Настя Задорожная: «Раз в пять лет мне приписывают новый роман»
Тутта Ларсен: «Самое страшное на свете — это стареющая красавица»
Константин Соловьев: «Я готов перевернуть весь мир для моей любимой жены»
Мария Миронова. Стиль: Надина СМИРНОВА Макияж: Кирилл ШАБАЛИН (национальный визажист YSL Beauty в России) Прически: Эльбек ПУЛАТОВ (тренер Paul Mitchell)
Фото: Алина Голубь

Мария Миронова: «Любви не существует без дружбы»

Марина Зельцер
4 августа 2017 18:49
10500
6

В интервью актриса рассказала об изменившемся отношении к себе, профессии и мужчинам

Сегодня никто не станет оспаривать ее заслуги в профессии. Мария Миронова верит в то, что трудолюбивый и способный человек всегда найдет свое место. А разговоры о невозможности чего-то, потому что все куплено или отдано по блату, называет подходом неудачника, с которым ничего добиться нельзя. Она молода, хороша собой, впереди много планов, и, глядя на нее, невозможно представить, что ее сыну Андрею уже двадцать пять лет, и он служит в Театре им. Вахтангова, продолжая актерскую династию.

— Маша, ты говорила, что сейчас хочешь наслаждаться жизнью, быть просто счастливой, и профессиональная самореализация у тебя не на первом месте…

— Счастье может приносить все. Просто в моей жизни случались периоды, когда профессия была в приоритете. Не в ущерб семье, конечно, но все равно я ступала на тропу гонки, не успевала ничего. И, честно говоря, уже переставала испытывать радость от происходящего, потому что все превращалось в рутину. Сейчас понимаю, что жизнь коротка, и надо от всего получать удовольствие. И соглашаться на такое количество работы, чтобы она была в радость, а не в тягость, как и общение с людьми. Но у нас же профессия нестабильная, поэтому не все от тебя зависит. Года два назад я одновременно снималась в четырех фильмах и репетировала в «Ленкоме» в спектакле Константина Богомолова «Князь», от которого мне пришлось отказаться, потому что физически было невозможно совместить все. «Садовое кольцо» Алексея Смирнова — это очень интересная для меня работа, я с удовольствием отдала ей много времени. Моя героиня много лет жила в розовых очках с богатым мужем. Потом все изменилось, и ей приходится пережить серьезнейшую драму. В «Салюте-7» Клима Шипенко я играю жену Джанибекова. И много радости мне доставили съемки в «Докторе Рихтере». Сейчас я стараюсь заниматься исключительно тем, что приносит удовольствие.

— Но еще лет десять назад ты была одержима профессией…

— Наверное, у меня и сейчас эта одержимость осталась, просто в последнее время мне хочется развиваться и в других направлениях.

Платье, AMEN; кольцо Belle Epoque, Stephen Webster; браслет Classic, Mercury; серьги Color, Mercury
Платье, AMEN; кольцо Belle Epoque, Stephen Webster; браслет Classic, Mercury; серьги Color, Mercury
Фото: Алина Голубь

— Ты имеешь в виду фонд «Артист»?

— Помимо деятельности в фонде «Артист» (который мы организовали вместе с единомышленниками Евгением Мироновым и Игорем Верником восемь лет назад и уже вышли на региональный уровень, помогая нашим ветеранам не только в Москве и Питере, а в двадцати малых городах России) я попробовала себя в качестве продюсера. У меня был опыт организации концертов, мероприятий по фонду, а до этого — продюсерский опыт в спектакле «Кармен», и я поняла, что мне это близко, что я получаю удовольствие от всего процесса, а не только как исполнитель. Мы уже сделали ролик для «Кинопоэзии» Анатолия Белого. И сейчас начинаем достаточно большую историю с кино.

— А для себя как актрисы там что-то приготовлено?

— Самое смешное, что сейчас я меньше всего об этом думаю. (Смеется.) Мотивации затевать проект, чтобы исполнять главные роли, у меня нет. Продюсерская история гораздо более объемная, нежели актерская. И мне это нравится.

— Ты ведь прекрасная комедийная актриса, но, по-моему, немножко засиделась на драматичных ролях…

— Ты права. У меня действительно наблюдается перенасыщение драмой и страдающими героинями. Есть некая усталость от этого. И мне очень хочется сменить жанр и сделать в комедии что-то еще.

— Можешь сама предложить себя кому-то из режиссеров или пойти на кастинг, узнав о планирующейся интересной работе?

— Могу. И я уже подала такую заявку Климу Шипенко. (Смеется.)

— Как ты себя сейчас чувствуешь психологически в начале съемок или репетиций с приобретением большого опыта?

— Это, конечно, зависит от материала. Но все равно несколько съемочных дней я очень волнуюсь. Несмотря на опыт и багаж, все равно каждый раз нащупываешь что-то и испытываешь и радость, и страх, и трепет — много всего, это существование на грани фола. Если ты не чувствуешь себя в пограничном состоянии, берясь за новую работу, можно завязывать с профессией, потому что нужна именно эта энергия.

Платье, VALENTINO; кольцо Magnipheasant, Stephen Webster; колье Temptations, Chopard
Платье, VALENTINO; кольцо Magnipheasant, Stephen Webster; колье Temptations, Chopard
Фото: Алина Голубь

— Что тебе за прошедший год удалось сделать в самой жизни?

— По сравнению с прошлым годом этот для меня был просто отдыхом, потому что в сентябре я закончила сниматься, а потом была достаточно свободной, не считая начинаний по продюсированию и деятельности, связанной с фондом. Так что мне удалось и отдохнуть не раз. Я очень чувствую потребность в море, солнце, поскольку у нас в Москве солнца крайне мало. Для меня большая подпитка — путешествия.

— И какие места тебя напитали в этом году?

— В этом году впервые побывала в Японии. Ездила с компанией друзей. Там хотелось фотографировать все. Я бы назвала Японию страной красочно-санитарного порядка. Мы были на цветении сакуры. Это божественно красиво, и запах впечатляет! Вообще в Японии просто нереальные краски. И все ходят в масках, это их фишка в санитарии. Я стала любить далекие путешествия.

— В том числе гогеновские места. И что уже посетила?

— Мне очень нравится Индийский океан, я практически все там уже облетела, мечтаю еще съездить в Австралию. Есть восхитительные места на Бали, а их старинные монастыри не сравнятся даже с японскими по красоте. Мне безумно нравятся коралловые рифы. Они есть на Сейшельских островах и на Мальдивах, это такие голубые лагуны. У меня всегда были проблемы с географией, но теперь я поняла, что ее надо учить, путешествуя. И я уже знаю все столицы, аэропорты, куда надо ехать, а куда нет, где какие бухты, какой климат и многое другое. В общем, я полюбила географию. Так что, если что — обращайтесь. (Смеется.)

— Ты всегда себя называла адекватной и рациональной, но, оказывается, в юности была отчаянной, могла в шестнадцать лет рвануть на дикий отдых на море с подругой.

— Нет, я никогда не была особенно рациональным человеком. Я практична из-за того, что жизнь заставляет быть ответственной. А соответственно, я должна думать головой. Но не всегда у меня это тоже получается. (Смеется.) Да, мы с подругой поехали отдыхать в Хосту дикарями. Родители нас отпустили. И ничего плохого с нами там не произошло, наоборот, было много всего интересного. У меня вообще было очень много легких поступков. В жизни может случиться все, в том числе когда ты подумал восемьсот пятьдесят шесть раз, прежде, чем сделать что-то.

— С той подружкой, с которой вы тогда ездили на море, ты дружишь до сих пор?

— Да, и дружим мы с пятого класса. Она мне много рассказывает о нашем детстве (хохочет), так как у меня плохая память, и порой вместо воспоминаний — «белый лист». Так что я с интересом что-то узнаю от нее. (Смеется.) Хотя какие-то моменты все же всплывают картинками. Вообще мои друзья — это годами проверенные люди. Если кто-то входит в мою жизнь, то это уже надолго, и мы общаемся искренне, делясь всем.

Платье, AMEN; кольцо Belle Epoque, Stephen Webster; браслет Classic, Mercury; серьги Color, Mercury; диван, Giorgetti
Платье, AMEN; кольцо Belle Epoque, Stephen Webster; браслет Classic, Mercury; серьги Color, Mercury; диван, Giorgetti
Фото: Алина Голубь

— И ты можешь на отдыхе плотно общаться с друзьями почти круглосуточно? Ты кажешься достаточно сложным и закрытым человеком…

— Нет, я достаточно уживчивый человек. Иногда и один номер могу разделять. И вообще я очень люблю отдыхать с друзьями. При близком рассмотрении со мной совсем не сложно. А для массового сознания это именно так. Но я в любых отношениях не терплю использования. А когда что-то выставляется на продажу, оно сразу превращается в подобную историю. Нельзя быть искренней с сотней тысяч человек, это уже неправда, я в это не верю. В моей жизни есть люди, с которыми я абсолютно открыта.

— У тебя, кажется, появилась новая подружка Ксения — девушка твоего сына Андрея. Хорошо, что она вошла в твою жизнь?

— Конечно, но это произошло уже лет пять назад. Ксения наша, я ее очень люблю.

— Ты никогда не ревновала Андрея к ней?

— Нет, ревности не было ни на секунду. Наоборот, я рада тому, что она появилась. Мне кажется, если тебе встречается хороший человек, за него надо крепко держаться. Они уже давно вместе. Познакомились, когда Андрей еще учился на первом курсе другого института.

— Ты сразу поняла, что она хороший человек?

— Да, я это я поняла с первого взгляда. Как только я увидела его, идущего с ней по улице, подумала: «Вот эта девочка». И Ксения тоже творческая личность, художница.

— Но для тебя был сложным момент отъезда Андрея?

— Да, это было непросто. У меня даже были панические атаки (смеется), когда я начинала думать об этом. А если серьезно, я всячески старалась оттянуть этот момент. Но сейчас понимаю, что его отъезд был очень правильным. Конечно, всегда сложно, когда дети уходят в свободное плавание. Мне надо было с этим свыкнуться. Когда он уехал, я очень сильно ощущала пустоту. Я вообще была абсолютно еврейской мамой, которую можно показывать в капустниках. Причем в раннем Андрюшином детстве этого за собой не замечала, а потом меня, что называется, клюнуло. (Хохочет.)

— Наверное, потому что в его раннем детстве ты была совсем юной…

— Да, наверное. Он же появился на свет через неделю после того, как мне исполнилось восемнадцать. И лет десять я была мамой очень дружественной и демократической. Но как только он начал чуть-чуть отсоединяться, стали случаться прогулы школы, еще что-то, меня вдруг «клюнуло». Он потом все время мне говорил: «Мама, а что такое? Почему, когда я был маленьким, ничего подобного не происходило, а сейчас весь этот трэш с тотальным контролем начался?» (Смеется.)

Фото: Алина Голубь

— Это правда, что в его переходный возраст ты отказалась от съемок чуть ли не в десяти картинах?

— Да, правда. Но ничего особенного в этом нет. Я для себя поняла, что в тот момент должна сыну посвятить максимальное количество времени, сил и внимания. Иначе я просто не могла. Но все это ничто по сравнению с душевным спокойствием и благополучием твоего ребенка.

— Как часто тебе сейчас удается видеться с Андрюшей, с мамой?

— Мне кажется, с этим все в порядке. Недавно у Андрея был день рождения, и мы вместе ходили на спектакль Павла Каплевича и Кирилла Серебренникова «Чаадский» в «Геликон-опере». Так что мы, конечно, видимся. И с мамой — тоже. Периодически встречаюсь с друзьями, езжу в гости.

— Ты «известная» спортсменка. Сейчас много времени посвящаешь спорту?

— Периодами — да. Конечно, во время длительных съемок это нереально, и если у меня возникает перерыв в занятиях более двух месяцев, я начинаю физически это ощущать. Спорт приносит энергетическую подзарядку мне, придает жизненный тонус. У меня есть тренер, с которым я занимаюсь уже много лет по два с половиной часа, из них час бегаю по дорожке.

— Тренеру не приходится заставлять тебя?

— Нет, он меня только останавливает, говорит, что больше не надо. (Смеется.)

— Почти все звезды сегодня перебрались в загородные дома или приобрели дачи. А ты?

— Я недавно тоже стала дачным жителем. Построила дом и уже прочувствовала, что такое загородная жизнь, какая это лень и релакс. (Смеется.) И если пребывание на даче затягивается на несколько дней, то чем дальше, тем меньше тебя тянет в Москву, ты теряешь тонус. Это омут. И я понимаю, что надо из него вовремя выскакивать, потому что все равно придется.

— Но с дачи выбираться сложнее, работая в Москве…

— Я очень хорошо знаю Москву, поэтому раньше никогда не пользовалась навигатором. Но уж если попала в пробку, от меня мало что зависит. Остается только смириться и извиниться перед людьми, к которым едешь.

— Как ты сама относишься к непунктуальным, а главное, необязательным людям?

— Отсутствие пунктуальности, необязательность для меня серьезный диагноз у человека. Я стараюсь с такими персонажами не связываться и не входить вместе в деловые отношения, с этими качествами далеко не уедешь.

— А друзьям ты прощаешь легкие грешки, недостатки, или человек автоматически выбывает из близкого круга?

— Прощаю все. Но если я что-то не принимаю, то не хочу, чтобы люди ни в дружбе, ни в любви, ни в общении друг друга мучили. Я только этим руководствуюсь, так как считаю, что все отношения должны быть в радость. Если они становятся болезненными, начинается непонимание, обиды, значит, это уже неполезно для обоих. Я бегу от выяснения отношений. На мой взгляд, это начинается, когда их уже нет.

Платье, EDEM COUTURE; серьги Color, Mercury; браслет и кольца Classic, все – Mercury; диван, Minotti
Платье, EDEM COUTURE; серьги Color, Mercury; браслет и кольца Classic, все – Mercury; диван, Minotti
Фото: Алина Голубь

— Но мне кажется, фраза «выяснять отношения» — штамп, и даже психологи говорят, что надо все проговаривать, а не замалчивать, загоняя проблему вглубь…

— Нет, можно прояснить ситуацию, но выяснение отношений — нечто другое. Это означает, что люди начинают качать права, высказывать претензии и недовольство, говорить обидные слова. Когда это становится системой, я дистанцируюсь.

— Уединения или одиночества тебе хватает?

— У меня нет сегодня ни уединения, ни одиночества. Мне нужно только, чтобы было спокойно, чтобы я могла выспаться, и в это время меня никто не трогал. А вообще я не нуждаюсь во времени, когда бы могла ни с кем не общаться. Я прихожу домой, и если вдруг оказывается, что не с кем поговорить в течение пятнадцати минут или часа-двух, то общаюсь с кошками (смеется), у меня их пять.

— Почему так много?

— У меня были кот и кошка. Она недавно родила одного котенка, его забрал Андрей. А потом подряд появились еще трое, я проглядела. И никто их не берет. Так что даю объявление через журнал, если кто-то хочет домашнего питомца, пусть обращается. (Смеется.) Кошки обычные, но очень красивые. Сейчас прячу кота и кошку в разных комнатах — если она родит еще пятерых, то мне можно будет открывать театр Куклачева. Но я этих животных люблю. У меня с ними хороший контакт, они все воспитанные, послушные. Я умею с ними ладить. И коты, скажу честно, намного глупее кошек. (Смеется.)

— Какие домашние дела тебе в удовольствие?

— Я люблю готовить, в последнее время мне это особенно нравится. Умею уже многое, к примеру, разные блюда из мяса и курицы. Сладкое не люблю, поэтому и не делаю практически, хотя могу испечь даже торт — банановый, по маминому рецепту. Подруга подарила мне мультиварку, и поначалу я делала над собой усилие, чтобы что-то приготовить, но потом втянулась. Но, конечно, это приятно делать для кого-то, а не для себя одной. К тому же чем меньше я ем, тем лучше себя чувствую. У меня вообще нет культа еды, я очень неприхотлива и не люблю привередливых людей.

— А на здоровом образе жизни ты не зациклена?

— Нет. Мой здоровый образ жизни — это сон, обязательно спорт и тотальное ограничение в еде.

— Тотальное ограничение — звучит ужасающе…

— Для меня здоровый образ жизни — это балетный образ жизни.

— Они очень мало едят только в хореографическом училище, а потом уплетают еще как!

— Не знаю, но объем еды, съеденный за раз, должен быть посчитан. Нужно всегда держать один и тот же вес. А если ты будешь есть много, никогда не сможешь это сделать. Люди, у которых есть эта проблема, понимают, о чем я говорю.

— Но у тебя нет такой проблемы…

— У меня нет, потому что я всю жизнь за этим слежу. Я сильно поправлялась. И за беременность набрала тридцать килограммов. Надо есть мало. И я уже привыкла, приучила себя к определенному режиму, и если из него не выпадаю, то это для меня и есть здоровый образ жизни.

Платье, EDEM COUTURE; туфли, Stuart weitzman; колье High Jewellery, Garrard; кольцо Classic, Mercury; стул, столик, все – Ceccotti; ковер, Jan Kath
Платье, EDEM COUTURE; туфли, Stuart weitzman; колье High Jewellery, Garrard; кольцо Classic, Mercury; стул, столик, все – Ceccotti; ковер, Jan Kath
Фото: Алина Голубь

— Ты недавно сказала, что сомнения — это плохо, потому что такой человек мало чего может добиться. Ты в какие-то проекты ввязывалась, рискуя? Например, нравился сценарий, но ты не знала режиссера? На что тогда опираешься?

— На интуицию. К тому же в любом проекте есть составляющие, команда: кроме режиссера это еще продюсер, и оператор, и партнеры. Но в творческом процессе сложно предугадать результат, как и в отношениях. Как предугадать, сложатся ли они, будут ли люди всю жизнь вместе или нет.

— Ты имеешь в виду мужеско-женские отношения?

— Любые. Во всем, что касается творческой энергии или человеческих отношений, невозможно сделать прогноз. И я уже давно не занимаюсь этим. Жизнь тем и прекрасна, что абсолютно непредсказуема. Не зря говорят: «Хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах».

— А в отношениях мужчины и женщины, дойдя до более сознательного возраста, чувство для тебя все равно первично?

— Не знаю. Мне важно, чтобы это был мой человек.

— Не бывает, что любовь затмит глаза? Настигает, как удар молнии, или как у Булгакова, когда «она, как убийца, выскочила из-за угла»?

— Нет, удара молнии не хочу. (Улыбается.) Потом человек становится инвалидом. Но что бы ни происходило в жизни, это опыт. Любая ситуация не случайна. Для меня не существует ошибок. Я стараюсь из всего вынести максимальное количество плюсов, понять, что за урок мне был дан. Любви не существует без дружбы. Вынос мозга, на мой взгляд, когда люди эгоистично хотят друг от друга чего-то, ссорятся, страдают, нельзя назвать любовью. Если мы говорим о второй половине, то он должен быть еще большим другом.

— А чем ты сегодня больше всего восхищаешься в людях и что для тебя важно в мужчине, который будет рядом с тобой?

— Чем дальше идет время, тем больше я понимаю, что есть одно очень важное качество — надежность. Если ты начинаешь какое-то дело и связан с ненадежными людьми, то какими бы они ни были прекрасными, талантливыми, умными, лодка не поплывет или утонет на первой же коряге. То же самое в дружбе и в близких отношениях. Так что я понимаю, что без этого качества не имеет смысла нажимать на газ. (Смеется.) Надежность и верность — это основополагающая база, а уже на нее наслаиваются все таланты и симпатии.