Илья Легостаев: замуж за принца
Когда Егор Крид женится?
Александр Мельман: А что Малахов?
Илья Легостаев — об эпохе юмора
Фото: материалы пресс-служб

Александр Мельман: Лучшие люди страны

Александр Мельман
6 марта 2018 17:20
8318
0

Когда говорят, что телевидение эксплуатирует детский труд, — не верьте. Это говорят очень циничные люди. Они всех судят, меряют по себе. Но это только часть правды

Детских программ очень много на нашем ТВ. Понятно почему? Потому что дети восполняют нехватку искренности, чистоты отношений, открытого взгляда на мир. Хотя — и это обратная сторона медали — нет более жестоких существ, чем дети.

Но в нашем ящике дети прекрасны, и душа сразу тянется к ним. И душа просит, кричит громким «Голосом»: «Ну повернитесь же, повернитесь к ним! Иначе вы преступниками станете». Это даже не я сказал, это Пелагея, самая лучшая из виденных мною женщин. А она знает, что говорит. Это же такой травмат на самом деле на неокрепшую детскую душу! Они там, маленькие да удаленькие, подзуженные родителями, тетями-дядями-бабушками-дедушками, верят в свою исключительность и неповторимость-непобедимость. И если вдруг к ним никто не повернется — психологически они к этому абсолютно не готовы.

И вот тогда начинается сеанс гипноза со звездами. Только в роли гипнотизеров уже сами звезды. Вот тут они должны наговорить кучу комплиментов, утешить, успокоить, пообещать в три короба, иначе… Не дай бог что может быть иначе.

Однако на самом деле детей здесь приобщают к реальной социализации, «закону джунглей», безумному, безумному, безумному нашему миру. Наверное, правильно — сильнее будут. Морально и материально. Этот «Голос» выжимает из меня столько эмоций. Я смеюсь и плачу вместе с героями этой программы. А антигероев там нет. Я так радуюсь, когда поворачивается кресло с кем-либо из этих самых Меладзе–Пелагея–Баста. Эх, жаль, не мы это придумали. Но осуществили же!

А на НТВ — «Ты супер!». Там есть еще история, драма, переходящая в трагедию. И дети во спасение, которые все это вынесли. И родители-сволочи, которых надо прощать. И они прощают… В отличие от «Голоса» там хорошо петь необязательно. Но если, с одной стороны, это «милость к падшим», то с другой — проблема. Получается игра в поддавки, не по «гамбургскому счету», что снижает остроту самой передачи. «Ну, надо пропустить», — понимает доброе жюри. Очень доброе, на одного Дробыша хотя бы посмотрите. И пропускают. Только потом, в игре навылет, слезы текут рекой, ведь все выиграть не могут, таковы правила игры. И правила жизни.

Но вот тут у нас устроили детские игры «Что? Где? Когда?». Откуда они взяли таких мальчиков с девочками? А вот интересно, эти умненькие знаечки насколько компромиссны в жизни? Все ли их устраивает здесь и сейчас? Готовы ли они в день своего политического совершеннолетия прийти и проголосовать за нужного кандидата?

Да, я политически озабоченный товарищ, но вопросы эти совсем не праздные. Как говорил герой одного хорошего фильма: «Хочется понять, кто придет нам на смену». И еще хочется увидеть этих людей не одномерно, не только восхищаться и умиляться ими, но и понять. Потому что детское «Ч?Г?К?» дало этой старинной советской забаве так необходимый воздух, свежие мехи и новые смыслы. В таком случае я бы теперь не удивился, если бы вскорости нам показали игру 3–4-летних знатоков — еще больше будет энтузиазма и восхищения.

Но не надо, ребята. Давайте знать меру и просто любить наших детей.