Роза Сябитова достроила дом мечты
Глюк’oZа пережила боль до слез
Лорак неравнодушна к мужу-изменщику
Брижит Макрон экстремально похудела
Анна Семенович, Лера Кудрявцева, Сергей Лазарев и Александр Рева.
Лилия Шарловская

В Юрмале началась «Новая волна»

Конкурс начался с урегулирования канализационного скандала.

Артур Гаспарян
25 июля 2012 19:25
3811
0

Конкурс начался с урегулирования канализационного скандала. Главной темой закулисных пересудов накануне была большая радость от того, что Алле Пугачевой и Софии Ротару больше не придется делить один туалет на двоих в единственной гримерке.

Команда Тома Джонса начала готовить сцену для своего патрона во вторник в 6… утра. Вызванный по этому случаю на площадку главный режиссер Александр Ревзин отпаивал себя крепким кофе и философствовал. Казалось бы, говорит, жанр поп-музыки — удел молодых, а бал правят и тон задают великие старики! Сет 73-летнего г-на Джонса с неувядающими «Дилайлой» и «Секс-бомбой» прошел на ура, дав форы и молодым, и не очень.
Однако главной темой закулисных пересудов накануне была большая радость от того, что Алле Пугачевой и Софии Ротару больше не придется делить один туалет на двоих в единственной гримерке, пока остальные артисты томятся в длинной очереди в отсыревший и грязный общий гальюн. В этом году, правда, нет ни той, ни другой. Алла просто предупредила, что не приедет, без объяснений, а Соня занята хлопотами по случаю своего 65-летнего юбилея на арендованной вилле в Италии и решила не сваливать в одну кучу мух и котлеты. Но «туалетная» тема оставалась актуальной и без примадонн, чуть не став последним гвоздем в крышке гроба конкурса в Юрмале.
Долгие годы организаторы призывали власти города «модернизировать» устаревший технически и морально зал «Дзинтари». Власти отмахивались. Нарыв прорвался зимой, когда композитор и один из отцов-основателей конкурса Игорь Крутой приехал в Ригу и заявил на пресс-конференции, что «Юрмала» уезжает в Сан-Ремо или в Монте-Карло. Заявлению предшествовали высказывания мэра Юрмалы о «ненужности» и «бесполезности» конкурса: мол, ни холодно, ни жарко, а одна головная боль и «непомерные» требования.

Долгожданные мобильные туалеты. Фото: Лилия Шарловская.
Долгожданные мобильные туалеты. Фото: Лилия Шарловская.

Однако «туалетный» спор, как уверяют знатоки, имеет более сложную подоплеку. Власти города якобы «покусились» на вип-зону в зале «Дзинтари», которой распоряжались устроители фестиваля. Началось ТАКОЕ…
Во вторник накануне торжественного открытия конкурса Игорь Крутой достаточно прозрачно обрисовал для «МК» суть происходящего, хотя и проявил при всей принципиальности филигранные образцы дипломатической эквилибристики.


— Игорь Яковлевич, великое чудо! «Новая волна», которую уже провожали в самые русские города — Монте-Карло и Сан-Ремо, открывается-таки вновь в Юрмале. Надолго ли?
— Это будет зависеть от руководителей города. Во всяком случае, ничего сверхъестественного я не требовал, просто требовалось десять туалетов для артистов, чтобы артисты чувствовали себя людьми.
— А такой сыр-бор, будто Луну с неба просили достать…
— Во всяком случае, эти вопросы решались здесь на уровне президента (Латвии). Президент приезжал сюда лично (чтобы понять ситуацию). А потом, когда я прочитал интервью мэра Юрмалы о том, что мы ТАКОЕ невозможное требуем, но на самом деле никуда не денемся… Тут уже меня заклинило, и я сказал: денемся!
— То есть просто брали на испуг?
— Нет, были переговоры. Моя команда была на конкурсе песни в Сан-Ремо, все посмотрели площадку, встретились с мэром города. Потом посмотрели площадку, которую нам рекомендовал мэр Монте-Карло. Выбирали между этими двумя городами, и вопрос был решен практически и там, и там. Требовалось только наше последнее слово. Мэр Сан-Ремо, который очень хорошо знает наш конкурс, сказал, чтобы мы почувствовали уровень их поддержки и заинтересованности, что «там, где у нас пешеходная зона и нельзя ездить на машинах, вы будете ездить на машинах».
— А в чем их заинтересованность?
— В русских! Чтобы они туда приезжали.
— То есть в Сан-Ремо русских ждут больше, чем в Юрмале?
— Отчасти да. Они, наверное, подсчитали, что съедется все побережье от Сан-Тропе до Форте-дель-Мар — и в Сан-Ремо, и в Монте-Карло. Это же все рядом. А это тысячи людей, которые отдыхают там летом.
— Sounds good, как говорят на Лондонщине. Звучит заманчиво! Чего тогда мы тут сидим — посреди болот с комарами?
— Они (администрация Юрмалы) вовремя включили заднюю. К тому же к моменту конфликта была все-таки продана уже половина билетов, и мы не хотели так уж подставлять людей и туристические агентства, которые ни в чем не виноваты. А другое — ту атмосферу, которую за десять лет конкурса мы здесь отчасти создали, ауру самого зала «Дзинтари» все-таки тяжело повторить в любом другом месте. Мы с Раймондом (Паулсом) все еще раз взвесили и оценили, к тому же в здешней прессе поднялась большая волна поддержки со стороны людей, крупного, среднего и мелкого бизнеса, которые понимали, сколько они потеряют, если «Новой волны» больше не будет, — туризм, недвижимость, сфера обслуживания. Писали письма: не губите, спасите, помогите, простые люди пострадают от того, что их мэр в какой-то момент стал неадекватным…
— Проявили, стало быть, великодушие вкупе с ностальгией по «намоленному» месту…
— Но я отказался подписывать контракт с городом на пять лет, подписал пока на год. Будем смотреть.
— То есть отношения очень натянутые?
— Нет. Просто есть старый анекдот: Рабинович, вы к нам в гости не приходите, потому что в последний раз, когда вы были, у нас вилки серебряные пропали. — Но они же нашлись! — Да, нашлись, но осадочек остался…
— А почему все-таки Сан-Ремо, Монте-Карло, а не Суздаль или Сочи? В России нет места для российского конкурса?
— Во-первых, в этих обоих городах — Монте-Карло и Сан-Ремо с их знаменитыми конкурсами и фестивалями — присутствует правильная музыкальная атмосфера, о чем я говорил. А во-вторых, когда мы хотели перевезти «Новую волну» в один российский город-курорт, я прошел такие круги ада и унижений, которые давно уже не испытывал. То, что происходило в Юрмале, это детский лепет на лужайке по сравнению с тем, что чиновники мне выставляли и как вели себя со мной там. По логике, российский город должен быть заинтересован в том, чтобы получить такой конкурс.
— То есть в России не только с инвестиционным климатом кранты, но и с творческим?
— Есть то, что есть. Но я не жалуюсь. Пока все складывается здесь, а проблемы будем решать по мере их поступления. На самом деле меня радует, что в этом году набирается очень сильный творческий потенциал и в конкурсной программе, и в гостевой. Впервые в наш традиционный «день мирового хита» будут звучать не только иностранные песни, но и «Бурановские бабушки» с Party For Everybody, Тимати с «Сан-Тропе», «Серебро» с Mamma Lover… Сейчас это реально европейские хиты! Наша поп-музыка развивается поступательно и действительно выходит на международный уровень. Это главное, и меня это радует.
— Жаль, что историческая «муза фестиваля» Алла Пугачева не будет в этот раз обрамлять собой такое музыкальное роскошество. Почему она не приедет?
— Потому что ее никто не приглашал. Алла много сделала для фестиваля в прошлые годы, я ей очень благодарен. Но теперь у нее другой и собственный проект, фестиваль в Ялте, наш опыт и наработки оказались там очень полезны. Понимая, что тяжело разрываться на части, мы не стали ее беспокоить.
— Спасибо за интервью, и девятого вала на «Новой волне»!