях пять лет назад. Что продолжаю бороться со стрессами или с депрессиями не при помощи стакана или выпадения из жизни, а приходя всего лишь на час в день в спортзал.
— А какой вес берете?
— Давно уже не пытаюсь подобно многим спортсменам узнать какой у меня пиковый вес, а какой рабочий. В общем, на рекорды не иду. Но вот буквально вчера выдал в первом подходе сотку на десять раз. Правда, во втором подходе меня хватило лишь на шесть повторений.
— Вы живете с таким философским взглядом на жизнь, откуда черпаете жизненную мудрость?
— Про мудрость — это вы хватили лишку, я себя мудрым не ощущаю. Просто жизненный опыт вооружил меня каким-то знанием. Я понимаю, что в этой жизни можно рассчитывать только на то, что ты сделал сам. И я в этом мало чем отличаюсь от тех, кого принято считать удачливыми людьми. Я знаю, что удача поворачивалась ко мне лицом только тогда, когда я перед этим много трудился. И считаю, что в этом только и заключается моя нехитрая житейская философия.