Рынок кроватей: под любые задачи
5 вредных бытовых привычек
Аспирин может заменить отбеливатель
Что положить под новогоднюю елку
Фото: Евгений Матвеев.

Игорь Саруханов: «Прямо за оградой у меня лес»

Композитор обосновался в деревеньке под Звенигородом, в восьмидесяти километрах от Москвы. Сельская идиллия стоила музыканту приличную сумму плюс одно разочарование, но он ни о чем не жалеет.

Марина Макунина
14 мая 2012 17:55
6758
0

Композитор обосновался в деревеньке под Звенигородом, в восьмидесяти километрах от Москвы. Сельская идиллия стоила музыканту приличную сумму плюс одно разочарование, но он ни о чем не жалеет.

Оригинальность — конек Игоря Саруханова. К примеру, композитор до сих пор не дает четкого ответа, как правильно понимать слова из его хита — «скрипка-лиса» или «скрип колеса». Впрочем, даже без изящных метафор его песни заключают в себе больше, чем кажется на первый взгляд: «Дорогие мои старики», «Желаю тебе», «Я хочу сейчас побыть один»… За что их и любят на протяжении многих лет. В личной жизни у композитора и певца тоже все сложилось нестандартно. Семейное счастье он обрел лишь в пятом браке, отцом стал в пятьдесят два года, но от жены и трехлетней дочки живет отдельно. Однако, как выяснилось, в черствости и отсутствии логики Игоря трудно упрекнуть.

Мастер поневоле


Почему вы решили переехать в такую глушь? Цивилизация надоела?
Игорь Саруханов: «Как я понял, в вопросе звучит следующее: „Мы, нормальные люди, москвичи, считаем, что это очень далеко. Потому что два, три, десять километров от столицы — это нормально, а дальше — нет“. К вашему сведению, с самолета очень хорошо видно желтоватое облако пыли, которое постоянно висит над Москвой. И заканчивается оно за Одинцовским районом… Так что это еще вопрос, достаточно ли далеко от столицы я уехал. На самом деле история с домом началась спонтанно. Был 1997 год, и друг предложил приобрести пятнадцать соток за смешную цену. Триста долларов сотка! Он тоже купил в Улитино землю по соседству».


То есть началось все с пустого участка. Пришлось вникать в строительные дела?
Игорь:
«Еще как пришлось. Не поверил, если бы мне кто-то сказал, что я здесь все сам придумаю, построю и, мало того, обожгусь, потеряв круглую сумму в долларах… Обманул меня самый близкий помощник, которому я безгранично доверял. Он тратил мои деньги, имитировал бурную деятельность. А когда я приехал посмотреть, как продвигаются дела, то увидел жалкий сруб на четырех сваях… На него ветер чуть-чуть посильнее подует — он и развалится. Уволив своего „прораба“, я взял все в свои руки. Сам делал план-эскиз, закупал стройматериалы, торговался… На многом сэкономил, но не дал себя обокрасть вторично. В итоге на участке появились дом, баня и летняя веранда. Чуть позже — бассейн. Это такое место, где теплыми летними вечерами можно засидеться допоздна. Потом пришла идея построить гостевой домик, поскольку довольно часто меня навещали друзья. В общем, все удобно и практично».

Бассейн – центр дачной жизни в теплое время года. Фото: Евгений Матвеев.
Бассейн – центр дачной жизни в теплое время года. Фото: Евгений Матвеев.

И вы постоянно живете на даче?
Игорь:
«Да, с 2000 года. И это не дача, а дом. Квартиру в Москве продал. Я объездил почти весь мир, но меня тянет именно сюда. Здешняя красота поражает, не зря же эти земли называют подмосковной Швейцарией. Дивные места, Саввино-Сторожевский монастырь, невероятное спокойствие… Представляете, прямо за оградой у меня лес, а там лоси, лисы, кабаны, зайцы. Ночью под окнами ухает филин! А чистым воздухом просто не надышишься. Ко мне приезжают друзья, у которых недвижимость в Париже, Ницце, Каннах, и говорят, что здесь рай. Не думаю, что это преувеличение».


Какова планировка вашего дома?
Игорь:
«На первом этаже кухня и столовая, из которой открывается великолепный вид. Есть небольшой зал, где можно слушать музыку и танцевать. На втором — детская и две наши спальни. Это частная зона, куда мы посторонних не пускаем. И наконец, цокольный этаж, там располагаются бильярдная, совмещенная с кабинетом, и сауна».


Кстати, там нет окон, сплошные стены. Не давит на вас замкнутое пространство?
Игорь:
«Клаустрофобией я не страдаю, хотя однажды испытал нечто подобное. В аэропорту города N я вышел из огромного VIP-зала в мужскую комнату — умылся, привел себя в порядок. Дергаю ручку — дверь не открывается. Меня охватила паника, сдавило грудь… Сразила мысль: неужели клаустрофобия? (Смеется.) Я стал стучать, но без особой надежды быть услышанным, в зале шумно. Чтобы успокоиться, стал делать глубокие вдохи, расслабился — и снова начал стучать. Меня, к счастью, услышали. Оказывается, ручка двери была сломана, но никакого объявления на этот счет не висело. В общем, неприятная история. Хотя с тех пор я ни разу не испытывал ничего подобного в закрытых помещениях».


Ваш двор утопает в цветах. Кто о такой красоте заботится?
Игорь:
«Помощники по хозяйству, конечно же, как и о порядке в доме. У меня на участке восемьдесят розовых кустов, и все разные. Когда они цветут, это что-то потрясающее».

Саруханов так организовал свой быт, что музыкальные инструменты всегда под рукой. Фото: Евгений Матвеев.
Саруханов так организовал свой быт, что музыкальные инструменты всегда под рукой. Фото: Евгений Матвеев.

Жизнь на лоне природы как-то повлияла на ваше творчество? Может, хочется больше отдыхать, чем работать?
Игорь:
«Напротив, я стал более организованным, поскольку не отвлекаюсь на лишние тусовки. У меня кабинет оборудован по последнему слову техники. Поэтому работа и общение с внешним миром не прерываются. Записал песню, отправил по Интернету — и дальше занимаешься творчеством. Через какое-то время тебе сообщают, как продвигаются дела. Чтобы записывать новые композиции и альбомы, сейчас не надо иметь собственную студию».

Любовь с дистанцией


Смотрю, вокруг много игрушек и детских вещей. Ваша дочка Люба со своей мамой тоже живут здесь круглый год?
Игорь:
«Нет, напротив. Таня и Любочка большую часть времени проводят в Сочи. Я купил там квартиру, потому что считаю, что для здоровья ребенка, для укрепления иммунитета лучше морского климата не найти. Здесь они тоже бывают наездами, и я очень ценю эти дни. А пока их нет, все эти мелочи — игрушки, платьица, стульчик — наполняют мое сердце. Все пахнет ребенком. Любочка очень умная, развитая, нас даже „выставили“ из младшей группы детского сада — сказали, что дочке надо к детям постарше, поскольку с ровесниками ей скучно, она опережает их в развитии».


Наверное, Люба вас вдохновляет?
Игорь:
«Она — моя муза! После ее рождения я написал пятнадцать песен, целый альбом. Любочка любит, когда я играю на гитаре и пою. Она придает смысл всей моей жизни, я ради нее совершенно отказался от спиртного: не хочу, чтобы она чувствовала от папы этот запах. Вообще ее появление на свет — невероятное чудо».


Канарейки у вас, чтобы дочку развлекать?
Игорь:
«Мне нравится их пение. Так сложилось, что у нас много животных в доме — три пса, два кота, благодаря которым нет ни одной мыши или крысы. Коты и собаки, кстати, очень дружны, они выросли вместе».


А жена не ревнует, что вы здесь один? Ведь не все мужчины правильно своей свободой распоряжаются…
Игорь:
«Вопрос какой-то наивный. Я мог бы ответить, что она там, в Сочи, тоже одна… Но это полная глупость. Если муж и жена друг другу не доверяют, зачем вообще семья? Мы с Таней не только супруги, но и друзья, партнеры. Она знает все мои дела, а я — ее. Раньше она была моим директором, а после рождения дочки я временно освободил ее от всех обязанностей: несравненно важнее воспитывать Любочку. Но это не значит, что я держу жену под замком. Танюша очень умна и талантлива, она член Союза художников, могла бы устраивать свои выставки — было бы время. Я готов ей помочь в таком деле. Здесь, между прочим, много ее картин, в том числе по мотивам моих песен: „Маскарад“, „Скрипка-лиса“. Романтика и эклектика, яркость, даже некоторая дерзость исполнения… Мне нравится ее стиль».

На цокольном этаже располагается бильярд. Игорь регулярно практикуется в любимой игре. Фото: Евгений Матвеев.
На цокольном этаже располагается бильярд. Игорь регулярно практикуется в любимой игре. Фото: Евгений Матвеев.

Вашу гостиную украшают портреты Джона Леннона, Ринго Старра, Джорджа Харрисона и Пола Маккартни. Это дань прошлому увлечению?
Игорь:
«Почему же прошлому, я и сейчас интересуюсь творчеством „битлов“ — впрочем, как и всем, что с ними связано. У меня есть раритетная коллекция их виниловых пластинок и огромное количество книг про The Beatles. В этой теме я, пожалуй, эксперт».


А откуда взялась коллекция моделей парусников?
Игорь:
«Это просто пылесборники. (Смеется.) Надо было чем-то заполнить пустые ниши. Случайно увидел кораблики в магазине и купил их, вот и вся история. Мог бы, конечно, сочинить красивую легенду об их появлении, но лень».


Что вы взяли сюда из прошлой жизни?
Игорь:
«Только черный кожаный диван, фотографии и книги».


Здесь такая тишина… По городу с его бешеным ритмом совсем не скучаете?
Игорь:
«Ни капли. Если нужно, выезжаю в Москву на встречи и концерты. Но всегда, даже ночью, возвращаюсь домой, в Улитино».


У вас есть жизненный девиз?
Игорь:
«Целых два. „Проси и получишь“ и „На Бога надейся, а сам не плошай“. Они друг друга дополняют».