Интервью

Ольга Ломоносова: «В первую очередь я — мама, а уже потом — артистка»

Кто-то помнит ее по сериалу «Не родись красивой», кто-то знает ее работы в кино, но по настоящему талант актрисы раскрывается только в театре.

Кто-то помнит ее по сериалу «Не родись красивой», кто-то знает ее работы в кино, но по настоящему талант актрисы раскрывается только в театре.

16 апреля 2014 16:09
8471
0
Ольга Ломоносова.
Геннадий Авраменко

— Ольга, поздравляем вас с премьерой спектакля «Валентинов день». Если честно, я после просмотра спектакля с вами в главной роли была просто сражена от того, насколько иначе вы в нем раскрываетесь, в отличие от работ на ТВ.
— Вот это и важно. Мне очень хочется, чтобы и другие люди видели меня не только девушкой из сериала, а понимали, что я имею право называться серьезной драматической артисткой. Приходите, я и в других театрах тоже играю.
— Но ведь в труппах классических театров вы сейчас не состоите? Уже не играете ни в театре Вахтангова, ни в театре Станиславского. Значит, по каким-то причинам ушли оттуда.
— Я никогда не состояла в труппе театра Вахтангова. Мы с Михаилом Александровичем Ульяновым сразу договорились, что я буду только на разовых ролях. А потом, когда он захотел взять меня в труппу, я уже была с Владимиром Владимировичем Мирзоевым в театре Станиславского, и не хотела его предавать. Но потом ушел Мирзоев, в театр пришла Татьяна Ахрамкова, и попросту выгнала меня, не поняв, зачем я ей вообще нужна. Позже Галибин попытался меня вернуть, но опять случилось какое-то недопонимание, и я оказалась не нужна и ему. Так что я осталась без классического театра не потому, что такая своенравная и хочу свободы. Так случилось. Сейчас я вполне довольна тем количеством спектаклей, которое играю в месяц, мне грех жаловаться. У меня еще есть спектакль на Малой Бронной, сейчас я там же репетирую второй, так что у меня все хорошо.
— В том, что вы так раскрылись в «Другом театре», думаю, не последнюю роль сыграл ваш супруг, режиссер Павел Сафонов?
— Конечно же, все спектакли, в которых я там играю, поставлены Пашей. Но, поверьте, это не потому, что я делаю это целенаправленно. Я с большим удовольствием поработала бы и с кем-то другим. Вот недавно я даже приступила к репетициям к одним режиссером — не складывается. Может, пьесы, которые предлагают, какие-то совсем трехходовые и неинтересные. Не знаю. Пока у меня нет выбора. Как у моих детей — одна мама, так и для меня среди режиссеров пока нет других вариантов. Благодаря Паше я играю и в других спектаклях, один наш «Пигмалион» чего стоит — он идет уже семь лет. Значит, что-то в этом есть. Паша всегда в меня верил: говорил — ты это сыграешь, ты это сможешь.
— Творческий и одновременно семейный дуэт — это, наверное, очень интересно?
— Да, мы не прекращаем иногда работать и дома, в том смысле, что ведем какие-то бесконечные споры и разговоры. Например, над «Валентиновым днем» очень много спорили, так тяжело он нам дался.
— Павел вас щадит хоть немножко или заставляет работать до идеального результата?
— Нет, он меня не щадит. Ни в каких смыслах. В этом смысле он рассуждает так: я же близкий человек, поэтому все пойму. Иногда высказывает мне то, что не может сказать другому человеку. (Смеется.)
— А если заглянуть на вашу репетицию — как это проходит?
— Мы, конечно, не деремся, но иногда случается, что искры летят. А как по-другому? Конечно, приятно, когда ты работаешь в атмосфере бесконечной любви, но иногда зашкаливает меня, его, еще кого-то. И вот тогда-то и высекается нужная искра.
— А если на репетиции присутствует кто-то из дочерей? Я читала, что раньше вы даже брали с собою маленькую Сашу, репетировали во время кормления.
— Ну она тогда была грудная, поэтому сидела в гримерке с няней. А так она не присутствует на репетиции. Варя, по-моему, видела «Пигмалион» два раза, потому что ей он очень нравится. Но вообще я не таскаю детей в театр на наши спектакли, не люблю это. Есть семья, а есть — работа. Когда я работаю, мне лучше не мешать. А если у меня на репетиции дети, я не могу сосредоточиться на спектакле и начинаю все время думать о них. Может быть, когда они станут постарше, будет проще.

Ольга Ломоносова в новом сериале "Черные кошки". Фото: материалы пресс-служб.
Ольга Ломоносова в новом сериале "Черные кошки". Фото: материалы пресс-служб.

— Вы как-то рассказывали, что несмотря на наличие двух дочерей и работу в театре еще успеваете за день переделать уйму дел: отвезти старшую на гимнастику, за это время вымыть машину…
— Да, было такое. Вот сегодня уезжает домой моя мама, которая мне во многом очень помогает. И я опять приступлю к своим обязанностям, которые с меня, конечно же, никто не снимает — готовить, убирать. Я же в первую очередь мама, а уже потом — артистка.
— Вы получили эстетическое образование, о котором девушке можно только мечтать: сначала — художественная гимнастика, затем — балетная школа, и, наконец, актерское мастерство. Родители сразу разглядели в вас тонкую натуру, или все сложилось само по себе?
— С гимнастикой все сложилось само собой: к нам в детский сад как-то пришла тренер, увидела, какая у меня растяжка, подошла к моей маме и сказала, что со мною нужно заниматься. Моя мама всю жизнь мечтала танцевать, а каждый родитель пытается вложить в своего ребенка то, что не удалось ему самому. Так в моей жизни появилось хореографическое училище. Конечно же, я и сама хотела танцевать, но в 9 лет ребенок это еще не так осознанно чувствует. А потом вдруг раз — и ты понимаешь, что другого пути нет — ты уже выбрала свою профессию: будешь танцевать и станешь артиской балета. И все вокруг говорят: «Ну, Олечка у нас — балерина». И мыслей стать врачом или еще кем-то просто не возникает. Но позже появилось много разных обстоятельств, из-за которых я ушла из балета.
— Вас ведь даже в Германию приглашали танцевать…
— Меня звали туда учиться, но я не захотела менять страну. И потом, мне стало немножко тесновато в балете, я хотела попробовать себя в чем-то другом. У меня не было больших амбиций, мол буду сниматься в Голливуде или играть Машу в «Трех сестрах». Мне просто хотелось продолжать развиваться. И я поступила в театральный. Причем, если бы я не поступила на актерский с первого раза, то ни за что не пошла бы пробовать свои силы повторно. Меня взяли фактически за внешность и голос. Овчинников увидел меня на прослушивании и сразу пригласил на конкурс, я не проходила даже этапы. Очень редко, когда попадаешь на прослушивание сразу к мастеру. Бог мне вообще помогает окружать себя правильными людьми.
— В «Валентиновом дне», когда вы исполняете танцевальные элементы, у вас до сих пор видна хорошая растяжка. Да и в жизни у вас балетная осанка. Вы продолжаете заниматься, поддерживаете форму?
— Какая растяжка, что вы? Это все ерунда. Я вас уверяю, если бы я занималась, то могла бы еще осуществить свою мечту и сделать танцевальный спектакль.
— А с кем из однокурсников поддерживаете отношения? Вы же учились с примой Большого Светланой Захаровой, премьером Мариинского Денисом Матвиенко.
— Да, это мои однокурсники. С Денисом я поддерживаю очень близкие, дружеские отношения.
— Вы говорите, что каждая мама хочет сделать из своего ребенка того, кого не получилось из нее. И у вас сейчас старшая Варвара ходит на художественную гимнастику.
— Уже нет. Она отходила два месяца и перестала. У нее сразу психосоматика начиналась — поднималась температура, болела голова. Варя честно пыталась, много обещала, пробовала переступить через себя, но — тогда у нее не получилось. Сейчас она занимается в детском коллективе, танцует стрит-дэнс. И там же она занимается акробатикой. Она уже села на шпагат и стала делать мостик. Вообще чем взрослее она становится, тем все четче я вижу, как она перебарывает себя. Она с рождения была стеснительная невероятно. И еще она ходит в художественную школу, занимается в Пушкинском музее. Везде ее окружают разные педагоги, и она как-то умеет от них брать лучшее. Я горжусь ею.
— У вас это тоже сочеталось: с одной стороны, вы были стеснительной и прятались за маму, с другой — танцевали на остановках, никого не стесняясь.
— Меня же никто не видел. Я просто уходила в свой мир, и дальше мне было все равно. Если бы за мною кто-то наблюдал со стороны и говорил: «Ой, посмотрите на Олю!» Я бы остановилась, понимая, что на меня смотрят люди. Мы вот и с Варей, когда ей было четыре года, вручали на «Золотом орле» приз мультфильму. Она как только вышла на сцену со мною, увидела зрительный зал и стартанула оттуда. Я ее за «шкирку» подняла и так держала на себе. (Смеется.) Только потом она как-то освоилась, уткнулась мне в ногу и так и простояла, просто подглядывая за всеми. Ее это все испугало невероятно, она очень не любит повышенного внимания к себе. Я, кстати, тоже.
— Из ваших киноработ самой новой можно назвать сериал «Черные кошки».
— Да, из тех, которые вышли.
— А что еще готовится к показу?
— Я снялась в сериале «Крестный». Это история про врача-акушера. Я играю его помощницу, его правую руку, а самого врача играет Сережа Пускепалис. Перед этим я снялась в восьмисерийном детективе у Ройзмана, там небольшая роль. А с 15 апреля приступаю к новым съемкам, о которых пока не буду говорить.
— Мне кажется, если в театре вы себя уже нашли, то в кино пока какой-то этапной роли еще не было?
— Может быть, это прозвучит очень самоуверенно, но мне кажется, что касается кино, я еще не реализована. Я думаю, что могу гораздо больше. Наверное, где-то растет мой режиссер, который начнет меня снимать. Пока же я очень благодарна создателям «Черных кошек», потому что мне было невероятно интересно работать. Прекрасный сценарий и роль, которая стала мне подарком. Я бы сказала, что с нее мы, пожалуй, и начнем. Мне есть куда развиваться и стремиться. Просто пока нет таких предложений.
— Так может быть Павлу уже начать снимать кино?
— Ну этим же не займешься с бухты-барахты. Даже снять свою короткометражку — это же очень большие деньги. Паша периодически говорит об этом, и если он начнет снимать, я буду только рада. Но ведь это же не значит, что в его кино буду сниматься я? (Смеется.)
— Не могу не вспомнить о сериале «Не родись красивой», благодаря которому вы стали известной…
— Да. Этот сериал идет до сих пор, и если бы у нас было, как в Америке, где с каждого показа сериала артистам платят деньги, я бы уже была миллионершей и могла бы вообще не работать.
— У вас после этих съемок осталась очень теплая дружба с Григорием Антипенко и Юлией Такшиной, крестной мамой сына которых вы являетесь. Вы часто отдыхаете с ними в маленькой деревушке в Черногории. Планируете отпуск в этом году?
— Летом я буду очень плотно работать, и у меня останется на отпуск всего две недели, во время которых я хочу просто насладиться общением с детьми, чтобы мы могли побывать где-то вместе вчетвером. Думаю, это не будет Бигово. Нужно открывать для себя новые, интересные места.