Илья Легостаев: Богатые тоже плачут
Александр Мельман: Женщина на льду
Как снимался сериал «Ненастье»
Илья Легостаев: Мужское и женское
Максим Матвеев в роли Николая Ставрогина. Кадр из фильма «Бесы».

Максим Матвеев: «Могу нести ответственность за все, увиденное зрителями»

Экранизацию романа Достоевского «Бесы» режиссер Владимир Хотиненко задумал три года назад. И выбрал актера для роли Николая Ставрогина.

Валентина Пескова
3 июня 2014 21:55
3389
0

Экранизацию романа Достоевского «Бесы» режиссер Владимир Хотиненко задумал три года назад. И выбрал актера для роли Николая Ставрогина.

— Максим, сериал снят по роману Достоевского. Некоторые боятся браться даже за его книги, а тут предстояло перенести сложное литературное произведение на экран. Вы с какими мыслями брались за эту работу?
— Я очень люблю Федора Михайловича, и особенно это произведение. Хотелось мне его как-то разгадать, покопаться в нем. Я в этом смысле специально не ориентировался на другие экранизации, тем более, что у Владимира Ивановича было свое видение романа и, как мне кажется, очень интересное. Был, конечно, определенный адреналин и страх по отношению к будущей работе, но в то же время и большой азарт, как это можно сделать. Я много раз читал и перечитывал роман, находил какие-то свои ходы, средства выражения. Так что работа велась с большим удовольствием.


— Имя Владимира Хотиненко, наверное, тоже сыграло большую роль?
— Безусловно. Я очень рад, что выдалась возможность сняться в его кино. Условия на площадке были разными, порою тяжелыми, но все время чувствовалась его поддержка.


— Мне кажется, он с особенной тщательностью подбирал актерскую команду: очень яркие личности воплотили таких же ярких персонажей. Как вам кажется, все сошлось?
— Абсолютно. У нас был очень длительный репетиционный период, мы очень долго встречались, отдельно проговаривали каждую сцену, что каждый может туда привнести, и от партнеров чувствовался большой азарт и стремление не упасть в грязь лицом. В то же время Владимир Иванович говорил: «Я хочу, чтобы это было воплощено легко». В этих непростых текстах Достоевского должна была быть легкость и живость. Партнеры безумно помогали. С Антоном Шагиным, например, мы давно знакомы, поэтому у нас есть некий внутренний лимит доверия друг к другу. Хорошо, когда в команде возникает восхищение коллегами на площадке. Такой момент был.


— Чем вам особенно запомнились эти 35 дней съемок?
— Мне кажется, у каждого, кто читал «Бесов», так или иначе в уме откладываются несколько сцен, которые по сути являются каноническими. Каждая сцена у Федора Михайловича — это предел психоэмоционального существования и напряжения. И когда таких сцен снимается по несколько в день — это очень тяжело.


— Сейчас все издания вышли с рецензиями. С какими оценками вы согласны, с какими — нет?

— За себя могу сказать одно: я отвечаю в этом кино за каждую свою секунду существования в кадре. И могу нести ответственность за все, увиденное зрителями.