Малоизвестные факты о «Ну, погоди!»
Мария Порошина: от мистики до любви
Илья Легостаев: Ищите женщину
Илья Легостаев: замуж за принца
Выборы президента РФ состоялись 18 марта 2018 года

Александр Мельман: Телепузики на марше

Александр Мельман
20 марта 2018 15:40
9393
0

Выборы закончены, забудьте. Как будто их и не было никогда. Да и нужны ли они, вот вопрос. Многие скажут, что нет, не нужны. Впрочем, у нас же с вами не политическая колонка, а телевизионная. Тогда о теледебатах

Это такой новый старый жанр. Новый, потому что происходит раз в шесть лет (иногда перемежаясь думскими никчемными предвыборными разговорами на заданную тему). Старый, потому что из этих дебатов делают то, что у нас получается лучше всего, — шоу. Или ток-шоу, если вам угодно. Ну да, что ни делай, все равно получится автомат Калашникова.

У нас на ТВ действительно работают большие мастера, которые любое событие могут превратить в шоу. И нет ничего другого по телевизору: ни гражданского общества, ни социальной жизни, ни всем известных жутких проблем по честнаку, а только оно, шоу. Show must go on.

Могу сказать, что делается это совершенно сознательно, учитывая ошибки прошлого. Какие ошибки? Перестроечные прежде всего. Но не только, застойное ТВ мы тоже видеть не хотим. В политическом, так сказать, разрезе.

Застойное политическое ТВ — это когда мухи дохнут и уже никто не смотрит. Когда есть только одно мнение, а остальное неправильное. Единственным человеком, позволявшим себе фронду, был Александр Евгеньевич Бовин, светлой памяти, друг Брежнева. Вот ему в «Международной панораме» позволялось говорить нечто особенное, отдельное. Но только ему, и то в виде исключения. Потому как стратегическая линия КПСС на ТВ времен вечно целующегося Леонида Ильича соблюдалась неукоснительно. До такой степени неукоснительно, что превратилась в посмешище, в анекдот. Вот этого нынешние «начальники начальников» допустить никак не хотят. Поэтому в наших шоу появляются «оппоненты» — условные украинцы, поляки, американцы русского происхождения. Враги, одним словом, карманные потешные враги. Которых мы своей железной логикой убиваем наповал. Пока что еще в переносном смысле.

Но и перестроечное ТВ — тоже too much, слишком. Именно потому, что тогда ни с того ни с сего (а вернее, с легкой руки Горбачева) телевидением решили заниматься всерьез. Хотел написать — «и надолго», — но не выходит, потому что свободное ТВ в СССР продержалось всего ничего, четыре с небольшим года. «Взгляд», «До и после полуночи», «Пятое колесо» и все передачи Тамары Максимовой на ленинградском ТВ делались честно и от души. Люди, они же зрители, верили ведущим как себе, больше, чем себе. Вот и пошло все вразнос, считают нынешние руководители телевизионного государства, не надо было так, наотмашь, вырывая сердце аки Данко.

Поэтому сейчас все понарошку. И волки сыты, и овцы целы, здорово! Сейчас все делают вид, будто на самом деле спорят, ругаются по идейным соображениям. На самом деле всем наплевать. Вы хорошо устроились, ребята.

Вот и теледебаты сделали как шоу телепузиков. Как сказочные игры типа «Волк и семеро козлят» или «Семь стариков и одна девушка». Или театр времен Карабаса-Барабаса.

Они, кандидаты, все на ниточках, а ниточки видны. Даже лучшие из них, честные (были и такие). Против телевизора, как против лома, не попрешь. Уж он тебя так отформатирует, вылепит, изобразит, кричи не кричи — никто не услышит.

Они приходили на наши экраны утром, днем, вечером, на завтрак, обед и ужин, чтобы мы ну хоть немножко развлеклись. Действительно, ведь так не хватает юмористических программ, так не хватает. А тут новые юмористы в чистом виде. И юмор у них такой свежий, не затюканный. Да, они изображают президентские выборы, теледебаты. Ой как смешно, животик надорвешь.