Интервью

Брэд Питт: «Энджи для меня — все»

После десяти лет совместной жизни актеры все-таки поженились. Эта новость долго не сходила с первых полос газет, но сами молодожены, оказывается, ни одной не читали.

После десяти лет совместной жизни Брэд и Анджелина все-таки поженились. Эта новость долго не сходила с первых полос газет, но сами молодожены, оказывается, ни одной не читали.

8 октября 2014 17:46
15361
0
Анджелина Джоли и Брэд Питт. Фото: All Over Press.

Cначала им пришлось сыграть супругов в кино. Брэд и Энджи встретились на съемочной площадке фильма «Мистер и миссис Смит» в 2004 году и настолько органично смотрелись вместе, что сомнений не возникало: это не просто игра. Страсти, кипевшие на экране, были лишь отражением того, что творилось в душе. Стремительно оформивший развод с Дженнифер Энистон Брэд Питт начал строить новые отношения с Анджелиной Джоли. Позже актер не раз признавался в интервью, что встреча с этой женщиной полностью перевернула его жизнь, придала ей новое направление и смысл.

Впервые актеры объявили о помолвке в апреле 2012 года. К тому моменту у пары было уже шестеро детей, трое из них — усыновленные. С тех пор в СМИ стала регулярно появляться информация о тайных свадебных церемониях, однако до сих пор она не подтверждалась. «Этот брак очень важен для наших детей. Они ждут не дождутся, когда мы поженимся», — говорил Питт журналистам, но свадьбы все не было и не было. Отговорки придумывались разные: подождем, пока в Соединенных Штатах разрешат однополые браки, или пусть немного подрастут дети. Чаще всего Брэд и Анджелина просто отшучивались. Погодите, мол, нам сейчас не до этого.

Но все-таки событие, которого так долго ждали и близкие, и друзья, и поклонники знаменитой пары, свершилось. По сообщениям СМИ, свадьба состоялась 23 августа во Франции, в замке актеров Шато Мираваль. На торжественной церемонии присутствовало около двадцати человек — родные и самые близкие друзья. Ну и конечно, шестеро детей Анджелины и Питта принимали самое непосредственное участие в торжестве. Их рисунки украсили фату и подвенечное платье невесты, созданное дизайнером модного дома Atelier Versace Луиджи Масси. Старшие сыновья вели Джоли к алтарю, остальные усыпали ее путь лепестками роз и держали кольца. Кроме того, дети помогали родителям в написании свадебных клятв. «Это был особенный день для наших детей и счастливое время для нашей семьи», — заявили молодожены.

Брэд Питт: «Энджи для меня — все. Она вся моя жизнь, моя любовь, мать моих детей. Все, что происходит с нами, для меня очень важно, поэтому я стараюсь сохранить это любой ценой. Лучшее, что я мог сделать для своих детей, — это найти им такую маму, как она. А для себя — такого прекрасного друга. Энджи ведь „страшная сила“, при этом она очень хрупкая и ранимая. Все, чего я хочу, — чтобы у нее была долгая и здоровая жизнь со мной и нашими детьми».

Все так долго ждали вашей свадьбы! Интересно, вы читаете, что пишут о вас в Интернете?
Брэд:
«Боже сохрани, никогда! Мы с Энджи туда даже не заглядываем. Я, кстати, и пользоваться компьютером не умею. Люди лезут в твою жизнь, взламывают пароли… Меня это не удивляет. Но и думать об этом все время я тоже не могу. Хотя я тот еще параноик». (Смеется.)

Свадьбу Анджелина Джоли и Брэд Питт сыграли в своем замке Шато Мираваль во Франции. Фото: Instagram.com/alenavodonaeva.
Свадьбу Анджелина Джоли и Брэд Питт сыграли в своем замке Шато Мираваль во Франции. Фото: Instagram.com/alenavodonaeva.

А вдруг вы пропускаете что-то по-настоящему полезное?
Брэд:
«Не думаю. Я никому не должен и не хочу больше ничего доказывать. Главное для меня — самому испытать удовлетворение. От жизни, отношений, работы. Мне не нужны ничьи советы. Я из тех людей, которые не могут не двигаться вперед. Это, знаете, как акулы. Они постоянно в движении и просто не умеют останавливаться. Я, знаете ли, всегда был эдаким упрямым мерзавцем и добивался того, чего хочу. К счастью, мой отец не был деспотом и предоставил мне отличные возможности в жизни, благодаря которым я сижу тут перед вами».

Например?
Брэд:
«Я воспитывался в христианской семье. Помню, что я постоянно задавал какие-то вопросы, но ответы меня никогда не устраивали. А потом однажды ты дорастаешь до сознательного возраста и понимаешь всю скоротечность жизни. Понимаешь, что умрешь, умрут твои любимые, родные… Кто-то уйдет раньше, кто-то позже. И это все и пытался вбить в мою голову отец».

А вы игнорировали?
Брэд:
«Поначалу да. Пока не повзрослел. Я был чем-то вроде бродяги. Парнем, который чувствовал, что живет в некоем вакууме и постоянно ищет вдохновения. Я потратил на это чертову уйму времени. При этом я чувствовал, что впустую растрачиваю время. Я причинял себе вред — это были наркотики… Но в какой-то момент я сознательно пошел на изменения. Лет десять назад. Это было как прозрение — я вдруг решил больше не проматывать свои возможности, я проснулся».

Что же вас к этому подтолкнуло?
Брэд:
«На самом деле меня уже тошнило от себя самого, сидящего на диване с косяком, прячущегося от всего. Это было печальное зрелище. И я начал понимать, что отчаянно пытаюсь сняться в кино, в котором показана интересная жизнь, но моя собственная вовсе такой не является. Думаю, это было как-то связано с моим браком с Дженнифер. Он на самом деле не был таким, каким мы пытались его выставить».

Ого! А теперь?
Брэд:
«А теперь у меня есть несколько близких друзей, моя семья, и я не знаю более счастливой жизни, чем такая. Правда, считаю, что я удачливее других. Чем больше я путешествую по миру, тем больше понимаю свои возможности. У многих людей их просто нет. То, где ты родился, во многом определяет твою дальнейшую жизнь».

Брэд и Энджи встретились на съемочной площадке в 2004 году и настолько органично смотрелись вместе, что сомнений не возникало: это не просто игра. Кадр из фильма «Мистер и миссис Смит».
Брэд и Энджи встретились на съемочной площадке в 2004 году и настолько органично смотрелись вместе, что сомнений не возникало: это не просто игра. Кадр из фильма «Мистер и миссис Смит».

Семья для вас — источник вдохновения?
Брэд: «
Я всегда размышлял так: если у меня когда-нибудь появится семья, то пусть она будет большой. Я хотел, чтобы дома царил хаос, чтобы он был наполнен звуками. Я люблю это. Да, иногда я мечтаю бросить все и провести день в отеле. И иногда я даже делаю это. Смотрю телевизор, читаю газету. Такой кайф! Но уже на следующий день я начинаю скучать по моей шумной жизни, в которой так много радости и счастья. Не сочтите меня эгоистом, но награда за это — бесценна».

Уверена, дети вас просто обожают. Вы — прекрасный отец!
Брэд:
«Я очень часто думаю об этом. О том, что я должен дать им, какие возможности перед ними открыть. По-моему, самое лучшее — это возможность увидеть мир. Я вырос в глубоко верующей семье, где единственной книгой была Библия. А потом вдруг начал слушать песни и смотреть фильмы, и это совершенно не совпало с тем, что я видел и читал раньше. Мне стало любопытно, и с тех пор у меня всегда были вопросы. Любовь к историям я стараюсь передать и своим детям. Это, знаете, что-то вроде сказок на ночь. Когда мы лежали и смотрели Олимпийские игры, были рассказы про спортсменов. Или истории из фильмов. Вот о таком мы и стараемся говорить. Удивительно, но эти беседы могут оказаться совсем недетскими».

Признайтесь, все эти постоянные передвижения по миру, перелеты и переезды утомляют?
Брэд:
«Нет, потому что мы к ним привыкли. В этом наша жизнь. У нас с собой всегда сумки, и мы можем остановиться где угодно, будь то даже зеленая лужайка. Я, конечно, могу жить и на одном месте, но иметь возможность путешествовать и возить с собой только самое необходимое мне нравится больше. Это правда, порой мы бываем далеко не в самых райских местах. Но я считаю, дети должны видеть проблемы других людей, живущих в этом мире, чтобы быть его гражданами, готовыми помочь страждущим. Возможно, они еще не все понимают, не все осознают. Но что-то обязательно откладывается в их сознании».

Ваши бесконечные путешествия не мешают детям учиться?
Брэд:
«Нет, потому что они занимаются и ходят в школы в тех странах, где мы в данный момент находимся. Мы записали их в специальную международную образовательную программу, и теперь дети повсюду получают свою порцию знаний согласно расписанию. Конечно, мы немного сумасшедшая в этом плане семейка, но что поделаешь. И даже если малыши не понимают толком, где они находятся, они точно знают, что они всегда в своей семье. Мы всегда вместе. И тем ценнее становятся для них и для нас именно семейные ценности».

«Меня уже тошнило от себя самого, сидящего на диване с косяком. думаю, это было как-то связано с моим браком с Дженнифер Энистон». Фото: All Over Press.
«Меня уже тошнило от себя самого, сидящего на диване с косяком. думаю, это было как-то связано с моим браком с Дженнифер Энистон». Фото: All Over Press.

Вам никогда не хотелось бросить ту жизнь, которой вы живете, и пожить нормально?
Брэд:
«Я давно на это забил (Смеется.) Понимаете, для нас это и есть нормальная жизнь, какой бы ненормальной она ни казалась со стороны. Я прежде всего отец, и у меня те же заботы, что и у других отцов. Надо зарабатывать на проживание, обеспечивать жену и детей, проводить с ними время. Да, мы публичные люди, и в некоторых местах конфиденциальности добиться сложно. Я стараюсь защитить детей, оградить их от камер, которые суют им прямо в лицо. Но это плата за то, что мы делаем, и я прекрасно это осознаю».

Как считаете, вы хороший актер?
Брэд:
«Я бы сказал, что я чертовски солидный профессиональный актер».

Скоро на экраны выйдет военный фильм «Ярость». Наверняка у вас сотни и сотни разных предложений, почему вы решились на эту роль?
Брэд:
«Мне впервые в жизни предоставили возможность покомандовать танком и экипажем из пяти человек. И я подумал: „Почему бы и нет?“ (Смеется.) А если серьезно, то я прочитал сценарий и мне понравился мой сержант по прозвищу Вояка».

Ну и, наверное, как и всем мужчинам, вам интересны все эти танки, оружие?
Брэд:
«О да! Кстати, в нашем фильме принял участие настоящий танк Tiger 131. Это музейный экспонат. Дэвид (режиссер фильма „Ярость“ Дэвид Эйер. — Прим. авт.) арендовал его у „Танкового музея“ на базе Бовингтон-Кэмп».

По какому принципу вы выбираете, с какими режиссерами работать?
Брэд:
«С тех пор как я основал продюсерскую компанию Plan B, я стараюсь работать только с теми, с кем мне приятно. Мое главное правило: чтобы все в команде поддерживали друг друга. И неважно, совпадают ли наши мнения по тому или иному вопросу. Если я собираюсь отдавать по четырнадцать часов своей жизни в день на протяжении многих месяцев, мне надо знать, что я буду находиться с людьми, которых люблю и уважаю».

И все же ваш любимый режиссер кто?
Брэд:
«У меня их несколько. И все они по своей природе любопытны и любознательны. Не боятся задавать вопросы. Но особенно я люблю Квентина Тарантино еще со времен «Настоящей любви». Наши пути по-настоящему пересеклись только на «Бесславных ублюдках». Но я всегда знал, что однажды мы будем работать вместе: он просто позвонит с одним вопросом, а я отвечу «да».

Так и случилось?
Брэд:
«Именно. Если я надолго бросаю семью, фильм должен того стоить. Семья для меня — все. Они всегда на первом месте. И я не допущу, чтобы им пришлось за меня краснеть».

Что для вас значит быть отцом?
Брэд:
«В первую очередь быть примером для своих детей. Помнить о том, что они копируют и хорошее, и плохое. Отцовству невозможно научиться, про это не написано в книжках. Многое приходится делать интуитивно, поэтому это непрекращающийся процесс взаимного обучения».

Чему же вас научила семья?
Брэд:
«Правильному отношению к жизни. В юности сложно понять, что важно, а что второстепенно. А когда ты видишь первый шаг своего ребенка, слышишь его первое слово, то понимаешь: это то, без чего нельзя прожить. Ты учишься радоваться маленьким победам и гордиться ими. Именно эти моменты помогают идти по жизни и побуждают к свершениям».

А чему бы вы хотели научить детей?
Брэд:
«Здравому смыслу. Пониманию того, что не нужно слепо следовать идее, какой бы хорошей она ни казалась. Я рос в религиозной среде и только на определенном этапе жизни стал подвергать сомнению то, во что верил достаточно долго. Мне было примерно двадцать лет тогда. Это было страшное время — мне пришлось отделить себя от системы взглядов, которым я следовал всю жизнь. Как это так — нет жизни после смерти? Конец — и все?! Религия — великий утешитель, но я больше не мог ничем утешиться, мне пришлось самому разбираться со своими страхами. Поэтому на ваш вопрос я отвечу так: мы ничего не будем навязывать нашим детям».

Ваши дети представляют разные континенты, разные культуры и традиции. Это как-то влияет на ваше видение мира?
Брэд:
«Лично я выступаю за всеобщее расовое смешение людей! Но это не значит, что наши дети растут, не зная своих корней. Они прекрасно понимают, откуда они родом. А я только выигрываю от этого — мое понимание окружающего мира значительно расширилось. Смотрю на сына родом из Вьетнама, и на дочурку, которая родилась в Эфиопии, и на нашу девчушку, появившуюся на свет в Намибии, и на сына из Камбоджи и знаю, что они все стали братьями и сестрами под крышей нашего дома. И вы даже не представляете, какое счастье осознавать это».

А какими языками кроме английского вы владеете?
Брэд:
«С языками у меня плохо. В американской школе не уделяют должного внимания иностранным языкам. Наш старший сын учится в дву-язычной школе. Энджи и я начали заниматься французским. Я очень хочу выучить еще один язык, чтобы, путешествуя по миру, не быть «немым».

«Иногда я провожу день в отеле. Смотрю телевизор, читаю газету. Кайф! Но уже на следующий день начинаю скучать по семье». Фото: All Over Press.
«Иногда я провожу день в отеле. Смотрю телевизор, читаю газету. Кайф! Но уже на следующий день начинаю скучать по семье». Фото: All Over Press.

Вам уже пятьдесят. Как воспринимаете свой возраст?
Брэд:
«Слушайте, мне нравится стареть. С каждым днем я теряю молодость, но приобретаю мудрость. Мне нравится смотреть на молодое поколение. Даже на то, как молодежь совершает ошибки и ничему не учится. Когда-то во время съемок „Бенджамина Баттона“ я осознал недолговечность жизни. И это было очень мрачное ощущение, вдруг понять, что никто не вечен. Может, мне осталось десять дней прожить, или всего один день, или десять лет, или сорок. В середине ли я своего пути или уже ближе к его окончанию? В любом случае ясно одно — я не хочу упустить ни одного мгновения, поддавшись лени, сожалениям или тем более вредному самолюбованию. И хочу, да что там, просто должен быть уверен, что меня окружают исключительно те люди, которые мне нужны. Моя Энджи и наши дети — самая лучшая для меня компания, и я не хочу терять ни минуты, общаясь с этими самыми важными для меня ребятами. Я их люблю, очень люблю. Мы вместе, потому что дополняем и вдохновляем друг друга. Семья для меня — это все. Я даже курить бросил после двадцати лет! (Смеется). Мне вдруг стало важно жить в соответствии с моими убеждениями, следовать тому, что действительно для меня важно. У меня есть друг, который работает в хосписе, он рассказывал мне, о чем думают и говорят люди перед смертью. Не о своих успехах, наградах, книгах, которые написали, или фильмах, которые сняли. Нет, вовсе нет. Они вспоминают только лишь о любви и сожалеют о том, что недолюбили, совершили ошибки, помешавшие им любить».

Вот удивительно, но внешне вы совсем не меняетесь.
Брэд:
«Спасибо за комплимент, хоть это и не так. Внутренне я сильно изменился. С возрастом я чувствую себя человеком, умудренным опытом, и мне это нравится. Мой опыт дает мне возможность быть хорошим отцом, которого дети уважают и слушают, надежным партнером для любимой женщины.


Если вы подходите к среднему возрасту в окружении семьи и с любимой работой, появляется чувство, что вы в том месте в то время. Именно это со мной и происходит".