Александр Носик: «Я первым иду жене на уступки»
Анжелика Агурбаш: «Рядом с Арамэ я чувствовала себя Дюймовочкой»
Блейк Лайвли: «У меня было четыре мужчины, но мне не верят»
Николай Дроздов. Фото: личный архив телеведущего.

Николай Дроздов: «Вегетарианство — моя жизненная позиция»

Телеведущий не пьет и не курит, увлекается йогой, не ест мяса и легко может искупаться в ледяной проруби. И все это — в 75 лет!

Инна Локтева
23 мая 2012 19:01
18923
0

Телеведущий не пьет и не курит, увлекается йогой, не ест мяса и легко может искупаться в ледяной проруби. И все это — в 75 лет! Николай Николаевич рассказал о том, как ему это удается.

Когда смотришь на него, старость представляется не такой уж печальной. Если понимать под словом «счастье» гармонию с собой и окружающим миром, то Николай Дроздов — человек счастливый. Во-первых, не всем удается прожить такую интересную и насыщенную жизнь. Были в ней и экспедиции к Северному полюсу, и восхождение на Эльбрус, и незабываемые путешествия в Австралию, Африку и Южную Америку. Николай Николаевич — ученый, профессор МГУ и автор множества книг, научно-популярных статей и учебников. Во-вторых, он жизнелюбив. Не каждый, дожив до такого почтенного возраста, сохраняет веру в добро, справедливость и красоту мира.


Николай Николаевич, вам семьдесят пять… С каким чувством будете отмечать юбилей?
Николай Дроздов:
«Весело! Каждый день рождения — это праздник. Человеку отпущено определенное количество лет, которые он должен прожить в радости и с хорошим настроением. Мне очень нравится поговорка: „Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет“. По-моему, сохранить себя, быть здоровым до последнего дня жизни — это большое счастье».


Вы не курили никогда?
Николай Николаевич:
«Было дело. Все-таки многие из нас попадают под влияние компании в студенческие годы. Но я поборол свою вредную привычку путем психологических приемов. И стер из памяти тот день, когда бросил курить. Моя установка: я некурящий».


Многие отмечают, как прекрасно вы выглядите. На сколько лет вы себя внутренне ощущаете?
Николай Николаевич:
«Где-то в районе тридцати пяти: тут иногда побаливает, там покалывает. Помню, как меня прихватил радикулит в экспедиции, в пустыне. А мне тогда всего-то лет двадцать восемь было. Я долго-долго шел по жаре, и вдруг полил дождь. Я спрятался под куст, а потом не мог подняться: от холодной воды сковало всю спину, защемило нерв. И это в том возрасте! Зато сейчас я не знаю, что такое радикулит, потому что каждое утро по часу-полтора делаю зарядку. Это упражнения на все группы мышц и йоговская гимнастика. У меня есть учитель — Юрий Петрович Гущо. Он написал книгу «Двенадцать ключей от сейфа долголетия».


Йога ведь подразумевает и духовное совершенствование…
Николай Николаевич:
«Конечно. Есть комплекс дыхательных упражнений, есть медитация. Мы уж не будем доводить себя до того, чтобы парить в воздухе, это все-таки требует сильного отключения от повседневной жизни. (Смеется.) Я практикую йогу, адаптированную для обычного европейского человека».

Детство Николая Дроздова прошло под Рязанью. На снимке: дед Сергей Иванович, мама Надежда Павловна, отец Николай Сергеевич, наш герой и его старший брат Сергей. Фото: личный архив Николая Дроздова.
Детство Николая Дроздова прошло под Рязанью. На снимке: дед Сергей Иванович, мама Надежда Павловна, отец Николай Сергеевич, наш герой и его старший брат Сергей. Фото: личный архив Николая Дроздова.

В одном из интервью вы признались, что хотите дожить до ста лет. А зачем?
Николай Николаевич:
«Нет, такого я не говорил! Почему я отношусь с опаской к журналистам — они иногда пишут то, что им самим хочется. На самом деле это очень плохо — хотеть дожить до какого-то возраста. Если бы я так думал, то сразу вступил бы в противоречие с волей Всевышнего. Я человек верующий. И на небесных скрижалях написано, кому и сколько суждено прожить». (В семье Дроздова всегда были сильны духовные традиции. Двоюродный прапрадед Николая Николаевича — митрополит Филарет (Дроздов) — причислен Русской православной церковью к лику святых. — Прим. авт.)


Были моменты в вашей жизни, когда вы чувствовали, что на помощь приходят высшие силы?
Николай Николаевич:
«Все неприятности, которые случались со мной, — это напоминания о том, что надо все-таки быть сдержаннее и внимательнее к себе. Стоит прислушиваться к шлепкам и подзатыльникам судьбы, чтобы не получить удар под дых. Подобные сигналы я постоянно получаю. Однажды меня укусила гадюка, а я вместе того, чтобы сразу принять меры, три дня просидел дома. Потом приехал по приглашению Елены Малышевой на встречу с детьми 1 июня, а у меня рука дошла уже до состояния гангрены. Лена как закричит: „Вы что, хотите, чтобы вам руку отрезали?!“ А я все думал, само собой пройдет. В Институте имени Склифосовского меня сразу положили в реанимацию под капельницу. Слава богу, руку спасли».


Вы авантюрист по натуре? Взять хотя бы вашу экспедицию к Северному полюсу. Не каждый на это отважится.
Николай Николаевич:
«Ну что вы! Туда очередь стоит. Еще более интересной мне показалась экспедиция в Антарктиду. На Северном полюсе я уже три раза был. Один раз плыл туда на атомном ледоколе „Ямал“. Встретился на архипелаге с австрийцами, которые снимали фильм про открытие Земли Франца-Иосифа. Мы помогли им разгрузиться, а сами отправились дальше. Конечно, ярких впечатлений масса. Представьте: огромный мощный ледокол прямо-таки рассекает ледяной массив. Сзади образуется полынья, и некоторые горячие головы (я в том числе) туда ныряли. Не все, правда, отважились, человек тридцать из трехсот живущих на корабле. И конечно, капитан был впереди всех. Вода-то ледяная, минус три градуса! Поплаваем — и бегом в парную. Кстати, там было много белых медведей, которые лежали у полыньи, поджидая тюленей. Чтобы полностью слиться со снегом, они закрывали лапой свой черный нос. Я слышал об этом, но думал, что это байка. А тут увидел все собственными глазами. Только тюлень выныривал из полыньи, этот огромный зверь совершал бросок и хватал его. Зрелище не для слабонервных. А в другой раз я уже прилетел на Северный полюс на самолете. Мы разбили ледовый лагерь, поставили палатки с обогревателями. Прожили в этом лагере две недели».


После таких испытаний вам легко было участвовать в проекте «Последний герой». Что вас подвигло на это — азарт?
Николай Николаевич:
«Там азарта не было. Я сразу сказал устроителям, что участвовать согласен, но не стану бороться за приз. Я считаю, что получать награду должны люди не публичные, а те, кто участвовал в конкурсе, проходил отбор. По правилам игры призовые деньги потратить на себя невозможно. Соплеменники не отдадут тебе голос, если ты не объявишь о какой-то полезной, общественно значимой цели. Один финалист рассказал о том, что собирается восстановить церковь в деревне, где живет его мама. Другая девушка заявила, что построит питомник для бездомных собак. И они победили! Так что, я считаю, идея этого телепроекта благородна. Ну и конечно, мы учились выживать на острове: искали дрова, пытались прокормить себя — ловили рыбу, каких-то моллюсков, крабиков, собирали грибы. В экстремальных условиях проявляются качества человека — и плохие, но в основном хорошие».

На проекте «Последний герой» телеведущий поймал акулу и, как в сказке о золотой рыбке, отпустил ее обратно в море. Фото: личный архив Николая Дроздова.
На проекте «Последний герой» телеведущий поймал акулу и, как в сказке о золотой рыбке, отпустил ее обратно в море. Фото: личный архив Николая Дроздова.

Вы ведете здоровый образ жизни, занимаетесь спортом… Вегетарианство — это осознанная жизненная позиция?
Николай Николаевич:
«Физкультура и спорт — разные вещи. Когда-то я играл в футбол, очень любил стоять на воротах, но это разве спорт? Так, деревенская беготня. Я с родителями жил в Подмосковье. А играли мы с ребятами на поляне в лесу. Две сосны — одни ворота, две сосны — другие. От пола я тоже отжимаюсь довольно слабенько. У меня астеническое телосложение, Шварценеггера из меня не сделать, сколько ни качайся. Да я никогда и не стремился устанавливать какие-то рекорды. Главное — здоровье. А вегетарианство — это действительно жизненная позиция, исходящая из философии йогов. Я считаю, что этот путь очень правилен для человека. Наш желудок хорошо приспособлен к растительной пище, а вот на переваривание животной нужны большие энергозатраты. Кроме того, я спокоен — ради меня не убивают животных. Вы, наверное, не раз видели, как хозяйки на рынках выбирают мясо: это на суп, это на жаркое. А если вдуматься, они переворачивают куски расчлененного трупа».


Рыбу тоже не едите?
Николай Николаевич:
«Морепродукты и рыбу раньше ел. Это считается постной пищей. Сейчас понял, что могу и без этого обойтись. Мой учитель Юрий Гущо, про которого я вам уже рассказывал, тоже не употребляет мясо. Так вот, он выяснил, что среди олимпийских чемпионов очень много вегетарианцев. Так что не надо думать, что растительная пища не дает силу. Еще как. Орангутан и горилла — чистые вегетарианцы, но я никому не посоветую с ними связываться».


Вы способны убить зверя, если вашей жизни угрожает опасность?
Николай Николаевич:
«Мне не приходилось этого делать, но думаю, если бы пришлось выбирать между своей и жизнью нападающего на меня хищника, выбор был бы однозначным. Конечно, я ни за что не убью зайца или оленя. Хотя никому и не навязываю своих принципов. У меня есть друзья-охотники».


Марк Твен говорил: «Чем больше я узнаю людей, тем больше начинаю любить собак». Вы с этим согласны?
Николай Николаевич:
«Я слышал это выражение, и оно кажется мне безобразным. Я преклоняюсь перед талантом Марка Твена. Но он очень много курил, а курение понижает уровень оптимизма и жизнелюбия. Я бы сказал так: „Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю людей“. Ставить на один уровень разумное существо и животное — неуважительно по отношению к человеку. Мы же не можем утверждать, что все собаки добрые и симпатичные. Они такие, какими их воспитали. Если я зайду на чужой участок и меня покусает овчарка, охраняющая территорию, я не стану на нее обижаться — ведь ей дал установку хозяин. Есть и декоративные маленькие собачки очень злющие».


У вас когда-нибудь была собака?
Николай Николаевич:
«Во взрослой жизни — нет. А когда я был маленьким, отец держал терьера по кличке Джим. Чудесный такой пес, симпатяга доброжелательный. Несколько лет мы с ним провели. Настоящий друг. Но ведь это же не человеческий друг — он не может дать хороший совет, с ним нельзя поговорить по душам. Пока ты будешь изливать душу, собачка будет на тебя смотреть преданными глазами, но не подскажет, как поступить в сложной ситуации. Не сможет удержать от плохого поступка. Людей надо любить, потому что только через любовь мы можем побороть недостатки другого человека. А если постоянно укорять и тыкать в них пальцем — положительного результата не добьешься».


Вам никогда не приходилось доказывать свою правоту на кулаках?
Николай Николаевич:
«Возможно, в школьные годы я мог защищаться от кого-то, но никогда не дрался ради утверждения своих принципов. И уж тем более не нападал. Я считаю, спор может быть только научным, в форме дискуссии».


Вы можете сказать, что понимаете животных лучше, чем многие люди?
Николай Николаевич:
«Я ведущий телепередачи. На каждый выпуск я приглашаю одного или двух специалистов, ученых. И это они рассказывают о своих питомцах. Мои знания довольно поверхностны. Лучше я знаю птиц и рептилий. А есть такие люди, которые всю жизнь занимаются изучением какого-то конкретного вида. Например, в следующей моей программе будет участвовать дама, кандидат биологических наук Елена Челышева. Она двадцать девять лет занимается гепардами. Работала в Московском зоопарке, потом в Кении, Танзании и Америке. Можете себе представить, насколько у нее богатый опыт?»

Ради своих близких телеведущий пожертвовал любимым увлечением – пауками-птицеедами. Фото: личный архив Николая Дроздова.
Ради своих близких телеведущий пожертвовал любимым увлечением – пауками-птицеедами. Фото: личный архив Николая Дроздова.

Раньше у вас дома жили пауки-птицееды, потом с ними пришлось расстаться. Осталась ли обида на домашних за то, что они не поддержали ваше увлечение?
Николай Николаевич:
«Какая обида? Мы все делаем по обоюдному согласию. Вот тоже кто-то написал, что я не держу ядовитых змей из-за протеста со стороны семьи. Какой протест? Я же не сумасшедший, чтобы поселить у себя дома змей, которые могут представлять опасность для моих близких. Дочки, а теперь уже и внуки нечаянно откроют вольер — и случится беда. У меня своих мозгов хватает, чтобы это понять. А пауки-птицееды действительно жили. Они вызывали у меня интерес. Их поведение мало изучено. Это такие животные-инопланетяне. У них очень своеобразные отношения с окружающим миром».


Николай Николаевич, вы не женились достаточно долго. Искали свою вторую половинку?
Николай Николаевич:
«Ну, в общем, да. Надеялся, что Бог мне ее пошлет. Друзья шутили, говорили: „Ты, наверное, жену из Таиланда или Америки привезешь“. А Танечка жила со мной в одном подъезде, двумя этажами ниже. Мы в лифте познакомились. Она стала помогать мне печатать на машинке: я тогда писал книгу о своем путешествии по Австралии. Она очень мне помогла. Мы тридцать пять лет вместе прожили — без всяких ссор, приключений и огорчений. И чем дальше, тем ближе друг другу становимся».


Наверное, ее привлекло то, что вы такой оригинальный человек, у вас яркая насыщенная жизнь.
Николай Николаевич:
«Может быть. А мне понравилось то, что она такая серьезная, даже замкнутая. Не ко всем подряд проявляет интерес. Она очень не любит публичность. И когда какие-то журналы предлагают мне сфотографироваться в кругу семьи, категорически отказывается».

Татьяна Петровна – женщина хозяйственная и не любит светских мероприятий. Фото: личный архив Николая Дроздова.
Татьяна Петровна – женщина хозяйственная и не любит светских мероприятий. Фото: личный архив Николая Дроздова.

Жизнь вашей жены тоже связана с биологией?
Николай Николаевич:
«Сейчас она уже на пенсии, а раньше преподавала в Московском дворце творчества детей и юношества».


Вы сознательно воспитывали у детей интерес к природе? Одна дочь у вас биолог, другая — ветеринар.
Николай Николаевич:
«Нет, само собой получилось. В доме было много книг по биологии, я рассказывал про свои экспедиции».


Как родные отпускают вас на всякие опасные проекты, например на «Последнего героя»?
Николай Николаевич:
«Ну кто мне может запретить? Все-таки я сам себе хозяин. Конечно, жена говорит: „Дорогой, ну, может, не стоит?“ Я отвечаю: „Надо“. Кроме того, для меня пребывание на необитаемом острове — часть научной работы. Со студенческих лет мы с моим однокурсником изучали островную биогеографию. Нас интересовали флора и фауна островов как часть эволюции. Мы с моим другом уже написали пару учебников, я защитил диссертацию. И вдруг мне предложили пожить на необитаемом острове… Вот уж повезло!»


Наверное, и ваши внуки тоже интересуются биологией?
Николай Николаевич:
«Младшему еще трех лет нет, а у старшего, Филарета, много увлечений. Он отлично рисует, занимается керамикой и играет на аккордеоне. Я очень рад за него. Я сам пытался научиться играть на аккордеоне, но не смог. Теперь буду петь, а внук — мне аккомпанировать. Я люблю петь, выпустил некоммерческий диск с народными и советскими песнями. Собираюсь записать еще один. Кстати, к моему юбилею запланирован большой праздничный концерт. Мы решили назвать его „В мире друзей и зверей“. Я один из ведущих, а выступать будут Юрий Антонов, Иосиф Кобзон, Тамара Гвердцители, Лев Лещенко. Средства от продажи билетов пойдут на операции детям с врожденными дефектами лица в рамках программы „Вернем детям улыбку!“, и все звезды выступят на концерте бесплатно. С очень теплым чувством я жду этого праздника».


В день рождения принято задувать свечи на юбилейном торте и загадывать желание. Что себе пожелаете?
Николай Николаевич:
«Быть здоровым и иметь возможность делать добрые дела. Это главная цель человеческой жизни».