На свою голову: как носить чалму
Мировые звезды на ЧМ-2018
Жанна Эппле не боится ярких платьев
Как избежать кишечной инфекции
Ричард Мэдден.
материалы пресс-служб.

Ричард Мэдден: «Люди думают, что актеры — слабаки, но мы крепкие ребята»

Сериал «Клондайк», продюсером которого стал Ридли Скотт, погрузил зрителей в эпоху одной из самых знаменитых золотых лихорадок.

Валентина Пескова
20 марта 2014 16:34
5529
0

Мини-сериал «Клондайк», продюсером которого выступил режиссер Ридли Скотт, погрузил зрителей в эпоху одной из самых знаменитых золотых лихорадок в истории.

В марте на телеканале Discovery Channel вышел сериал «Клондайк». Снятый по бестселлеру Шарлотты Грэй, он посвящен одной из самых знаменитых золотых лихорадок в истории. В центре сюжета — история шестерых золотоискателей, встретившихся в долине реки Юкон. Им предстоит выжить в суровых северных краях, куда отправляются только отчаянные авантюристы. Главные роли сыграли такие знаменитости, как Ричард Мэдден, Сэм Шепард, Тим Рот и Эбби Корниш. WomanHit поговорил с актерами.

Ричард Мэдден (персонаж — Билл Хаскелл): «Мой акцент в фильме стал моей второй натурой»

— Ричард, вы снимались в «Игре престолов», жили в его волшебном мире. Что заставило вас согласиться на такую роль, как Билл Хаскелл?
— В каком-то смысле эта роль стала логичным продолжением того, что я делал в «Игре престолов». Там было все по-крупному: и жизнь, и смерть во всей полноте. А в «Клондайке» был выбор из двух простых альтернатив — жизнь или смерть. Если не нашел золото — не смог купить еды, а значит умер с голоду или замерз насмерть. То же самое изучение человеческой натуры, только в других условиях. Меня очень заинтересовало, как может меняться характер людей в сложных обстоятельствах. Я не раз ожидал, что герои превратятся в животных, яростных и эгоистичных, а «Клондайк» и Билл Хаскелл помогли мне увидеть, что доброта либо свойственна человеку, либо нет, и она может проявиться в любых ситуациях. В этой истории много насилия и жадности, злости, и я думаю, что именно это и хорошо. Мы знакомимся с разными персонажами, и по поступкам в критической ситуации можно делать вывод, насколько сильные это личности.
— Какую черту характера Билла Хаскелла вы бы хотели позаимствовать для себя?
— Его нравственность. Когда я читал сценарий, то много раз, когда поворот сюжета был неудачным для Билла, я думал, что вот сейчас он сломается и превратится в зверя, но каждый раз его человеческая сторона одерживала верх, это меня заставило его уважать. Если бы во мне было хотя бы десять процентов той же внутренней убежденности, я был бы счастливым человеком.
— Скажите, что лучше — быть на съемочной площадке в Канаде или в тепле дома?
— Люди думают, что актеры — слабаки, но на самом деле мы крепкие ребята. И все же одни очень мужественно переносили все лишения, а вот другие, чьи имена я не буду называть, надевали на съемки носки с электроподогревом. В фильме речь идет главным образом о реальных людях. Для тех, кто по-настоящему был в этой ситуации, на самом деле все было в десять раз тяжелее, чем для нас. Но и нам было очень непросто. И это всех и подстегивало — то, что мы рассказываем историю о реальном периоде времени, то, что наши герои — люди, которые прошли через тяготы и лишения. Так что нам не на что жаловаться, хотя работать приходилось в сложных условиях.
— У героев Эбби и Ричарда очень интересные взаимоотношения, и сыграть их наверняка было непросто. Как вам удалось окунуться в них, ведь раньше вы с Эбби даже не были знакомы друг с другом. Как у вас получилось все сыграть вот так — с корабля на бал?
— Когда удается снимать сцены последовательно, это очень большая удача. Сцены с Эбби мне дались немного проще, потому что было время сработаться друг с другом, и мы уже вжились в образы. Сложнее дались сцены с Тимом, вот там действительно было с корабля на бал, мы только-только встретились, и сразу на площадку, мы даже еще не привыкли к собственным персонажам. Но когда есть такой сильный сценарий, режиссер с четким пониманием концепции и актеры, которые очень хорошо друг друга чувствуют, то все точно знают свои задачи и просто погружаются в них с головой. Это одна из тех замечательных особенностей работы актера — когда ты принимаешь правильное решение, и в итоге все получается. И это на самом деле дар, как мне кажется.
— Вы работали с преподавателями сценической речи, чтобы добиться необходимого акцента?
— Нет, преподавателей у нас не было. Я решил говорить с нужным акцентом во время съемок с самого начала, для меня это — как прокачать еще одну мышцу. Нужно оставаться в тонусе, чтобы, например, залезать в горы или работать на износ весь день. Поэтому акцент я рассматривал как мышцу, которую нужно натренировать и которую я еще толком не использовал. Я много работал, слушал много записей речи с акцентом, практиковался, изучал историю, быт того времени времени. Я постарался учитывать все, что помогло бы сделать картину реалистичной. И мы работали над этим все вместе, весь актерский состав, помогали друг другу. Мы хотели, чтобы ничто не помешало зрителям почувствовать реальность происходящего. Поэтому мы старались говорить с акцентом не только перед камерой, но и все остальное время. И это правильно, на мой взгляд. Твой персонаж должен стать твоей второй натурой — такова особенность нашей профессии. Я специально ездил на собаках, чтобы по-настоящему научиться этому и не думать потом во время съемок, как это делается и за какой повод потянуть. То же самое с верховой ездой, то же самое с акцентом — он просто стал моей второй натурой.
— Какая сцена с участием вашего персонажа стала для вас незабываемой?
— Таких сцен очень много. Расскажу об одной из них — это был самый первый день съемок, я лежал на льду и произносил монолог, в котором молодой человек рассуждает о своей жизни, о том, что вот он — конец, что смерть совсем рядом, и он вспоминает прошлое, и тут появляются конные полицейские. Или сцена, где мой персонаж снимает одежду с застреленного человека. Вот тогда он реально превратился в зверя. Для меня очень многое связано с этим эпизодом. В моем персонаже есть что-то хорошее, и оно остается с ним даже в этот критический для него момент.

Тим Рот (персонаж — Граф): «Обычно мне достаются роли кретинов или маньяков»

— Тим, расскажите, чем вам близок и интересен ваш персонаж. Почему вы согласились участвовать?
— Мой подход, как правило, таков: если мне нравится проект в целом, если я чувствую, что смогу внести свой вклад в общее дело — я участвую. Из-за моей внешности и манеры говорить мне, правда, обычно достаются роли каких-нибудь кретинов или маньяков или что-то в этом духе. (Смеется). И мне показалось, что я смогу внести свой вклад, работая над «Клондайком». Что касается моего персонажа, то, как это ни смешно, он вполне себе в здравом уме, и кретином его не назовешь. Он не самый лучший человек, но он не скрывает своих качеств, и мне импонировало, что я могу сыграть этого персонажа, не приукрашивая его. Показать его таким, как он есть. К тому же съемка в этом фильме подразумевала работу с отличным сценарием у отличного режиссера. История мне понравилась, так что было бы глупо отказываться.
— В одном из эпизодов вы шли по льду замерзшего озера. Как это было на самом деле?
— Мне запретили туда идти, лед был очень опасным. Но я бы пошел. На самом деле ничего бы не случилось, есть гидрокостюмы и все такое. И я был к этому готов. Во время съемок Ричард задавал тон, он действовал с такой самоотдачей, что вдохновлял всех нас. Он был настоящим лидером, и мы все были готовы за ним идти, в том числе по льду замерзшего озера.
— Какая сцена с участием вашего персонажа стала для вас незабываемой?
— Думаю, что это сцена с Эбби. Это в каком-то смысле переломная сцена, потому что в кадре мы и Эбби, но на самом деле ее главный герой — Ричард и наше отношение к нему. Я прихожу, чтобы сказать Белинде, что мы должны помочь этому парню, должны помочь ему добиться успеха, или он потеряет все и погибнет. И тогда Белинда уходит и спасает его.

Партнершей Ричарда Мэддена в сериале «Клондайк» стала актриса Эбби Корниш, сыгравшая героиню по имени Белинда Малруни. Фото: материалы пресс-служб.
Партнершей Ричарда Мэддена в сериале «Клондайк» стала актриса Эбби Корниш, сыгравшая героиню по имени Белинда Малруни. Фото: материалы пресс-служб.

Эбби Корниш (персонаж — Белинда Малруни): «Управлять собачьими упряжками нас учили специальные тренеры»

— Эбби, как вы себя чувствовали, работая в столь суровых условиях?
— Каждый выкладывался на сто процентов, и я присоединяюсь к Тиму по поводу того, что он сказал о Ричарде. Он просто заряжал нас своей энергией, он был готов нырять в прорубь, сниматься под проливным дождем или снегопадом. Однажды я даже попросила продюсеров, чтобы те присмотрели за Ричардом — мне казалось, что ради идеального воплощения сцены он и жизни не пожалеет. Тот энтузиазм, с которым он работал, впечатлял невероятно. Я уверена, зрители это почувствовали, когда увидели, настолько реалистичным и целостным получился его персонаж.
— Какая сцена произвела на вас самое сильное впечатление?
— Сильных эпизодов было много, но во время съемки мне особенно запомнилась сцена, когда нам с Ричардом нужно было проехать на собачьей упряжке по льду озера. Мы работали со специальными тренерами, которые учили нас обращаться с собаками, но все равно, конечно, освоили только азы. Представьте, чего мне стоило по команде «Мотор!» разогнать упряжку, остановиться строго в условленном месте и по ходу действия втащить в нее Ричарда. Это было сложно, но очень захватывающе! Адреналин просто зашкаливал.
— Насколько комфортно вам, хрупкой женщине, работалось на съемках?
— Это было потрясающе. На съемках этого сериала подобралась потрясающая команда. Мы во всем поддерживали друг друга, понимали друг друга с полуслова. Все личное обходило на второй план — мы думали только о работе, и даже во время отдыха обсуждали сцены, думали, как сыграть лучше, вживались в образы своих персонажей. Мы разговаривали только о сериале, и эти разговоры помогли нам лучше понять своих героев и лучше их воплотить.