Новый имидж Настасьи Самбурской
Диета Анфисы Чеховой
Алсу: найдите отличия во внешности
Климова и Месхи не строгие родители
Лилия Шарловская

Сафронов стал ангелом и признал троих детей

«Но законный сын у меня один», — заявил WomanHit.ru художник.

Лилия Шарловская
10 апреля 2012 20:47
5337
0

«Но законный сын у меня один», — заявил WomanHit.ru художник.

Вечно молодой художник Никас Сафронов отметил 55-летний юбилей. И в этот день стал ангелом. Его друг и соратник Николай Николаевич Дроздов, совместно с международной премией «Профессия — жизнь» присвоили художнику почетное звание «За личный вклад в духовное наследие нации», статуэтку «Доброе сердце» с изображением ангела и орден «За честь, доблесть, созидание и милосердие».

Дмитрий Дибров прочитал один из дневников Даниила Хармса. Фото: Лилия Шарловская.
Дмитрий Дибров прочитал один из дневников Даниила Хармса. Фото: Лилия Шарловская.

В этот день юбиляра буквально завали подарками. Владимир Вишневский подарил набор заточенных карандашей, Борис Щербаков — картину «Глаз художника», собственноручно выбитую на металле, Дмитрий Дибров прочитал один из дневников их любимого поэта Даниила Хармса, продюсер Павел Слободкин впервые исполнил песню, Анатолий Ломохов приподнес фотографию курящего Никаса.

Самым дорогим подарком для художника стал приезд сына. Фото: Лилия Шарловская.
Самым дорогим подарком для художника стал приезд сына. Фото: Лилия Шарловская.

Дарили все: цветы, сабли и даже матрасы для его новой квартиры. А композитор Виктор Чайка презентовал настенные часы, которые, как ни старайся заводить, все равно никогда не будут показывать правильное время:
«Никас вне времени, — говорит композитор. — Для него нет часов, когда он творит. Я хочу, чтобы он не думал о чем-то, а творил, творил и творил».
Но все равно самым дорогим подарком для художника стал приезд его сына Стефано.
«Да. Спасибо всем за прием, теплоту, внимание и подарки — поделился с WomanHit.ru Никас. — Не хочу никого обидеть, но для меня самый большой подарок — это то, что из Лондона прилетел мой сын».

— Дети, друзья, работа — это хорошо. А как обстоит дела у вас сейчас на личном фронте?
— Мое сердце несвободно. Я уже 7 лет живу с Машей, которая сегодня постеснялась прийти, предвидя большое количество народу.

— Скромная она у вас.
— Ой, да. Знаете, мы познакомились в Пензе: я увидел на улице девушку, на которой была одета дубленка. Она ей явно была не по размеру, но все равно из-под нее виднелись «рубенсовские» формы. Подошел знакомиться, но гордячка отрезала: «Мы, пензючки, не такие!». Я не смог отойти от нее, а пригласил красавицу в Москву. Вот так и пролетело 7 лет. Недавно она настаивала, чтобы я подал в суд на ростовскую девушку, но я ее долго убеждал, что может все же не стоит этого делать. Итог мы все увидели чуть позже. Женщина хотела денег и славы. А так у нас все хорошо. Мы не ругаемся и иногда у нас заходят разговоры о ребенке. Маше чуть перевалило за 30 и она хочет подарить мне ребенка, а я пока думаю.

— Мне кажется, что тут надо не думать, а действовать.

— (Смеется) Ой, мне даже действовать не приходится. Дети откуда-то сыплются сами собой. Знаете, иногда не успеваю положить трубку, как сразу же второй звонок. Звонят из разных концов страны женщины и утверждают что их дети — мои. Видимо, прослышали, что я действительно детей признаю. Но законный ребенок у меня всего один. От второго брака с Вендраминой Франческой. Она по происхождению итальянка, но сейчас они вместе с сыном Стафано живут в Лондоне. И он сегодня прилетел ко мне из Лондона и этим сделал самый шикарный и дорогой подарок. И еще у меня есть три признанных ребенка. Наверное, как поутихнут все женщины со своими домыслами, мы решимся.