Агния Кузнецова: «Раз уж женился, неси этот крест»
Иева Андреевайте: «Когда любовь заканчивается, всегда грустно»
Светлана Светличная: «Я позитивная, добрая, счастливая и отзывчивая»
Юлия Агафонова.
материалы пресс-служб.

Юлия Агафонова: «Моя героиня ни разу не была в воде»

За время съемок в сериале «Корабль» актриса оценила тонкости греческой кухни, выучила корабельные термины и освоила технику искусственного дыхания.

Валентина Пескова
29 января 2014 17:27
7589
0

За время съемок в сериале «Корабль» актриса оценила тонкости греческой кухни, выучила сложные корабельные термины и освоила технику искусственного дыхания.

— Юлия, расскажите немного о вашем персонаже.
— Моя Ксения — врач и ученый. Когда происходит глобальная катастрофа, Ксения пытается разобраться в случившемся с научной точки зрения. Она примерно понимает, в чем причина, но не до конца. На корабле что ни день, то новое испытание: то с неба начинают падать рыбы, то вода в океане нагревается и подозрительно краснеет… Не говоря уже о том, что герои постоянно находятся на грани жизни и смерти. Однако несмотря на то, что каждый день может стать последним, и это занимает все мысли персонажей, у моей героини вспыхивает романтическое чувство к одному из героев. Но на фоне катастрофы глобальной у Ксении разыгрывается катастрофа личная, ведь ее чувство остается безответным. Конфликта ситуации добавляет и тот факт, что герои находятся в замкнутом пространстве.
— Как вам масштабные декорации корабля, построенные в съемочном павильоне?
— Когда я зашла в павильон — ахнула. Не ожидала, что декорации окажутся настолько масштабными и эффектными. Наш корабль действительно как настоящий, я в него сразу влюбилась. И несмотря на то, что у Ксении на судне есть свой кабинет-лаборатория и своя каюта, больше всего мне нравились общие сцены в столовой. Там невероятно красиво.
— Вы ведь и сама в детстве мечтали стать врачом…
— Кем я только ни мечтала стать. (Улыбается.) Врачом — в том числе. Но я с детства занималась в театральной студии и больше всего хотела стать все-таки актрисой.
— За время съемок «Корабля» вы выучили какие-то новые термины, корабельную лексику?
— Конечно. Но, боюсь, сейчас не вспомню ни одного: такие вещи катастрофически быстро выветриваются из памяти. Некоторые термины (научные и медицинские в частности) были настолько сложны, что мне приходилось читать о них в Интернете, чтобы понять, в чем там суть. Это было интересно и познавательно.

На фоне катастрофы глобальной у героини Юлии Агафоновой Ксении разыгрывается катастрофа личная. Фото: материалы пресс-служб.
На фоне катастрофы глобальной у героини Юлии Агафоновой Ксении разыгрывается катастрофа личная. Фото: материалы пресс-служб.

— Кстати, до участия в проекте вы когда-нибудь ходили в плавание? Как турист, например?
— Честно говоря, ни разу. В этом смысле наш проект подарил мне массу открытий. Я посмотрела на то, как живут моряки (на корабле с нами работала профессиональная команда), как они управляют судном.
— Ведь съемки были в том числе и на настоящем действующем корабле?
— Да, часть съемок прошла в Греции, на чудесном острове Кос. Стояла замечательная погода — бархатный сезон. Наша яхта с романтичным именем «Бегущая по волнам» была невероятно красивой, просто уникальной. Владелец этого корабля явно большой романтик: судно казалось сказочным. Именно на таком корабле Грей мог прийти к Ассоль. (Улыбается.) Каждый раз, когда я с берега видела наш корабль, не уставала им восхищаться, такой он элегантный и красивый.
— У вас были сложные сцены на борту?
— Конечно, были. Мы снимали и шторм, и качку. В одной из сцен я даже делала искусственное дыхание.
— Специально этому научились?
— У меня есть знакомый доктор, который еще в Москве показал мне, как правильно это делать. А непосредственно перед сценой ко мне подошли продюсеры и тоже дали несколько полезных советов относительно того, как это должно выглядеть на экране. Могу сказать, что я больше переживала не за себя, а за партнеров, которым мне пришлось это искусственное дыхание делать. Дело в том, что когда вода выходит из легких и человек начинает дышать, он закашливается, и лишняя вода выливается через рот. Поэтому актерам приходилось набирать в рот воду и стараться не расплескать ее, пока я давлю им на грудную клетку, делая массаж сердца. В общем, это была непростая сцена, но, надеюсь, мы достойно с ней справились.
— А вашей Ксении довелось оказаться за бортом во время съемок?
— Нет. Я, пожалуй, единственная актриса, чей персонаж ни разу не был в воде. Но это и понятно: в основном, все сцены с водой были у курсантов и наших мужчин.
— Вы умеете плавать?
— Плавать я обожаю! В школе-студии МХАТ у нас даже проходили занятия в бассейне, с нами работали профессиональные тренеры, которые учили нас правильно плавать: так, чтобы долго не уставать, контролировать дыхание и так далее. Я могу плавать часами, забывая обо всем. Когда оказываюсь на море, друзья время от времени начинают волноваться и бегать по берегу с криками: «Юля, ты где?!», потому что в воде я могу оставаться на самом деле долго, это огромное удовольствие. И в перерывах между съемками старалась выкраивать любой момент, чтобы поплавать. Морская вода — это что-то особенное, она способна «реанимировать». Я заметила за собой: если хотя бы раз в год вырываюсь на море, то потом в течение года практически не болею.
— Пока вы снимались в Греции, оценили местную кухню?
— В Греции очень вкусные морепродукты: крабы, креветки, морская рыба. После смены мы с коллегами частенько шли в чудесный ресторан на берегу и ужинали большой дружной компанией. Команда, к слову, собралась замечательная, мы даже не уставали друг от друга, а это довольно редко бывает.
— Успели что-нибудь посмотреть в этой стране?
— Как-то раз нам дали три выходных дня, и я решила съездить в Афины. Видела Парфенон — завораживающее зрелище. Афины, конечно, потрясающий город — там каждый камень дышит историей.
— Вы обмолвились, что у вашей героини прописана романтическая линия. Можете вспомнить о самой красивой романтичной сцене на корабле?
— Я считаю, что любая сцена, снятая на корабле, — красивая по определению. Если двое целуются или даже просто разговаривают, стоя на палубе — это все меняет.