6 секретов бодрости с утра
Правила безопасности в солярии
Утренние мысли работающей мамы
Как бороться с аллергией на солнце
Эльмира Данилова. Фото: Мария Троянкер.

Личный опыт: вся правда о пластике груди

Врач-терапевт Эльмира Данилова решилась на пластическую операцию по увеличению груди после того, как родила двоих детей. С нашими читателями она предельно откровенно поделилась своими впечатлениями.

19 сентября 2012 21:55
6743
1

Врач-терапевт Эльмира Данилова решилась на пластическую операцию по увеличению груди после того, как родила двоих детей. С нашими читателями она предельно откровенно поделилась своими впечатлениями.

От первого лица:
«Операция стала для меня вынужденной мерой. К своей фигуре претензий никогда не имела, пока не появилось двое детей. После родов грудь даже увеличилась.
Но как только закончился процесс кормления, я похудела, и вместе с килограммами „ушел“ и весь мой бюст. На семейном совете было решено, что со сложившейся ситуацией надо что-то делать. Муж, правда, согласился не сразу, сначала решил, что это пустая трата денег. Однако, подумав, сказал: „Делай“. После этого я начала искать достойного хирурга. Просмотрела кучу сайтов и форумов, прочитала огромное количество отзывов. Сам процесс поиска врача занял год. Выбирала я хирургов известных, чтобы не рисковать здоровьем, ведь любая операция — это вмешательство в организм. Когда начала ходить на консультации, долго не могла смириться с подходом по принципу „любой каприз за ваши деньги“. А я и сама точно не знала, чего хочу, знала лишь, что безумно большой размер мне не нужен, а нужно только, чтобы было естественно и сексуально.
И вот на очередную консультацию я попала к Вадиму Сергеевичу Бакову.
И сразу почувствовала разницу. Он очень внимательно меня выслушал, расспросил обо всех пожеланиях, уточнил даже пожелания мужа, а затем вынес свой вердикт, учитывающий особенности моего телосложения и комплекции.
Все это происходило в „АРТ-Клиник“ в институте им. Н. Н. Бурденко, которая мне тоже очень понравилась, — светлая, чистая, люди доброжелательные. В общем, я решилась.
В день операции встала в состоянии легкой оглушенности. Настрой у меня был решительный, но на своих ощущениях старалась не концентрироваться: сама врач и знаю, что лучше этого не делать. Приехала в клинику. Сразу очень понравилась палата: душевая кабинка, халаты, тапочки — словом, все, что нужно до и после операции. Персонал клиники постоянно подсказывал, что и как делать, поэтому можно было немного расслабиться. Сама операция для меня прошла быстро, даже не успела ничего осознать, наркоз — и все. Самые неприятные ощущения начались после нее. Как только наркоз отошел, я ощутила боль в груди. Она была не очень сильная, но постоянная. И усиливалась при движении. Меня об этом предупреждали и обещали, что через три дня дискомфорт пройдет (кстати, так и случилось: через три дня уже никаких болезненных ощущений не было). На второй день с меня сняли повязки, подвели к зеркалу… Это был восторг! Получилось именно то, что я хотела. Видя эту картинку, терпеть боль стало намного проще. А через неделю никаких неприятных ощущений не осталось вообще. Сейчас я результатом очень довольна, муж тоже доволен, следов уже практически не видно, только специалист их разглядит. Буду рекомендовать этого врача подругам, чтобы они время на поиски не тратили. Руки у него просто волшебные!»

Тет-а-тет:


— Не страшно было? Сейчас столько трагических историй, связанных с подобными операциями…
— Нет, я полностью доверяла врачу, опытный анестезиолог Бурденковская подробно расспросила меня обо всем: какие я перенесла заболевания, на что у меня аллергия, каково воздействие на мой организм различных препаратов, чтобы исключить возможные побочные эффекты.
Как врач могу сказать, что если пациент сообщает всю необходимую информацию хирургу и анестезиологу, то они подберут оптимальный препарат для наркоза, который не повредит. Но если человек по какой-то причине что-то скрывает от врача, то, разумеется, результат может быть непредсказуемым. Анестезиологу требуется иметь досконально собранный анамнез, ведь он несет серьезную ответственность за здоровье каждого пациента.


— А как долго длится подготовительный период к операции? Существуют ли какие-то ограничения или дополнительные финансовые затраты?
— Какой-то особенной подготовки не требуется. Ограничение — менструация, так как во время нее хирургическое вмешательство нежелательно. Еще один момент: операцию можно делать лишь через год после окончания грудного вскармливания. Во всем остальном — никаких ограничений. Анализы стандартные для любой госпитализации: диагностические на инфекции и биохимию, которая должна подтвердить, что организм здоров и нет серьезных отклонений, маммография, флюорография и ЭКГ. Что касается материальных затрат, то обычно, если цена за операцию ниже средней, стоимость всех дополнительных процедур не включена. А это не только анализы, но и компрессионное белье, наркоз, послеоперационный стационар, перевязки и осмотры. Средняя цена у ведущих хирургов на эту операцию примерно одинаковая — около 250 тысяч рублей. Как правило, она включает в себя все необходимое.


— А как окружающие отреагировали на изменения в вашей внешности?
— По-разному, но в основном положительно. Я человек не публичный,
а на работе, во врачебном коллективе, лицемерить бессмысленно. Поэтому, если спросят, честно расскажу. Я вообще считаю, что скрывать подобные вещи глупо. Конечно, стереотип в обществе еще есть, и связан он с отсутствием полной информации. Современные имплантаты сильно изменились по сравнению с теми, которые были даже 10 лет назад: они «запоминают» форму, меняют ее, не требуют постоянного ношения белья, они легче, поэтому ни о какой дополнительной нагрузке на спину речи не идет. Внешний вид груди очень естественный! Кроме того, современные имплантаты различаются и тактильно, и по текстуре, а значит, можно подобрать именно то, что хочешь. В общем, существует много деталей и нюансов, которые обычные люди просто не знают и поэтому относятся к операции скептически. А когда узнают, то их отношение сразу становится одобрительным.

— Еще раз планируете обратиться в эту клинику?
— Ой, да, вы знаете, хочется! И обязательно к этому хирургу! Правда, он сказал, что мне не надо больше ничего делать в ближайшие десять лет. Но, возможно, по прошествии времени я все-таки туда вернусь.