Интервью

Риз Уизерспун: «Вы даже не представляете, как я боялась стать матерью-одиночкой»

В интервью голливудская актриса рассказала о том, как пережила развод и обрела веру в любовь.

В интервью голливудская актриса рассказала о том, как пережила развод и обрела веру в любовь со своим вторым супругом.

6 февраля 2015 15:58
18342
0
Риз Уизерспун. Фото: AP Images.

Со своим первым мужем, актером Райаном Филлиппом, Риз познакомилась на вечеринке в честь своего 21-летия — в 1997 году. Как шутила сама, он стал ей подарком на совершеннолетие. Молодым людям казалось, что их любовь навсегда. Вскоре они поженились, родилась дочь Ава, а потом и сын Дикон. Но, увы, это не спасло их союз. Что стало причиной расставания людей, которые когда-то обожали друг друга? В заявлении о расторжении брака Риз ссылалась на «непримиримые разногласия». В прессе писали, что Райан не мог смириться с ролью «второй скрипки»: на фоне успешной жены, которую наперебой звали в свои фильмы режиссеры и которая стала обладательницей самой престижной кинонаграды, он смотрелся блекло. Роман Филлиппа с австралийской актрисой Эбби Корниш добавил масла в огонь. Риз не смогла простить измену. Развод длился почти год, и она тяжело переживала его.

Голливудский агент Джим Тот — это вторая попытка актрисы создать семью. Они поженились в 2011 году, а еще через год на свет появился малыш Теннесси, названный так в честь американского штата, где Риз провела детство. Кстати, Райан Филлипп так прокомментировал важные события в жизни бывшей супруги: «Могу пожелать им только счастья. Риз прекрасная женщина, а о лучшей матери для своих детей я и мечтать не мог». Высокие отношения!

С рождением третьего ребенка Риз стала сниматься реже, и каждое ее появление на экране — событие. Пишут, что фильм «Дикая», снятый режиссером Жан-Марком Валле по одноименному роману Шерил Стрейд, может принести актрисе второй «Оскар». Сама она признается, что эта история «женщины с трудной судьбой» ее чрезвычайно взволновала. У всех бывают нелегкие времена, но самое главное — как мы преодолеваем невзгоды.

Риз, вас считают одной из самых красивых актрис Голливуда. Как часто вы думаете о своей внешности?
Риз Уизерспун:
«Я не схожу с ума в поисках самых модных вещей. И я не играю в избитую голливудскую игру, по правилам которой многие актрисы стараются отчаянно соответствовать общепринятым стандартам красоты. Я очень часто становлюсь свидетелем этого своего рода „сумасшествия“, оно пугает. Мне понадобилось некоторое время, чтобы понять, что я никогда не буду самой стройной, умной, крутой и сексуальной женщиной в Голливуде. Я просто не участвую в этом изнурительном соревновании!»

В Голливуде не зря говорят о проклятии «Оскара». Получив золотую статуэтку за фильм «Преступить черту», Риз вскоре развелась со своим мужем, актером Филлиппом Райаном. Фото: AP Images.
В Голливуде не зря говорят о проклятии «Оскара». Получив золотую статуэтку за фильм «Преступить черту», Риз вскоре развелась со своим мужем, актером Филлиппом Райаном. Фото: AP Images.

Вы получили международную известность благодаря роли в фильме «Блондинка в законе». Каковы преимущества и недостатки быть блондинкой?
Риз:
«Меня чаще замечают, наверное. Это помогает мне первой запрыгнуть в такси, если есть очередь. (Смеется.) Но также на меня смотрят как на женщину без особых мозгов. Особенно как в моем случае: ты блондинка, ты с юга, ты суперсексапильная, но недалекая… Многие киноагенты не верили, что я смогу справиться с серьезными ролями просто из-за моей внешности. Это так невероятно глупо!»

Если обернуться назад и вспомнить ваши незначительные работы в кино, как вы чувствовали себя тогда с творческой точки зрения?
Риз:
«Несколько лет мне было тяжело. Я ощущала себя потерянной — я не знала, чего хотела, все время находилась в поиске. Но около трех лет назад мы вместе с моим партнером открыли свою продюсерскую компанию. Мы стали продвигать вперед больше женских персонажей, предлагая интересные, динамичные роли. В нашей работе появилась ясность и цель, и это здорово. Приятно снова чувствовать себя «на волне».

В мелодраме «Дикая», которая скоро выйдет на экраны, вы сыграли наркоманку, женщину, делящую постель с кем придется. Нечасто приходится видеть вас в таких проектах!
Риз:
«Для актрисы с такой длительной карьерой, как у меня, этот фильм заслуживает возгласа: о, черт возьми, наконец-то! Как здорово наконец-то честно говорить обо всем. Я вложила свои деньги в эту картину. И, прежде чем прийти с ним на киностудию, мы долго работали над сценарием. Я просто не желала слышать: о, мы не хотим видеть Риз, занимающуюся сексом… о, можем ли мы разрешить употребление матерных слов? Это был бы тот случай, когда сценарий, пройдя через слишком много фильтров и поправок, становится „очищенным“, теряя свою первоначальную правдивость».

Потому что руководители студии боятся, что главная героиня потеряет свою «привлекательность»?
Риз:
«Представление о том, что актриса может и не может делать на экране, сильно изменилось. Я думаю, это произошло в значительной степени благодаря замечательным писательницам, которые рассказывают честные истории и анализируют женскую сексуальность без стыда. Я бесконечно рада быть частью этого. Я никогда не видела такой фильм, как „Дикая“, где женщина оказывается одна, без близкого человека, без денег, без семьи, без возможностей, но она, несмотря ни на что, продолжает жить. Смерть матери Шерил значительно повлияла на сюжет фильма. Добавим сюда героин и цепочку одноразовых связей… секс на одну ночь в попытке пробудить от горя онемевшие чувства. Ни одна студия не позволила бы мне играть все это. Я же хотела показать правду, чтобы все было настоящее, как в жизни».

Да, о многом говорит Шерил в своей книге…
Риз:
«И это „многое“ меня тоже касается, понимаете? Я была замужем, я развелась. Я не потеряла свою маму, но моя бабушка умерла при очень похожих обстоятельствах: от аневризмы, очень неожиданно. Мысль Шерил о том, что все, что с нами случается, является частью нас, — правильная».

Риз утверждает, что сынишка, Теннеси, – белокурая копия ее второго мужа, Джима Тота. Фото: AP Images.
Риз утверждает, что сынишка, Теннеси, – белокурая копия ее второго мужа, Джима Тота. Фото: AP Images.

Съемки были трудными?
Риз:
«Это самый трудный фильм в моей жизни! Я, конечно, не ходила пешком за тысячу миль, но физическая нагрузка была немалая. (Потеряв надежду на то, что жизнь наладится, героиня Риз отправляется в поисках себя в тысячемильное пешее путешествие по тропе Pacific Crest, которая проходит по самым высоким участкам хребта Сьерра-Невада и Каскадных гор в Америке и Канаде. — Прим. авт.). Я поднималась в гору с сорокапятифунтовым рюкзаком, а со съемочной площадки слышала: подожди-ка, рюкзак не выглядит достаточно тяжелым — положи в него шестьдесят пять фунтов и пробегись в гору девять или десять раз. Мы снимали практически без остановок, не делая перерывов на обед, лишь по-быстрому перекусывали что-то легкое. Не было времени даже сбегать в туалет! (Смеется.) Сумасшествие, но это было так замечательно! Полное погружение в работу, и я никогда не чувствовала себя так близко со съемочной группой. Мы буквально тянули друг друга по горам и помогали тащить друг на друге наше оборудование. Но еще труднее было с постельными сценами, которых я так боялась, что даже приглашала гипнотизера — помочь мне успокоить нервы. У меня в жизни есть все: муж, прекрасный дом, успешная карьера, деньги, дети — все. И все же я до сих пор хочу сделать что-то важное, выйти за пределы моего комфорта, показать что-то новое. Речь не идет о том, чтобы показать себя, а дать максимальную интерпретацию роли. Это должна быть просто я. Я почти голая в фильме, и мне тридцать семь лет. Мое тело далеко не совершенно, но пусть будет так, как есть».

Были ли в вашей карьере моменты, когда вы чувствовали, что прыгаете выше собственной головы?
Риз:
«Да. Примерно каждые три месяца у меня новая роль, и каждый раз я спрашиваю себя: э-э, ты достаточно квалифицирована, чтобы сделать это, ты не сломаешься в самом важном месте? И я узнаю это только в процессе съемок. Половину времени на съемочной площадке я чувствую, что будто подвешена на гвозде, и я не знаю, какого черта я здесь делаю. За свою жизнь я снялась в нескольких картинах, которые были на самом деле захватывающими, значимыми, наряду с такими, о которых и вспоминать не стоит. Фильм „Дикая“ я смело могу поместить в свою сокровищницу».

По голливудским меркам вы очень рано стали матерью, ваша карьера только начиналась…
Риз:
«Беременность не была запланирована, но с первой нашей встречи мы с Райаном знали, что хотим быть вместе. Мы уже говорили о браке, а когда узнали, что я беременна, предстояло только определиться с датой свадьбы. Перспектива стать матерью обрушилась на меня совершенно неожиданно, я и ребенка-то новорожденного до этого на руках не держала! Из нас двоих — новоявленных родителей, Райан оказался более спокойным. В те времена его мама была владелицей детского садика. Она научила его менять подгузники примерно за пять секунд. Было удивительно смотреть, как ловко он с ними управляется!»

Вы не беспокоились о том, что ваши отношения развиваются слишком стремительно?
Риз:
«Нет. Я всегда считала: вы должны почувствовать, кто будет вашим спутником жизни, с самого первого момента встречи. Райан и я были уверены в своих чувствах. Мы оба знали, как непросто сосуществовать в нашей актерской среде, относиться к разряду „знаменитостей“. Но не можем же мы всю свою жизнь чего-то бояться?! Семь лет замужества с Филлиппом дали мне возможность реально понять, что это такое — делить жизнь с другим человеком, и что такое брак. И это, скажу я вам, совсем не то, что я раньше думала, перед свадьбой».

Как вы пережили развод?
Риз:
«Очень и очень тяжело… Я была на пределе. Я поняла это, когда вышла замуж во второй раз. Только тогда я почувствовала облегчение. Вы даже не представляете, как я боялась стать матерью-одиночкой. Стресс, чувство тревоги были просто огромными. Я бы сказала, что это настоящая травма! Теперь я чувствую бесконечную поддержку моего мужа Джима. Это такое головокружительное чувство — быть той, которая нужна! Единственной! И ты поражаешься, как после падений и темных дней без надежды находится кто-то, кто уверен, что хочет быть с тобой».

По западным меркам актриса рано стала мамой. Сейчас ее дочери Аве уже пятнадцать, а сыну Дикону одиннадцать лет. Фото: AP Images.
По западным меркам актриса рано стала мамой. Сейчас ее дочери Аве уже пятнадцать, а сыну Дикону одиннадцать лет. Фото: AP Images.

У вас не было опасения, что Джим не примет ваших детей?
Риз:
«После того как я и Филлипп развелись, один наш приятель сказал мне просто ужасающую фразу. Он произнес: ни один мужчина никогда не примет чужих детей. Я думаю, это самое страшное, что я когда-либо слышала в своей жизни. Но я была полна решимости найти человека, который бы доказал мне, что это не так! Когда я встретила Джима, то сказала себе: мне повезло — это он! Джим на самом деле замечательный! Он любит моих детей. А сейчас у нас появился Теннесси. Он белокурая версия моего мужа. Такой хорошенький, просто чудо!».

Как вы с Джимом познакомились?
Риз:
«Он свалился как снег на голову. (Смеется.) Я встретила его на вечеринке у общих друзей. Там был один парень, изрядно подвыпивший, который положил на меня глаз. Он кричал, что-то требовал и казался мне полным идиотом. Джим подошел и сказал: прошу, прости моего друга, он недавно расстался с очень близким человеком, и ему плохо. Поскольку наше знакомство никак не вписывалось в разряд романтичных, Джим добавил: «Я покажу тебе, что значит быть хорошим спутником жизни. Я буду заботиться о тебе. И буду так стараться, что ты привыкнешь к моим заботам». Мне так никто никогда не говорил…

Могу сказать, нам с Джимом не всегда легко вместе. Мы оба очень упрямые люди. И порой не так просто найти точки соприкосновения, суметь понять, выбрать правильное для нас решение. Но думаю, что нет на свете пары, у которой бы хоть раз не возникало чувства недопонимания, не ощущалось дискомфорта. Или не было желания просто отдохнуть друг от друга, побыть в одиночестве. Успокоиться. Поразмыслить обо всем…"

Да, конечно… Ваша глубокая связь чувствуется и в дружеских отношениях между Джимом и вашим первым мужем.
Риз:
«Да, и я этому бесконечно рада! Наверное, немногим парам удается установить такие отношения между семьями. Я считаю, что в жизни мне повезло! Когда я разговариваю с женщинами, попавшими в тяжелую жизненную ситуацию, например переживающими развод, то говорю им: „Все плохое обязательно закончится. Я понимаю, звучит слишком просто, но это действительно так. И вы станете другим человеком, лучше, чем вы есть сейчас“. А ведь когда-то мне внушали то же самое, и я не верила. Вы должны посмотреть на себя со стороны, на свое поведение, на всю жизнь. Разберитесь в себе, поймите, каким человеком вы хотели бы быть, кого вы видите рядом. Сядьте и запишите все по пунктам. И это сбудется!»


Жанна Вострикова