Илья Легостаев: Мужское и женское
Как снималась ретродрама «Светлана»
Илья Легостаев: Сериальные маньяки
Как снимался сериал «Большая игра»
Героями программы «Школа ремонта» становились и актеры сериала «Универ». Фото: материалы пресс-служб.

Александр Гришаев: «Сан Саныч — это уже образ жизни»

Ведущий программы «Школа ремонта» вот уже 11 лет скрывается под именем Сан Саныча. Актер рассказал, чем прораб отличается от него самого.

Валентина Пескова
2 февраля 2015 16:14
6446
0

Ведущий программы «Школа ремонта» вот уже 11 лет скрывается под именем прораба Сан Саныча. Как он признался WomanHit, Сан Саныч отличается от него только каской на голове.

— Александр, недавно у вас был юбилей в честь выхода 500-го выпуска программы. Как отметили?
— 500 выпусков означает 500 семей и 500 отремонтированных комнат в разных квартирах. Конечно, мы очень рады такой цифре, рады, что наша программа — долгожитель. Но никакого особенного праздника не устраивали. Отметили на работе, как все рабочие люди.

— Когда «Школа ремонта» только начиналась, могли предположить, что она так долго просуществует в эфире?
— Конечно, нет. Сейчас, по прошествии 11 лет, иногда шокирует, когда 20-летний парень или девушка тебе говорят: «Ой, а я вас с 8 лет смотрю!». Когда мы только начинали придумывать программу, искали формат, мы больше рассказывали про строительство. Сейчас делаем больше акцент на дизайн. А секрет долголетия программы, на мой взгляд, — в неистребимом желании зрителей нашей программы строить, ремонтировать и менять свои квартиры. Тема оказалась вечной, и поток желающих поучаствовать в программе не иссякает. Причем, все это — не выезжая за пределы Московской области, хотя нам часто присылают письма из других городов: Владивостока, Калининграда, Питера, Сочи.

— Тему ремонта вы постоянно развиваете, но одно остается неизменным — ведущий программы прораб Сан Саныч. Как вы вживались в образ этого персонажа?
— Вживался очень просто. Я в кадре абсолютно ничего не играю, разве что, может быть, чуть более строгий. В жизни я точно такой же, только без каски. Когда я пришел на кастинг пробоваться, там было много разных Сан Санычей, но я, видимо, как-то внушил больше доверия продюсерам, и они выбрали меня.

Программа «Школа ремонта» выходит в эфир вот уже 11 лет. Фото: материалы пресс-служб.
Программа «Школа ремонта» выходит в эфир вот уже 11 лет. Фото: материалы пресс-служб.

— Ваш визуальный образ тоже был придуман продюсерами? Вы сразу были в комбинезоне и каске?
— Да, это изначально были комбинезон и каска. И, что самое интересное, сейчас на моей голове именно та каска, которая была еще в самой первой программе. То есть ей столько же лет, сколько и «Школе ремонта» на ТНТ, и она все выдержала. После комбинезона мы ушли в сторону джинсов и клетчатой рубашки, которые остаются до сих пор. Единственное, что неправильно, — это цвет каски. Руководители всегда ходят в белых, а я снимаюсь в красной. Но так как первый этап ремонта — это белые стены, на их фоне белую каску было бы не видно, и мы решили оставить красную. Хотя красная — это каска рабочих.

— На самом деле вы — Александр Юрьевич. Откуда взялся Сан Саныч?
— Видимо, это какой-то стереотип такого понимающего в строительстве и в жизни человека. Я очень быстро свыкся с отчеством «Саныч», и даже мой папа уже не против этого. Теперь я откликаюсь на имя «Сан Саныч», даже если обращаются не ко мне. За 11 лет любой привыкнет. Вообще, у нас на Руси два образа — Иван Иваныч и Сан Саныч. Только Иван Иваныч обычно представляется каким-то «лопухом», а Сан Саныч, наоборот, все понимающим.

— Вы оканчивали строительный университет, а кроме того являетесь выпускником экономического факультета Радиотехнической академии. То есть к строительству вы имеете непосредственное отношение?
— У меня — три образования. Первое — строительный техникум, второе — экономический факультет Рязанской государственной радиотехнической академии. Сейчас это университет. И третье образование — РАТИ (ГИТИС). Так что изначально по образованию я — строитель. Только строительный техникум я так и не закончил. Поступил в Академию. Параллельно увлекался КВНом, СТЭМом, и в конце концов понял, что надо ехать в Москву поступать в театральный. Приехал, поступил и с радостью закончил.

— То есть Сан Саныч — это все-таки роль?
— Уже образ жизни. Я же ничего не играю. Просто надеваю каску и «включаю Сан Саныча», хотя и остаюсь в кадре таким, какой я есть.

— А если жена попросит дома сделать ремонт, там «включите Сан Саныча»? Или все-таки вызовете бригаду мастеров?
— Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Если есть люди, которые могут сделать это быстрее и профессиональнее, пусть они и работают. Тем более, с моим рабочим графиком я лучше пообщаюсь с детьми, чем буду клеить обои. Конечно, я все это умею. И обои клеить, и пол положить, и гипсокартонную конструкцию построить, и стену покрасить. Единственное, что я никогда не буду делать — это вставлять окна и двери, потому что это уже совсем профессиональные вещи.

Александр Гришаев признается, что прораб Сан Саныч отличается от него только наличием строительной каски на голове. Фото: материалы пресс-служб.
Александр Гришаев признается, что прораб Сан Саныч отличается от него только наличием строительной каски на голове. Фото: материалы пресс-служб.

— Из чего состоит ваше домашнее времяпрепровождение? Ваш отдых?
— Мои дети! Как только они видят, что папа не сидит у компьютера и не разговаривает по телефону, они стараются все мое свободное время занять собой. Это 13-летняя дочь и 3-летний сын. Если у них находятся другие занятия, у меня есть возможность посмотреть телевизор или послушать музыку. Хотя родители, у которых есть 3-летний ребенок, меня поймут. Все-таки главный в семье — он, по крайней мере, до тех пор, пока не пошел в школу. По-настоящему свободное время у меня появляется, когда мы уезжаем всей семьей в какое-нибудь путешествие. Недавно, несмотря на кризис, мы все-таки съездили в Италию. Обожаем эту страну — там как-то душой отдыхаем, общаемся и гуляем с утра до вечера. Еще у меня есть мечта съездить в Индию, но она пока не осуществилась.

— Ваша собственная квартира в каком стиле оформлена?
— Я очень люблю нео-классику и колониальный стиль. Это когда ты тащишь в дом все, что тебе нравится, и это все удивительным образом сочетается между собой. Так как мы любим Италию, то коридор у нас оформлен в стилистике Помпей, комнаты в интересных обоях с лепниной. У нас нет мрамора и золота — вполне практичный интерьер, который не так легко убить детям и который не раздражает глаз. Но при этом есть на что посмотреть. Например, у меня в кабинете обои с павлинами. Жена категорически была против, но мне очень хотелось. В общем, теперь я работаю среди павлинов, а спим мы в цветочках.

— Вы давно работаете телеведущим, при этом профессионалы, в частности, от эстрады, хорошо знакомы с вами как с режиссером-постановщиком.
— Да. Начиная с 1998 года я работаю как режиссер, делал концерты Аврааму Руссо, Валерии, группе Ума2Рман, Софии Ротару. Премий и церемоний уже не считаю. Но последние три года больше занимаюсь телевизионными проектами. Это — два сезона шоу «Две звезды», фестиваль «Пять звезд» в Крыму, сейчас идет музыкальное шоу «Три аккорда». Это — моя вторая основная жизнь. Есть телепрограмма и есть режиссура, и они не мешают друг другу. Единственное, сложно сразу после концерта выходить на съемки. Но за 11 лет я уже как-то навострился.

— У вас — семейно-режиссерский рабочий дуэт с вашей супругой Ниной. Как он образовался?
— Мы с женой вместе закончили ГИТИС. Когда я начинал заниматься концертной режиссурой, она была рядом. Сейчас мы работаем только вместе над всеми концертами и телевизионными постановками. Ну, а программа — это чисто мое сольное выступление. Это уникальная ситуация и счастье, когда муж и жена могут работать вместе, иначе мы не видели бы друг друга, пропадая на съемках и концертах. Кроме того, мы часто продолжаем думать над проектами уже дома. И возможно, именно это позволяет нам делать свою работу хорошо. Может сложиться мнение, что мы идеальная семья — и живем и работаем вместе. Нет, мы — обычная нормальная семья. Мы иногда ссоримся, но так получается, что у нас больше конфликтов на профессиональной почве, чем на личной. Что же касается быта, то здесь мы живем от концерта до концерта и от съемки до съемки. Только когда мы «выныриваем» из очередного проекта, мы понимаем, что у ребенка в школе ужас по математике, и нужно срочно брать репетитора, что с детьми иногда можно гулять. Или вспоминаешь, что месяц назад звонили друзья и приглашали в гости. В общем, возвращаемся к реальной жизни. Хорошо, что мы оба из актерской среды, иначе пришлось бы туго. Именно общее дело и общие интересы позволяет нам жить вместе и счастливо уже 15 лет.

— Детей, видимо, тоже ожидает творческое будущее?
— Нет. Я хочу, чтобы у них были нормальные профессии. Хотя, что касается старшей дочери, то это уже не про нее. Она очень творческий человек и в свои 13 лет увлечена созданием мультиков из пластилина. «Налепила» их уже 10 или 12. А ведь для того, чтобы сделать секунду такого мультфильма, нужно «слепить» 25 кадров. Младшему сейчас 3,5 года, но он уже общается с нами, как хозяин какого-то офиса, выражая свои мысли хитрым, вычурным, красивым языком, богатым прилагательными. «В этом бассейне мы будем весело и дружно купаться», — говорит мне ребенок. А когда я прошу его вынести горшок, он отвечает: «Я не могу, я очень занят». Если он уже постиг основы дипломатии в свои 3,5 года, то я не представляю, что будет в 7.
— По правилам программы, на ремонт вы выезжаете в пределах 30 км от МКАД. Хотя однажды было сделано исключение, и вы съездили в Волгоградскую область, где героиней программы стала ваша теща.
— Это была Воронежская область, там действительно живут мои теща с тестем, но это было в частном порядке. Они попросили меня лично помочь с ремонтом дома. Все-таки зять — главный прораб страны, кому, как не ему, доверить это. А съемочная группа в это время трудилась в Москве. У нас работы непочатый край и здесь — в пределах Московской области, по которой я уже легко могу ездить без навигатора. Сейчас родители жены уже переехали в другой дом, так что от нашего ремонта остались только воспоминания. Кстати, это, видимо, семейное — переезжать. Не можем мы долго на одном месте жить. Я с женой и детьми за последние 10 лет поменяли уже три квартиры, причем, в одном и том же доме. Над нами уже смеются. Но теперь, когда пустых неотремонтированных квартир в нем не осталось, видимо, придется остановиться. Вот так и живем.