Советы для будущих пап
Есть ли секс в большом городе
5 норм этикета
Расшифровываем эротические сны
Фото из личного архива Юлии Началовой.

Юлия Началова поделилась самым сокровенным

Певица рассказала о своем новом романе, грядущей свадьбе и взаимоотношениях с бывшим мужем.

Виталий Бродзкий
18 октября 2012 18:56
16052
1

Певица рассказала о своем новом романе, грядущей свадьбе и взаимоотношениях с бывшим мужем.

Они долго скрывали свои чувства от досужей публики. Даже когда папарацци запечатлели певицу Юлию Началову и хоккеиста Александра Фролова в одном из нью-йоркских баров, отказывались от каких-либо комментариев. Все-таки на тот момент Юля еще официально числилась супругой футболиста Евгения Алдонина, а их маленькая дочь Вера ничего не знала о планах мамы и папы на отдельную друг от друга жизнь. Но вскоре утаивать очевидное стало сложно…

Хотя Юлия Началова в последнее время редко бывает в Москве, называя своим новым домом Лос-Анджелес, именно здесь, в Первопрестольной, этим летом она стала настоящей героиней светской хроники. Все началось с того, что Юля появилась на одной из вечеринок с громадным кольцом на пальце и недвусмысленно дала понять: это подарок ее нового возлюбленного, Александра Фролова. И пошло-поехало: в прессе не только назначили дату свадьбы, но и определили причину скоро-палительного бракосочетания — мол, Началова беременна.
Как выяснилось при личной встрече, слухи эти несколько преувеличены — и про свадьбу, и про беременность. Но факт: Саша и Юля давно живут вместе в лос-анджелесском доме хоккеиста прямо на берегу океана (до недавних пор он играл за хоккейную команду «Лос-Анджелес Кингз» и лишь недавно стал защитником омского «Авангарда»). И кольцо действительно подарок любимого. Но вовсе не в знак помолвки. Просто так Саша выразил свою любовь. А Юля тут же сделала ответный презент. Такой, память о котором останется — по крайней мере у нее — на всю жизнь.


И что же это за подарок?
Юлия Началова:
«Я сделала себе на запястье татуировку с Сашиными инициалами — AF (Александр Фролов). Но это случилось не вчера и даже не позавчера, а еще полтора года назад, под Новый год, — в годовщину нашей совместной жизни».
А Саша не думал ответить в этом же духе?
Юлия:
«Очень смешной у нас диалог произошел по этому поводу. Проходит полгода после моего „подарка“, и я ему говорю: „Саша, я себе сделала татуировку, почему ты не повторишь мой „подвиг“? Мы ведь уже полтора года вместе“. А он, сидя на диване, прикалывается: „Завтра сделаю“. — „Какую?“ — „Юля. Полтора“. На самом деле он преподносит мне немало трогательных подарков. И в то же время у нас очень много юмора в общении, много всего живого, настоящего».
Так свадьба все-таки будет?
Юлия:
«Несмотря на все публикации в прессе, сами мы пока еще не думали на эту тему. Всему свое время. В любом случае мы живем как муж и жена, строим планы на будущее».
Ну, а пока давай вернемся в прошлое. Расскажи, как вы познакомились с Сашей.
Юлия:
«Это произошло в Лос-Анджелесе. Два с половиной года назад. Нас обоих пригласили на вечеринку наши общие друзья. Мы не были с ним знакомы. Ну разве что Саша знал, что есть такая певица — Юля Началова, а я слышала его фамилию. А вот как он выглядит внешне, даже представить не могла. Честно. Я не всегда запоминаю лица спортсменов, потому что они, как правило, в своей экипировке. Такая вот у меня память. В общем, ничто не предвещало того, что эта встреча будет „с продолжением“. К тому же на момент нашего знакомства у Саши уже был опыт, связанный с семейной жизнью. И у меня тоже. Никто не собирался кидаться в омут новых любовных отношений. Но так получилось. Я приехала на вечеринку после записи в студии. Замученная, в расслабленном состоянии. Словом, не была подготовлена, эффектно не выглядела. Мы познакомились — и все, разошлись каждый в свою сторону».
То есть вас не пронзила любовь с первого взгляда?
Юлия:
«Нет-нет. Не знаю, как в итоге сложилась бы наша общая история, если бы не несчастье, которое случилось со мной, — я заболела. Температура под сорок, жар. У меня не было никаких связей в Америке, я не представляла даже, к кому мне обратиться. И в этой ситуации Саша, который оказался рядом, резко начал обо мне заботиться и делать все для того, чтобы жизнь моя стала лучше. Он даже возил меня на капельницы».
Он тебя покорил только тем, что он такой заботливый?
Юлия:
«Не могу сказать, что он мне чем-то одним понравился. В какой-то момент я поняла, что с ним мне не нужно прикидываться, можно оставаться самой собой. Люди ведь от природы как звери: как только почувствуют слабинку партнера, начинают на нее давить, даже не особенно того желая. Так вот, с Сашей все по-другому. Я могу расслабиться, быть просто ведомой. Не хочу никого обижать, но сегодня я нашла себя и никого не тащу на своих плечах. Саша проявляет ту самую заботу, которой мне не хватало. Он — хозяин. Мне не нужно быть главой семьи. Я — второй план, и мне комфортно в этой роли».
Твой нынешний избранник, как и бывший муж Евгений Алдонин, тоже спортсмен…
Юлия:
«…Да при чем здесь его род занятий?! Я не с микрофоном хожу дома, а он — не с клюшкой. На самом деле у нас в какой-то мере похожие профессии: я разъездная, он разъездной. Мы оба привыкли к кочевому образу жизни, к вечному отсутствию дома. Если бы, например, я сидела на кухне, ждала его после тренировок, сборов, для меня это был бы стресс. То же самое и для него. А так все
нормально».
А когда вы c Cашей все-таки встречаетесь после долгих разлук, как проводите свободное время?
Юлия:
«У нас с ним нет такого: давай посмотрим мои съемки, а потом посмотрим твои. Нет, у нас другой мир. И этот мир настолько интересный и многогранный!.. Саша много читает. Очень много. Ругает меня, что по сравнению с ним я не настолько активно интересуюсь книгами. Представляешь, он увлекается даже квантовой физикой! Словом, он настоящий энциклопедист. Иногда часами рассказывает мне что-нибудь интересное. Общаясь с ним, я для себя открыла очень много нового».
Дочь Вера уже познакомилась с Сашей?
Юлия:
«Да, конечно».
И как он относится к Вере?
Юлия:
«Как родной отец».
А с бывшим мужем у тебя сейчас какие отношения?
Юлия:
«Абсолютно ровные и спокойные. Нас объединяет общая дочь. Мы общаемся по всем вопросам, касающимся Веры. Но я не могу сказать, что мы дружим семьями, Новый год парами не справляем. (Улыбается.) Однако между нами нет и никаких напрягов. Просто мы все правильно сделали. Расстались, потому что в какой-то момент поняли: существовать вместе мы дальше не сможем. Правда, долгое время не разводились официально, не придавали огласке наш разрыв, хоть каждый уже жил своей жизнью. Делали мы это прежде всего для спокойствия дочери — не хотели травмировать ее психику. Но настало время, когда мы смогли Верочке объяснить: она живет с мамой, а папа — в другом месте. В любом случае в договоре я четко обозначила, что Женя может видеться с дочерью в любое время. Поэтому когда он хочет взять Верочку с собой на отдых, не возникает никаких проблем. Так же как и с нашим с ней выездом за границу. Пусть для нее мама и папа будут одним целым. Я никогда не скажу дочке, что папа какой-то не такой. При разводе мы не ругались и ничего не „пилили“: холодильник, кровать, телевизор. Адвокаты договаривались, мы где-то соглашались, где-то нет, но всегда приходили к общему знаменателю. Поэтому наши с ним отношения не испортились».


Больная тема

Помимо обсуждения твоей личной жизни этим летом страницы прессы пестрели сообщениями о твоей болезни: как тебя неожиданно госпитализировали в одну из клиник Лос-Анджелеса, как транспортировали целой бригадой обратно в Москву. Что же с тобой случилось в августе?
Юлия:
«Я летела в Америку для встречи с американским композитором и продюсером Уолтером Афанасьефф. Мы записали с ним мой новый альбом, который я скоро покажу в России, поэтому нужно было подписать несколько договоров о правах. Так вот, вечером купила билет, утром вылетела в Лос-Анджелес. Но уже в самолете мне стало очень плохо. Положение было настолько серьезным, что стюардессы вызвали „скорую помощь“ к трапу самолета. Когда приземлились, меня под кислородной маской доставили в госпиталь, в реанимационное отделение, где практически сразу сделали операцию. Диагноз поставили „острая почечная недостаточность“. Для меня это был шок! Тогда я поняла одно: никто из артистов не может похвастать стопроцентным здоровьем. Все мы из-за плотных гастролей забываем о себе. И верим своим же обещаниям: еще чуть-чуть — и я наконец подлечусь, вот буквально на следующей неделе… Теперь я знаю: необходимо регулярно следить за здоровьем».
Сколько времени ты провела в больнице?
Юлия:
«Около недели. Уже на второй день ко мне вылетел мой папа. Дело в том, что только у него и у моей пятилетней дочери Веры имелись визы. Но дочь папа не взял. Ни к чему ей видеть маму в больнице. Вера была экстренно отправлена к бабушке в Ялту. Папа очень помогал мне после выписки из госпиталя. Мне нельзя было управлять авто, сидеть за рулем. А Лос-Анджелес — это не Нью-Йорк, там нет общественного транспорта или такси, которое можно поймать на каждом углу. Саша находился в это время на сборах в Швейцарии (хотя мы постоянно общались с ним по скайпу), поэтому помощь папы была неоценимой. Сейчас я под наблюдением американских врачей. Главное, что я сделала все, для чего летела в Лос-Анджелес. Но обидно, что произошедшее окрасило в темные тона мою поездку».
Последние несколько лет ты в основном живешь за океаном. Почему решила перебраться из Москвы в Лос-Анджелес?
Юлия:
«Мне кажется, это судьба! Сначала я в Америке получила приз в вокальном конкурсе Big Apple-95. Это конкурс для взрослых певцов, а я выиграла его, когда мне было всего четырнадцать. Спустя четырнадцать лет, в 2009-м, я опять приехала в Америку — снимать клип. И за несколько дней до начала работы встретила на улице… Филиппа Киркорова. Оказывается, я так припарковалась, что закрыла выезд его машине. Это был мой первый опыт вождения в Лос-Анджелесе — и сразу такая неожиданность. Мы поболтали, обменялись телефонами. Прошло всего десять минут, как он позвонил: „Будь готова, завтра мы едем с тобой к Уолтеру Афанасьефф“. Я буквально потеряла дар речи, потому что знала этого композитора с детства, была воспитана на его песнях. Все певицы, которых я обожала: Мэрайя Кэри, Селин Дион, Уитни Хьюстон, — работали с Уолтером. Весь следующий день я готовилась к встрече. Конечно, я даже не мечтала о совместной работе с маэстро, мне просто хотелось показать себя с лучшей стороны. В общем, вечером Уолтер наиграл, а я напела Autumn Leaves — песню, которую исполняет Nat King Cole. Это джазовый стандарт, который знает каждый музыкант. Но я спела по-своему. Признаюсь, Уолтер был приятно удивлен.
На следующий день я сидела со своими друзьями в ресторане The Ivy на Робертсон-бульваре. Это знаменитое место, где прогуливаются звезды Голливуда. Я очутилась в той жизни, о которой раньше только читала в журналах. По бульвару шла Пэрис Хилтон, а за ней бежали репортеры. И вдруг раздается звонок, в трубке звучит: „Hi, it’s Walter!“ Я была в шоке! Узнав, где я сижу, он сказал, чтобы я никуда не уходила, и через пятнадцать минут уже сидел напротив меня. Уолтер дал мне диск: „На, учи, через три дня у тебя запись первой песни. Мы начинаем писать твой альбом“. Когда я возвращалась после этой встречи, у меня глаза были на мокром месте от счастья. Я тут же позвонила папе».
Прямо сказка в духе «фабрики грез»! И как прошла запись?
Юлия:
«На уровне! Мало того: когда мы записали две песни, Уолтер поинтересовался, а не сочиняю ли я сама. Я ответила „да“. Он попросил показать мои наработки. После этого на диске появилось еще девять песен, написанных мной совместно с Уолтером».


Голливудское диво

Жизнь в Америке настолько тебя затянула, что ты почти перестала появляться в России. Скажи, где сегодня твой дом?
Юлия:
«Я живу на две страны. Мы с Сашей сейчас делаем ремонт в нашей московской квартире, но и Лос-Анджелес я обожаю. Хотя мне кажется, что ажиотаж вокруг названия „Голливуд“ больше для туристов. Например, бульвар, где находится „Аллея звезд“, — просто проходной двор. В тех краях есть места гораздо живописнее. Так, наш с Сашей дом находится на берегу океана, на Манхэттен-Бич. Вот там реально красиво. Именно в этом районе снимался фильм „На гребне волны“ с Киану Ривзом и Патриком Суэйзи. Вообще Лос-Анджелес для меня один из лучших городов на земле. Всегда светит солнце. Нет сумасшедшей жары, которую я не очень люблю и от которой начинаю себя плохо чувствовать. Утром ты можешь в спортивном костюмчике пройтись по берегу, подышать, спортом позаниматься. Днем хорошо искупаться в океане, а потом поваляться в тени, позволив себе несколько курортных часов. А вечером, бывает, температура опускается до пятнадцати градусов, поэтому запросто можно выйти на улицу в кожаной курточке и джинсах. Три раза на дню меняется мода». (Смеется.)
Когда ты в Лос-Анджелесе, каков твой распорядок дня?
Юлия:
«Я там много занимаюсь спортом. Саша меня тренирует, дает мне определенные нагрузки. На Манхэттен-Бич есть специальные трассы для роллеров и велосипедистов, вот мы и катаемся по набережной: несколько километров в одну сторону, затем в другую. В Москве я ни за что не сяду на велосипед. Куда я поеду? Только грязь и лужи здесь собирать!»
С русскими актерами, осевшими в Голливуде, общаешься?
Юлия:
«На каких-то мероприятиях, крестинах, днях рождения мы видимся с Олегом Тактаровым, Катей Редниковой».
Дочка живет с тобой?
Юлия:
«Да, со мной. Занимается практически тем же, что и я. Для нее там есть английская языковая и танцевальная школы. Хотя учится она в Москве, но когда приезжает в Америку, то времени зря не теряет. Правда, этим летом у нас не получилось отдохнуть вместе: Верочка ездила со своей детсадовской группой в Италию, в специализированный английский лагерь. Думаю, ей было гораздо веселее в компании своих ровесников. Но на следующий год она точно поедет со мной в Америку!»