ТВ и сериалы

Елена Самоданова: «К Аделине Сотниковой мужа не ревную»

Ее называют самым строгим членом жюри «Танцев со звездами». И это неудивительно, ведь Елена уже работала в подобном шоу за рубежом.

Ее называют самым строгим членом жюри «Танцев со звездами». И это неудивительно, ведь Елена уже работала в подобном шоу за рубежом, общаясь с Рики Мартином и Рианной.

8 апреля 2015 20:41
35248
2
Елена Самоданова с мужем и дочерью. Фото: материалы пресс-служб.

— Елена, вы сейчас в жюри «Танцев со звездами». Это телешоу снимается в Москве, но при этом вы живете за границей…
— Да, я сейчас большую часть времени живу за границей, в Лос-Анджелесе. А перед этим были Гонконг и Сидней. Меня приглашали танцевать за Китай и Австралию, представлять их на международных чемпионатах, а также работать на танцевальных телевизионных шоу. Помимо этого я занималась там педагогической деятельностью: работала в танцевальных студиях, учила и юное поколение, и взрослых, а в процессе начала работать как хореограф-постановщик, ставила произвольные программы для других проектов.

— На ваш взгляд, в чем отличие нашего танцевального проекта от ему подобных в других странах?
— Все они отличаются между собой, даже если это одна франшиза. У каждой страны свои культурные и национальные особенности. Но в каждой стране это шоу очень популярно, всем нравится смотреть за развитием звезды. В Австралии я работала с Рики Мартином, Силом. На другом австралийском шоу — с Полой Абдул, Оливией Ньютон-Джон. В Гонконге с Айконом, Рианной, Шерил Кроу. В Америке посчастливилось работать с Элизабет Беркли, звездой фильма «Шоу-герлз», с Джеком Осборном. Я познакомилась с Брюсом Уиллисом, с Дженнифер Лопес…

— Как вы попали в жюри российского шоу?
— Для меня это был неожиданный и приятный сюрприз. В ноябре 2014 года, когда мне поступило предложение, я работала на проекте в Гонконге. А когда я узнала о благотворительных целях, у меня не осталось сомнений. Даже сегодня, работая за границей, я остаюсь русским человеком: пропагандирую нашу культуру, люблю русскую еду, литературу, и моя дочка растет также в наших традициях.

У Елены Самодановой появилась репутация самого строгого члена жюри танцевального шоу. Ее коллеги Юрий Антонов и Федор Бондарчук иногда более лояльны к участникам. Фото: материалы пресс-служб.
У Елены Самодановой появилась репутация самого строгого члена жюри танцевального шоу. Ее коллеги Юрий Антонов и Федор Бондарчук иногда более лояльны к участникам. Фото: материалы пресс-служб.

— У вас случаются разногласия с другими членами жюри?
— Разногласия у нас бывают, и это хорошо. Если бы мы все ставили идентичные оценки, то смотреть это было бы скучно. Хорошо, что у нас судьи обращают внимание на разные плюсы и минусы в работе пары. А для меня важен технический аспект, ведь помимо этого шоу я сужу профессиональные турниры, и там техника имеет огромное значение. Вообще очень часто я бываю солидарна с Сергеем Филиным, а последние два выпуска у нас с ним много похожих оценок. И его высказывания по поводу пар зачастую отражают и мое мнение тоже.

— Вас называют самым строгим членом жюри. Это действительно так?
— Мне меньше всего хотелось, чтобы у меня было такое амплуа. Гораздо приятнее быть справедливым судьей. Когда я стала частью шоу, то не знала никого из российского шоу-бизнеса и кинематографа: меня много лет не было в стране. Возможно, поэтому мои оценки были непредвзятыми. Я смотрела на выступление пары, оценивала технику и ставила оценку. Помимо всего танцоры должны уметь справляться со своими нервами, выходить на паркет и показывать, что умеют, и чтобы адреналин помогал танцевать, а не портил их выступление.

— У вас как финалистки чемпионата по бальным танцам, наверное, выработался свой строгий режим?
— Я выросла в спортивной и танцевальной семье, поэтому у нас был определенный образ жизни. В нашей семье никто не курит, никто не употребляет спиртных напитков. В России нужно следить за количеством съеденных выпечки и десертов, а это сложно: здесь столько вкусного! У меня есть одно правило: себя можно ни в чем не ограничивать, если присутствуют физические упражнения. Если я съела тортик, то иду в зал, на беговую дорожку. Даже когда чищу зубы — приседаю. А когда готовлю — отжимаюсь от кухонной столешницы. Пытаюсь совместить приятное с полезным.

— Чем вы увлекаетесь кроме танцев?
— Я очень люблю бикрам-йогу, которую проводят в комнате с высокой температурой. Люблю серфинг, конный спорт. К хобби можно отнести создание видеороликов: монтирую из имеющихся в домашнем архиве записей что-то на память. И, конечно, обожаю готовить. Чаще всего кулинарю для дочери Оливии — нередко мы с ней делаем что-то вместе.

За время съемок Максим Галкин успел вызвать Елену на творческий поединок: поймал ее на слове, что Самоданова споет. Сейчас Елена готовится к новой для себя роли. Фото: материалы пресс-служб.
За время съемок Максим Галкин успел вызвать Елену на творческий поединок: поймал ее на слове, что Самоданова споет. Сейчас Елена готовится к новой для себя роли. Фото: материалы пресс-служб.

— Елена, вы замужем за профессиональным танцором Глебом Самойловым, которого, кстати, мы тоже можем видеть на проекте. Расскажите, как вы познакомились?
— С супругом я познакомилась в танцевальной студии в Москве. У нас тогда были разные партнеры, но мы никогда не соревновались между собой, просто общались и дружили. Так сложилось, что Глеб улетел в Америку, откуда позвонил и предложил вместе поучаствовать в шоу-программе. В Нью-Йорке мы познакомились ближе, и между нами возникли чувства. С 2006 года у нас официальный союз, замечательная дочка Оливия, которая родилась в Гонконге. И даже после рождения ребенка мы продолжили соревноваться: стали трехкратными чемпионами Австралии, так что она только помогла нам в творчестве и карьере.

— Ваш муж — партнер Аделины Сотниковой. Не ревнуете супруга?
— Абсолютно не ревную! Мне приятно, что у него такая замечательная партнерша, о которой может мечтать каждый профессионал. Мы друг другу доверяем, и многие моменты, которые людям со стороны покажутся странными, для нас, танцоров и просто творческих личностей, — норма. Я вижу, как они работают: сильно и упорно. А то, что мы видим на паркете, те чувства, которые танцоры проявляют во время номера — любовь, агрессия, флирт, — все это должно присутствовать в хорошо поставленном номере, как в фильме или мюзикле. Я это понимаю, осознаю как профессионал и не могу ревновать. Наоборот, одобряю!

— Ваша дочка Оливия увлекается танцами?
— Она очень любит танцевать, наблюдает за нашими выступлениями, везде ездит с нами. Оливия ходит на классический балет, в Америке она посещала школу степа и джаз-танца. Сейчас занимается гимнастикой, чтобы развивать спортивный дух и мышцы, плаванием, ходит в конноспортивную школу. Я считаю, что ребенка нужно развивать разносторонне. Но направлять ее куда-то насильно я не хочу. Мне хочется, чтобы Оливия выбрала сама то, что ей понравится.


Валентина Пескова