Новости

Константин Белошапка: «Вижу желтый сапог — пытаюсь залезть»

Популярный актер в эксклюзивном интервью WomanHit.ru рассказал о странных воспоминаниях детства, отношениях с родными за границей и новой работе в сериале «Точка ноль»

13 мая 2024 10:35
3090
0
Фото: Кирилл Русин

Константин Белошапка в своей семье — этакий изгой. Его родители, брат и три сестры — все математики. И только Константин, который учился в математической школе, в девятом классе ушел из мехмата, долго думал, к чему лежит его душа, и в итоге решил поступать в театральный. В знаменитую Щуку попал не с первого раза, зато точно понял, что актерство — это его путь.

Константин, как так получилось, что все в вашей семьей математики, и только вы вдруг ушли в творчество?

А я считаю, что родился в творческой семье. Потому что высшая математика, на мой взгляд, — это творчество. Да, вся моя семья — математики. Математика — это искусство. Пуанкаре, кажется, сказал. Просто это искусство, трудное для понимания.

У вас брат и три сестры, вы были самым маленьким, вам многое прощалось?

Мне многое прощалось, но не думаю, что это связано с тем, что я был младшим. Старшим тоже многое прощалось. Нас в целом учили прощать. Так что и вы меня простите.

Хорошо помните свое детство?

Мне кажется, что да. Хотя память, конечно, страшно несовершенна. Особенно моя. Но есть свойство памяти, которое мне очень нравится. Я напрочь забываю все плохое. И судя по тому, что из детства воспоминаний много, оно было хорошим.

Тогда расскажите, какой у вас самый яркий момент из детства?

Если говорить про совсем ранее детство, то очень хорошо помню желтые резиновые сапоги. Мне, наверное, года три было, и я очень полюбил их. Я не помню, чьи они были. Яркие, огромные. Стояли у нас в прихожей, резиной пахли. Никакого события там нет. Помню только ощущения. Я в полусумраке в коридоре. Мама на кухне готовит. А я пытаюсь залезть в сапог. Кстати, до сих пор так. Вижу желтый сапог — пытаюсь залезть.

Хотя все в вашей семье математики, вы после школы отправились поступить в Театральный институт им. Щукина, а не идти по стопам родственников. Почему вдруг такое решение, что на это повлияло?

Ой, не спрашивайте. Это самая большая ошибка в моей жизни. Просто в школе у меня в какой-то момент наступил перебор с математикой. Поэтому я какое-то время просто ничего не делал, а когда надо было выбирать, куда идти, то решил: пусть будет театральный.

Фото: Кирилл Русин

Надеюсь, на отношения с родственниками ваше решение «изменить» математике не сказалось. Как часто вы с ними встречаетесь? Ведь некоторые живут за границей.

Ну, кстати, мы на связи постоянно. Нет ощущения какого-то глобального расставания с ними. Они часто приезжают. Надо заметить, что с родственниками, которые в Москве, в силу занятости встречаюсь не чаще, чем с родственниками за границей.

Ваша семья математиков следит за вашими работами в кино и театре?

Не могу сказать, что прямо следит, но, так скажем, издалека наблюдает.

Что сегодня с театром?

Хороший вопрос. Я тоже им часто задаюсь. Пока не понимаю, что же стало с русским театром (Смеется).

Я-то про театр в вашей конкретной жизни. Вы служите в труппе легендарного театра имени Евгения Вахтангова. Чем он вас привлек?

Я думаю, это не столько вопрос привлекательности, хотя, безусловно, Вахтанговский театр является одним из самых привлекательных в стране. Дело в том, что мы с первого курса института были тесно связаны с этим местом. Мы регулярно посещали все премьеры, участвовали в массовках, и со временем театр стал для нас родным. А люди близкими.

Некоторые актеры труппу репертуарного театра называют «клубком единомышленников», подразумевая клубок змей. Что вы думаете по этому поводу?

Эти явления никогда лично меня не затрагивали. Я люблю наш театр в первую очередь за прекрасных людей, которые там работают. Да и вообще, мне кажется, это какой-то стереотип.

Сегодня вы обеспеченный человек, а ведь, судя по вашей биографии, было время, когда вы испытывали финансовые трудности. Это так?

Кто вам такое сказал? Я имею в виду, что я обеспеченный (смеется). Ну а если серьезно, то мне как-то удается жить, не думая о деньгах. Есть — хорошо. Нет — тоже хорошо.

То есть, ваше отношение к деньгам можно как назвать — равнодушие?

В последнее время я воспринимаю деньги как возможность помогать другим.

Не секрет, что деньги актерам приносит не театр, а кино, сериалы. Тогда поговорим об этом стороне вашей творческой жизни?

Поговорим.

Фото: Кирилл Русин

Расскажите о сериале «Точка ноль», в котором вы снялись не так давно. Чем эта роль привлекла вас?

Роль в сериале «Точка ноль» привлекла меня прежде всего своей командой создателей. Я уже не в первый раз работаю с режиссером Сергеем Пикаловым и оператором Сергеем Авиловым, а также с другими членами команды. Я знал, что независимо от специфики роли, рабочий процесс будет творческим и радостным. Поэтому и согласился, практически не раздумывая.

Расскажите чуть больше о вашем персонаже. Как проходило погружение в роль? Насколько вам близок герой в реальной жизни?

Этот герой — тот, кем я мог бы стать, но слава Богу, не стал. Главная его черта, мне кажется, — это инфантилизм, который он пытается совмещать с ответственной работой. Для роли пришлось учиться пользоваться аппаратурой в лаборатории. Работать в защитных костюмах. Особенно трудно давалась мелкая моторика. В плотных перчатках работать с пипеткой, пробиркой — это прямо профнавык.

Какие отношения сложились с коллегами на площадке?

Как я уже говорил, я не первый раз работаю с этой командой. Но был рад ближе познакомиться с прекрасными партнерами — Мариной Александровой, Сережей Мариным и остальными.

Чем в целом запомнились съемки? Что оказалось самым сложным в процессе работы, помимо защитных костюмов?

Съемки запомнились в первую очередь потрясающей экспедицией. Мы снимали в Башкирии, где-то на границе с Казахстаном. Красота невероятная. Не перестаю удивляться, насколько прекрасна и разнообразна наша страна. Сколько еще таких уголков, о которых не знаешь. За всю жизнь не объедешь.

Вот чем хороша актерская профессия: можно увидеть много мест, до которых обычный человек вряд ли доберется. А бывает, что приходится отказываться от работы по тем или иным причинам? Если да, то по каким?

В последнее время я действительно стал чаще отказываться от предложений, и это связано с тем, что я параллельно с актерством осваиваю другие профессии в кинопроизводстве. Это требует от меня времени и сил, и иногда приходится выбирать.

кадр из сериала «Точка ноль»

Вы вообще трудоголик? Переживаете, если в данный конкретный момент нет работы? Или можете позволить себе немного полениться и не работать?

Я никогда не отказывался от работы в пользу отдыха. Только ради другой работы.

Из минусов актерства можно назвать то, что это очень зависимая профессия: вас постоянно оценивают, выбирают-не выбирают. Сильно переживаете, когда не утверждают на роль?

Раньше мне было действительно тяжело справляться с отказами, но с годами я научился не привязываться эмоционально к ролям до начала съемок. Однако недавно я столкнулся с трудностью, когда проект, в котором я участвовал, остановился в процессе съемок. Это было болезненно, так как я уже начал работать над персонажем и до сих пор думаю, как бы я его сыграл.

Некоторые актеры обожают кинопробы, считая, что они могут открыть что-то новое, а некоторые ненавидят. Вы с удовольствием ходите на пробы или для вас это пытка?

Я отношусь к тому лагерю, которые любят пробы. И я с удовольствием хожу на них. Не всегда, конечно, но я вообще учусь радоваться всему.

Вы часто видите сходство со своими героями? Или, наоборот, стараетесь идти от противного?

На самом деле, не так часто. Я люблю искать в персонажах уникальные черты, на которые можно опираться при создании образа. Я считаю себя довольно скучным в жизни, поэтому игра в театре и кино дает мне возможность быть кем-то другим.

Когда описывают вас, обязательно вставляют фразу про «эффектную внешность». Скажите, а вам как кажется — ваша эффектная внешность всегда работает на вас?

Нет, совсем не всегда. Совсем не всегда она эффектная. (Смеется).

Но вы нравитесь себе на экране?

Честно говоря, я и в жизни себе не особенно нравлюсь, так что мое восприятие себя на экране часто остается критичным.

А как относитесь к критике?

Конструктивной критики мне не хватает.

Насколько вы сегодня стали профессиональнее с момента выпуска из театрального училища? В чем вы видите это?

Мне кажется, что я стал профессиональнее. Опыт дает многое. С годами я научился лучше понимать себя. Также с годами происходит калибровка моих представлений о себе и о том, как меня воспринимают другие. А это очень важный момент в профессии.

кадр из сериала «Точка ноль»

Еще про опыт. Говоря о своей работе в научно-фантастическом сериале «Наследие», вы признались, что получили полезный навык — научились стрелять из дробовика. Не будем рассуждать, в какой области этот навык будет полезным, давай поговорим, какие еще нужные вещи вы почерпнули на съемках.

На съемках я почерпнул множество полезных навыков. К примеру, я научился ездить верхом,кататься на мотоцикле, горных лыжах, а также управлять танком. И это только те навыки, которые приходят на ум сразу. Думаю, что на самом деле их гораздо больше. Вот почему актерская профессия так прекрасна — она постоянно дает возможность учиться новому. Про путешествия мы тоже уже упомянули.

Вы и про езду на мотоцикле сказали, и на танке. Я знаю, что, например, с мотоциклами некоторые режиссеры осторожничают, даже пункт в контракте у некоторых актеров ставят: во время работы над картиной не садиться на руль. А вы, получается, сами выполняете все трюки?

Раньше я сам нередко бросался выполнять трюки, но с возрастом стал относиться к этому спокойнее. Ну и режиссеры некоторые действительно стараются не рисковать.

Вы в прекрасной форме, каким спортом занимаетесь?

(Смеется) Откуда вы взяли, что я в прекрасной форме? В последнее время я преимущественно бегаю и изредка посещаю занятия йогой. Это помогает мне поддерживать физическую и психическую форму.