Как снимался сериал «Большая игра»
«Челночницы» вернулись на экраны
Малоизвестные факты о «Ну, погоди!»
Мария Порошина: от мистики до любви
Сергей Нетиевский.
Геннадий Авраменко

Сергей Нетиевский: «Мы решили позвать в коллектив побольше девушек»

Смешной, еще смешнее. Это про шоу «Уральские пельмени». WomanHit попытался максимально серьезно поговорить с руководителем коллектива.

Ульяна Калашникова
19 июня 2014 20:30
19615
1

Смешной, еще смешнее. Это про шоу «Уральские пельмени». WomanHit попытался максимально серьезно поговорить с руководителем коллектива.

— Сергей, хоть вы и живете в Москве, пообщаться с вами не так-то легко. Складывается впечатление, будто кроме работы в «Уральских пельменях» у вас явно очень много других дел…
— Да, это так. Например, мы сейчас готовим романтический скетчком «Сезоны любви». Интересный проект, где показаны взаимоотношения пяти разных пар, комичные ситуации, жизненные конфликты. Думаю, многие себя узнают в этих парах, потому что мы попытались распределить ситуации по возрастам, чтобы всем было интересно. А еще мы очень хотим запустить интерактивно-импровизационное «Шоу из воздуха». Благодаря зрителям, актерам и звездам на сцене будет рождаться шоу.

— Чего ждать в ближайшее время от «Уральских пельменей»?
— Сейчас у нас закрытие сезона. В этот раз мы собрали все, что связано с искусством, живопись и так далее, и назвали это «Колидоры искусств». А также сделали выпуск на студенческую тему под названием «В вуз не дуем». Все мы так или иначе были студентами. И мы заставили зрителей вспомнить себя.

— Как происходит рождение очередного сюжета? Кто-то лично за это отвечает в вашем коллективе?
— Вообще сюжет рождается коллегиально. Мы собираемся в Екатеринбурге и дней за девять пишем программу. Мы вместе решаем, каким будет следующий концерт и на какую тематику. Ведь есть поводы — 23 февраля, 8 Марта. Есть летние темы, студенческие, дачный отдых — сады и огороды, День космонавтики, информационные технологии. У нас даже про бюджетников концерты были. И каждый раз все происходит спонтанно: один тему предложил, другой поддержал, третий увел всех в сторону. Поэтому не всегда можно найти автора конкретного выступления.

«Юля нам как боевой товарищ. Мы ее воспринимаем как одного из нас. Поэтому служебных романов ни у кого не было, несмотря на то, что пишут об этом в Интернете». Фото: материалы пресс-служб.
«Юля нам как боевой товарищ. Мы ее воспринимаем как одного из нас. Поэтому служебных романов ни у кого не было, несмотря на то, что пишут об этом в Интернете». Фото: материалы пресс-служб.

— Вне работы вы пересекаетесь друг с другом в неформальной обстановке?
— Мы так часто встречаемся на работе, что вне работы практически не видимся. Ну, случается, ребята едут отдыхать вместе. Но это не часто происходит, ведь они еще и на гастролях бывают. Я не езжу — у меня слишком много работы как у руководителя проекта.

— И в чем заключается функция руководителя «Пельменей»?
— Я продюсер и главный локомотив, который соединяет в себе и успехи, и недочеты, и все шишки команды. Моя функция — соединять из кубиков, а иногда и треугольников, одно целое. Когда объединяются в одно целое шутки, идеи, декорации, костюмы, реквизит, а потом проходит съемка, и это видит вся страна.

— Что для вас как продюсера самое сложное в работе над проектом?
— Пожалуй, это написать программу. Реализовать уже несложно, когда есть фундамент и есть с чем работать. Апгрейд сделать легче, чем придумать что-то новое. Особенно сейчас, когда рынок перегружен информацией.

— Как часто во время съемок юмористического шоу происходят курьезные и незапланированные ситуации?
— Помню, год или два назад у нас сломался вращающийся круг — сцена. Всего на нем находились три разные декорации. Пока идет действо на одной, на других идет перестановка. Шоу не останавливается ни на секунду — мы когда-то приняли этот формат и с ним работаем. Так вот, когда он сломался, все рабочие, таджики, а также Брекоткин и я вращали этот круг руками. И зритель из зала этого даже не заметил. Было тяжело, не скрою, но шоу должно продолжаться, когда в зале зрители.

— Юлия Михалкова в вашем коллективе — единственная девушка. И с годами ситуация не меняется. Почему?
— Она сейчас уже не совсем единственная девушка в проекте. Просто она пришла раньше всех и самая успешная. Есть еще две девушки не менее талантливые. У нас появилась Стефания Гурская, очень хорошая актриса. Мы ее нашли в проекте «Мясорубка». Я думаю, у нее хорошее будущее. И Илана Юрьева, которая в связи со своей занятостью живет в другом городе, но мы тоже привлекаем ее в свое шоу.

— Юля Михалкова с вами с самого основания «Пельменей». Одно время даже ходили какие-то слухи о ее служебных романах?
— Ну, Юля нам, знаете, как боевой товарищ. У нее есть гражданский муж. Мы ее воспринимаем как одного из нас. Иногда позволяем даже покричать, мол, где ты ходишь? Почему забыла текст? Она у нас как боевая единица. Поэтому романов ни у кого не было, даже несмотря на то, что пишут по этому поводу в Интернете. Конечно, у нас есть какое-то джентльменское отношение к ней. Мы поздравляем ее с Восьмым марта, дарим цветы, какой бы боевой единицей она ни была. Но ее игра и внешность, безусловно, вдохновляют.

— Раз Юля всех так вдохновляет, почему вы решили привести в команду еще двух девушек?
— Возможно, нам понадобилась свежая кровь. Надоело переодеваться в женщин, и решили позвать в коллектив побольше девушек. И мы не хотим ограничивать себя в реализации идей. Потому что мы уже страшные, когда переодеваемся. (Смеется.)

Илана Юрьева с недавних пор стала новой участницей проекта «Уральские пельмени». Фото: материалы пресс-служб.
Илана Юрьева с недавних пор стала новой участницей проекта «Уральские пельмени». Фото: материалы пресс-служб.

— То есть больше никакого маскарада?
— Конечно, мы будем снова переодеваться в женское. Вообще я не знаю, откуда это идет, но я понимаю органику женщин, которые имеют власть над мужиками, поэтому играть таких дам мне очень легко. Я этот образ уже раз пять воплощал на сцене и очень органично чувствую себя в таких образах. Правда, в ближайшей постановке я буду играть мышь из сказки «Теремок». (Улыбается.)

— Из чего обычно сделана грудь в женских костюмах?
— Это секрет. Ну, много разных материалов. Но не силикон. (Смеется.)

— А как относятся ваши родные и супруга к тому, что вы переодеваетесь? В том числе и в женщин?
— Нормально, это часть работы. Приходится же в разные образы перевоплощаться, не только в женские. Быстро забежал за кулисы, наклеил бакенбарды, надел костюм — и вперед. Например, в ближайшем концерте я вообще буду играть сусека из сказки «Колобок». Когда бабка говорит дедке: «Поскреби по сусеку». Мы долго думали, как же выглядит этот сусек. Пытались нарисовать. Но посмотрим, что это будет за костюм.

— Ваши коллеги по проекту по-прежнему живут в Екатеринбурге, вы же переехали в Москву…
— Я живу на два города: семья в Екатеринбурге, а работаю в Москве. Это и подготовка шоу, и монтаж, и постпродакшн. Ну и, помимо всего, у меня еще несколько новых проектов для телеканала. Из-за этого у меня стало совсем мало свободного времени, когда я могу быть с семьей. Иногда приходит мысль: «А может, остановиться? Хватит?» Но идеи переполняют. И это здорово, когда ты получаешь удовольствие от работы. Хотя экология в Москве, конечно, не радует. Деньги — это хорошо, работа — хорошо, но воздух чище на Урале. Сейчас в моей московской квартире идет ремонт. Думаю сделать так, чтобы было удобно и современно. Интерактивное управление, автоматические включения, Интернет, может быть, система «Умный дом». В общем, все для работы.

— Кстати, из чего же состоит ваш рабочий день?
— Утром у меня йога, которой я занимаюсь уже лет десять. Я много путешествовал и научился правильной йоге. Причем речь идет не только о самих упражнениях, но и о правильном отношении и правильных взглядах на жизнь. Затем идет просмотр почты, социальных сетей. Дальше — встречи с сотрудниками компании, контроль всех направлений. День проходит очень бурно. Я с работы уезжаю последний. Часов в 12 вечера. Иногда, конечно, стараюсь немного отвлекаться. Невозможно по 20 часов в сутки работать.

— Кроме йоги, что помогает вам отдохнуть?
— Музыка, книги хоть как-то отвлекают. Когда удается, люблю поиграть в баскетбол. Зимой — горные лыжи. Летом в Москве собираюсь ездить на мотоцикле. А как иначе — здесь такие пробки!

— Не секрет, что у вас довольно большое семейство. Расскажите немного о ваших детях.
— У старшего Тимофея, ему 13 лет, технический склад ума. Он собирает все мыслимые и немыслимые конструкторы, которые я бы в жизни не собрал. Занимается разными видами спорта. Футбол, настольный теннис — мы домой купили небольшой стол. Раскладываем и играем с ним. Он у меня выигрывает и очень радуется этому. Средний сын Ваня — он более тонкий, музыкальный, интеллигентный. У него в 9 лет уже какое-то внутреннее благородство. Он никогда не предаст, не скажет, что, например, брат Тима виноват. Хотя он и эмоциональный, но держит себя гордо. Ваня увлекается гитарой — весь в музыке. Маша, их сестра, — умная не по годам. И может всех построить, хотя ей только будет семь лет. Мы с детьми позавчера ехали на машине в деревню к родителям и играли в слова. Причем по новым правилам. Например, все слова на «м». Двое старших братьев выбыли из игры быстро, а она играла до конца, пока я уже сам не прекратил, потому что устал.

«Мы так часто встречаемся на работе, что вне работы практически не видимся. Случается, ребята едут отдыхать вместе, но это не часто происходит». Фото: материалы пресс-служб.
«Мы так часто встречаемся на работе, что вне работы практически не видимся. Случается, ребята едут отдыхать вместе, но это не часто происходит». Фото: материалы пресс-служб.

— Признайтесь, Маша — папина дочка?
— Ну, конечно, у меня с ней очень теплые отношения. Балую. Хотя не нужно этого делать. До семи лет можно, а затем уже лучше начинать более жесткую политику, чтобы у ребенка формировалась мотивация. Потому что когда все доступно, становится не к чему стремиться, а хочется, чтобы у них цели в жизни были. Вот сейчас я никак не могу заставить детей усиленно изучать английский.

— А чем занимается ваша жена?
— Она воспитывает детей. Это отнимает очень много времени: садики, кружки, врачи, секции с утра до вечера.

— В Москве легче укрыться от поклонников, а как обстоят дела на родине? В Екатеринбурге, наверное, проходу не дают?
— Ну, узнают, когда встречают, письма пишут. В магазине, бывает, подходят, говорят: «Спасибо вам». Безумных фанатов, к счастью, не встречал. Бывает, подходят девочки после концерта, чтобы сфотографироваться, прижаться. (Смеется.) Я фотографируюсь.

— Ваша популярность помогает или мешает?
— Скорее, помогает. Случается, конечно, когда ты не можешь просто погулять с детьми — начинают шептаться, следить, подбегают за автографом, и ты после этого начинаешь чувствовать себя немножко несвободным. А в целом в критические моменты, когда тебя остановили гаишники или нужно решить вопрос с администрацией, популярность помогает. Даже если не сразу узнают, кто я такой, но понимают: знакомое лицо, и идут навстречу.