Чистое небо
5 лайфхаков, облегчающих уборку
Рынок кроватей: под любые задачи
5 вредных бытовых привычек
Лада Дэнс.
Сергей Козловский

Лада Дэнс живет в «доме с привидением»

Особняк певицы за высоким забором выглядит как крепость. Но внутри он полон света и романтики. Попытавшись выяснить, насколько дом похож на свою хозяйку, мы сделали любопытные открытия.

Марина Макунина
13 февраля 2013 16:51
17275
0

Особняк певицы за высоким забором выглядит как крепость. Но внутри он полон света и романтики. Попытавшись выяснить, насколько дом похож на свою хозяйку, мы сделали любопытные открытия.

Рублевка давно уже синоним пафосной дольче вита. Поэтому быть хозяином симпатичного коттеджа в одном из элитных поселков, расположенных вдоль правительственной трассы, весьма престижно. В сонм избранных попала и Лада Дэнс: ей принадлежит трехэтажный дом, строительство которого совпало с весьма печальным периодом ее жизни — разводом. Впрочем, она не из тех, кто унывает, — экономит драгоценное время. Певица всегда стремилась успеть как можно больше. Она ведь не только выступает в самых разных жанрах (в ее активе — классический, эстрадный и джазовый вокал), но и занимается продюсированием, пишет стихи и музыку. Скоро увидит свет ее пятый авторский альбом, половина композиций которого на английском языке. Кроме того, Лада много снимается в кино, управляет собственным агентством по подбору персонала и недавно выпустила коллекцию янтарных украшений. Она кажется сильной и независимой, но это как раз тот случай, когда первое впечатление не совсем верное. На самом деле в ней есть и нежность, и ранимость, и даже поэтическая мечтательность. Правда, эти качества она напоказ не выставляет.

Лада, вы однажды сказали: «На сцене я охотница, а в жизни — женщина XIX века». В чем же вы такая несовременная?
Лада Дэнс:
«Мне кажется, нет однозначного понятия, современный человек или нет. Просто я приверженец классики — в отношениях между мужчиной и женщиной, в мировоззрении, в воспитании детей. Необходимо слушать классическую музыку, посещать выставки — это пища для души. А еще, мне кажется, людей должны окружать красивые вещи. Такие взгляды у меня, наверное, с детства.
Я родилась в старом немецком городе Кенигсберге (мне так больше нравится называть Калининград). Когда увидела на фотографиях, каким красивым он был до военных бомбежек, поразилась. Мне довелось побывать во многих европейских столицах, и точно скажу, что мой родной город не уступает им в благородстве архитектуры. В сорок пятом году немцы были вынуждены уйти из Кенигсберга буквально за три дня, поэтому они практически все бросили как есть. Но что-то пытались спрятать: иногда я выкапывала в саду около нашего дома фарфоровые сервизы и столовое серебро. Вообще я росла не советским ребенком: смотрела польские фильмы, трансляции зарубежных концертов, фестивалей в Сопоте (наши телевизионные антенны могли все это ловить). Брат у меня художник, мама — искусствовед-переводчик, с детства меня окружали картины, книги по искусству. Я путешествую по всему миру и фотографирую все, что меня привлекает: здания, какие-то оригинальные детали, неординарные решения интерьера. Потом пропускаю все через себя и использую по своему усмотрению».

Лада любит отдыхать на кушетках, расположенных в уютных уголках. Фото: Сергей Козловский.
Лада любит отдыхать на кушетках, расположенных в уютных уголках. Фото: Сергей Козловский.

И как же эти представления о прекрасном воплотились в вашем жилище?
Лада:
«Мой дом — тоже классика. Он похож на маленькое палаццо. Мне близка прекрасная культура Италии, ее кухня, восприятие жизни. Вот уже двенадцать лет провожу лето в Форте де Марми, это место можно назвать выездной резиденцией всей Рублевки. Но при всей любви к классике мне нравится разбавлять ее какой-нибудь интересной деталью любого другого стиля — ар-деко или чего-то подобным. Это касается и интерьера, и одежды».


Интересно, почему вы решили обосноваться именно на Рублевке?
Лада:
«Узнав о своей беременности, я сказала мужу, что хочу жить рядом с лесом. С детства росла в городе у моря, на природе, и в Москве мне этого, естественно, не хватало. Поэтому мы долгое время снимали дом в районе Рублево-Успенского шоссе. А что тут удивительного? Разве тот, у кого есть возможность жить там, где хорошо, останется в спальном районе? К тому же раньше на Рублевке почти никогда не было пробок, я без проблем добиралась до Москвы. Сейчас в это трудно поверить».


Вы всегда чувствовали себя органично среди здешней публики? Тут ведь, наверное, большинство женщин не работает. А у вас есть целых два дела — сцена и бизнес.
Лада:
«Да половина моих друзей живет здесь! Хотя помню забавный случай. Я сидела на одном серьезном закрытом мероприятии, где присутствовали жены очень обеспеченных людей. И одна из них, подвыпивши и глядя мне в глаза, сказала с осуждением: „Как так можно! Почему твой муж позволяет тебе работать? Это неприлично!“ Мне стало жаль ее. Возможно, для некоторых самовыражение не важно. Но я люблю свою профессию, к тому же не представляю, как можно полностью зависеть от мужчины. В чем-то быть зависимой даже приятно, допускаю, но не во всем же. Подчеркну, что я совсем не феминистка, без мужчины жить не могу и одинокой никогда не бываю. Я должна любить и быть любимой, это мое перманентное состояние. Одной мне некомфортно».

Комната в арабском стиле изначально задумывалась как кальянная. Фото: Сергей Козловский.
Комната в арабском стиле изначально задумывалась как кальянная. Фото: Сергей Козловский.

Когда вы решили обзавестись недвижимостью в этих местах?
Лада:
«Когда я ждала второго ребенка, вдруг захотела сделать мужу подарок — и купила дом. Вернее, это было полуразрушенное строение — одни стены, плюс участок. Его называли „дом с привидением“. По слухам, его прежние хозяева сбежали из России в середине девяностых. Так вот, на чердаке обнаружились эскизы, на которых угадывался настоящий итальянский дворец. И я сказала: все, это мое. Пусть даже я буду строить этот дом всю жизнь…»


Как же вам удалось осилить такую махину? Муж помогал?
Лада:
«Все было непросто. Так получилось, что начало строительства совпало с нашим разводом. И все заботы о будущем доме легли на мои плечи. Вкалывала как папа Карло, все заработки вкладывала в стройку. Все было: и простои, когда у меня заканчивались деньги, и воры-прорабы. Они обманывали меня, а что я могла поделать — у меня дочка только что родилась, вообще ни до чего было. Не подвели только ребята из Белоруссии, их бригада оказалась самой добросовестной. В итоге эта эпопея длилась почти четыре года. Зато теперь я знаю о строительстве все: что такое изоляция, система утепления, сваи, дренаж…»


Общий мотив дома — необыкновенные фрески на стенах. Они появились по совету дизайнера или это была ваша собственная задумка?
Лада:
«Дизайнеры, конечно, помогали, но мне невозможно что-то навязать. Эти росписи — моя идея, и вдохновила меня Италия. Я думала, что только итальянским художникам под силу сделать такие фрески, и морально готовилась выложить баснословную сумму за свою мечту. Но мне порекомендовали девочку, окончившую Суриковское училище, и она мне все расписала: и кухню в стиле прованс, и столовую а-ля итальянские пейзажи, и зал в цокольном этаже с ярко выраженными восточными мотивами».

Камин – сердце дома. Здесь начинаются задушевные беседы и романтические вечера. Фото: Сергей Козловский.
Камин – сердце дома. Здесь начинаются задушевные беседы и романтические вечера. Фото: Сергей Козловский.

Кстати, он отличается от остальных помещений. Очень самобытный, красочный, но словно необжитой.
Лада:
«Та комната задумывалась изначально как кальянная. Я поклонница Арабских Эмиратов, мне там очень нравится: особый строй жизни — задумчивый и немногословный, страстные взгляды мужчин, которые говорят больше, чем слова, манящая температура, в которой всегда комфортно, особенно вечером. Сидишь, смотришь на канал и куришь кальян. Я даже несколько стихотворений написала там под настроение: „Девушка, курящая кальян, не могу найти в тебе изъян…“ (Смеется.) Вообще-то я не курю, только вот в Эмиратах иногда позволяю себе. Но в моем собственном доме с кальянной не сложилось. Я представила себе, что здесь накурят, будет трудно проветривать, а мне не хочется, чтобы мои дети всем этим дышали… В итоге скорее всего сделаем из этого помещения комнату для гостей».


У вас есть любимое место в доме?
Лада:
«Вообще я очень люблю углы — сидеть или лежать там на диване или кушетке. У меня раньше котик был, Чарльз, он прожил у нас шестнадцать лет. Так вот, он тоже по углам любил валяться, как и я. Приходил ко мне и устраивался рядом. Мне там нравится: все вижу, всех слышу, все контролирую и отдыхаю одновременно. Также мне хорошо в моем кабинете, в нем столько всего было создано… Я ведь еще и продюсер, сама сочиняю свои песни, где-то музыку дописываю, где-то стихи, сама продумываю свои образы. Я просто помешана на моде. У меня есть комната, где хранятся эксклюзивные японские „Воги“, самые первые. Они, подозреваю, уже стоят бешеных денег. Может, продам их когда-нибудь на „Сотбисе“. (С улыбкой.) Моя мама тоже собирала журналы мод, у нее были номера шестидесятых годов тех изданий, которые уже не существуют».

Лада любит все оттенки красного. Поэтому неудивительно, что доминанта гостиной – бордовый диван с подушками, подобранными в тон. Фото: Сергей Козловский.
Лада любит все оттенки красного. Поэтому неудивительно, что доминанта гостиной – бордовый диван с подушками, подобранными в тон. Фото: Сергей Козловский.

Правда ли, что вы руководствовались правилами фэн-шуй?
Лада:
«Не совсем. Конечно, я знаю основы фэн-шуй: зеркала и кровати не размещают напротив двери, засохшие цветы не держат дома… Но в основном при расстановке мебели и принятии прочих интерьерных решений я руководствуюсь интуицией. У меня есть шестое чувство. Например, могу прийти домой и тут же переставить посуду по-другому. Я часто это делаю. Но самым главным „фэн-шуистом“ был мой кот Чарльз, который ложился в самых уютных местах. И потом, он тонко чувствовал людей: если кусал новую домработницу или нянечку, это означало, что она точно окажется не той, за кого себя выдает. Его не стало, и я ощущаю, как мне не хватает моего дружочка».


Обратила внимание, что у вас много состаренных вещей: камин, двери, столешницы. Вам нравится такая стилистика?
Лада:
«Это работа итальянских мастеров, они отлично патинируют и дерево, и стекло, и камень. Подобные вещи создают атмосферу старинного замка, мне это по душе. Камин для меня — сердце дома, здесь начинаются все беседы и романтические вечера. Зимой мы часто его зажигаем. Люблю, когда трещат дрова, мы пьем красное вино и сидим на полу, любуясь пламенем».

Общий мотив интерьера – дивные фрески. Это работа русской художницы. Она расписала столовую итальянскими пейзажами. Фото: Сергей Козловский.
Общий мотив интерьера – дивные фрески. Это работа русской художницы. Она расписала столовую итальянскими пейзажами. Фото: Сергей Козловский.

Необычный комод у вас: на нем нарисованы фигурки то ли людей, то ли существ, олицетворяющих пороки… Как он у вас появился?
Лада:
«Комод мне подарили. И я не вижу на нем тех мрачных существ, о которых вы говорите. Ни у кого прежде такой ассоциации не возникало. История этого комода мне неизвестна. Знаю только, что он был приобретен на антикварной выставке в Италии. Как, впрочем, и большинство предметов в моем доме. Бронзовая чаша на комоде — из Флоренции, шторы в кабинете, сшитые из редких тканей, вазы и статуэтки — оттуда же, люстры во всем доме — из Мурано. Кстати, именно там я потихоньку пополняю свою коллекцию муранского стекла. Хожу в определенный магазин, где продавец, милый дядечка, уже запомнил меня, ждет и даже делает скидки иногда».


Как вы обустраивали детские для сына и дочки?
Лада:
«Когда они были маленькими, стены их комнат были разрисованы мультяшными героями, потом — фресками из классической живописи. Ну, а теперь все закрашено, обычные стены. Сейчас Илье пятнадцать лет, Лизе — тринадцать, и у них нормальные взрослые комнаты. Дети меня радуют, и все свое свободное время я провожу с ними. Илья недавно создал свою музыкальную группу. Кстати, он научился танцевать, так же как и я, по видеоурокам. Дело в том, что из нашей деревни на занятия в город не выбраться, поэтому приходится искать возможности для самообразования. Таким же образом и Лиза учится петь — нашла уроки в Интернете. Мечтает стать певицей, но я предложила ей сначала получить образование дизайнера в лондонском колледже. Эти знания пригодятся Лизе в дальнейшем, независимо от того, будет она сама зарабатывать на жизнь или нет».


На кухне у вас солидная коллекция медной посуды, висящей под самым потолком. Почему вы стали ее собирать?
Лада:
«Я привожу ее отовсюду — из Америки, Италии, Франции… Выглядит медная посуда очень стильно и, кроме того, имеет массу полезных свойств. Правда, ее трудно очистить после использования. Все варенья я варю в этой посуде. Готовлю я не слишком часто, зато вкусно. Обожаю блюда из морепродуктов с овощами. А еще люблю делать пельмени с черной икрой — это мое коронное блюдо».

Милая слабость хозяйки – стекло из Мурано. Все люстры в доме, в том числе кухонная, привезены оттуда. Под потолком – коллекция кухонной утвари, которую Лада регулярно пополняет. Между прочим, она отлично готовит. Фото: Сергей Козловский.
Милая слабость хозяйки – стекло из Мурано. Все люстры в доме, в том числе кухонная, привезены оттуда. Под потолком – коллекция кухонной утвари, которую Лада регулярно пополняет. Между прочим, она отлично готовит. Фото: Сергей Козловский.

Вы гостеприимный человек?
Лада:
«Далеко не всех людей я приглашаю в свой дом. Люблю устраивать пати во дворе, раньше проводила тематические вечера, посвященные итальянской, испанской, узбекской, японской кухне. Все знают, что я умею организовать лучшие праздники, — чтобы было сказочно, вкусно, пьяно и весело. Это мой конек. Концерты у меня, кстати, такие же яркие. Я сама являюсь их идеологом. Бренд „Лада Дэнс“ — целиком мой проект. От первого костюма, который я сшила из штор, как Скарлетт О’Хара, потому что не было денег на ткань, до всех моих постановок и имиджей. Безусловно, мне помогает команда, но последнее слово всегда за мной».


Общаетесь со своими знаменитыми соседями по поселку — Леонидом Ярмольником и Андреем Макаревичем?
Лада:
«Нет, как-то не пересекаются наши пути. Зато мы давно дружим с Фетисовыми. Лада очень радушная хозяйка, а Слава — душа компании. Мы часто тусуемся друг у друга. Иногда собираемся у костра, как в пионерском лагере. Они спортсменов приглашают, те вспоминают свои победы, достижения, разные случаи. Приятно бывает послушать эти истории, окунуться в другую жизнь».


Читала, что вы раньше хотели иметь дом у водоема. Эта мечта еще в силе?
Лада:
«Да, и когда-нибудь он у меня будет. На этот раз мне хотелось бы деревянный дом. Просто надо сразу начинать делать все с правильными людьми и с достаточной суммой денег, чтобы строительство шло ровно, а не рывками. Так что все впереди, ведь мои мечты обычно сбываются».