Павел Делонг: «Любовь для меня — это такая сволочь!»
Александр Половцев: «После рождения детей появились бабочки в животе»
Зоряна Марченко: «Мне необходимо влюбляться»
Евгений Стеблов. Фото: «Театр Моссовета».

Евгений Стеблов: «Искусство — это сфера повышенной зависти»

Артист, которого миллионы зрителей знают со времен комедии «Я шагаю по Москве», рассказал о госпремиях, журналистах и отношении к Интернету.

Анжела Якубовская
10 июля 2014 17:57
3858
0

Замечательный артист, которого миллионы зрителей знают еще со времен лирической комедии Данелия «Я шагаю по Москве», рассказал о госпремиях, журналистах и отношении к Интернету.

— Евгений Юрьевич, какой был основной критерий отбора на эту премию? И были ли у вас у самого фавориты?
— Основной критерий соискателей — значимость вклада художественных произведений в укрепление отношений братства, дружбы и сотрудничества между Белоруссией и Россией. Мне кажется, что для соискателей само попадание в номинацию — это уже высокая оценка их творчества. Если вижу, что кандидатура нравится, все сделаю, чтобы ее «пробить», потому что доверю своему чутью. Но если понимаю, что кандидатура не приемлема, сделаю все, чтобы человека сняли. Но в целом я полагался на мнение коллег и на голосование.

— Так ли важно сегодня для творческого человека получить эту премию? Понятно, что денежное вознаграждение существенно, но что она дает помимо этого?
— Я не считаю, что государственная премия с серьезным материальным воплощением является единственной оценкой творчества человека. Прямой связи между талантом и успешностью нет, поэтому надо подходить философски. Бездарных и успешных людей достаточно, просто не хочется называть их фамилии, таких примеров полно. И есть очень талантливые люди, но в силу разных причин их знает очень узкий круг людей. А есть и талантливые, и общественно признанные, так что связь есть, но она не прямая. У меня вообще по поводу наград сформировался свой взгляд. Я человек верующий, православный, поэтому подхожу к таким мероприятиям с христианской позиции. И мне открылось, что «соревновательность» в творчестве дело хорошее, но зависть, сопровождающая этот процесс, чудовищна. А что касается искусства, то это вообще сфера повышенной зависти. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, любой человек, идущий в искусство, проходит все искушения, пока он не доходит до понимания, что любит больше процесс, а не результат. У всех это проявляется по-разному, но некоторые до этого никогда не доходят — так и живут, являясь зависимыми от комплиментов, порой не искренних. К несчастью, мы все зависимы от комплиментов, а наиболее яркий — это государственная премия. Но в нашем случае все объективно, комиссия предъявляет высочайшие требования, недостойных практически нет.

Евгений Стеблов проснулся популярным после роли в комедии Данелия «Я шагаю по Москве». Фото: «Мосфильм».
Евгений Стеблов проснулся популярным после роли в комедии Данелия «Я шагаю по Москве». Фото: «Мосфильм».

— Евгений Юрьевич, вы никогда не номинируете журналистов. Почему? Если журналисты будут выдвигаться на премию, какие предъявите к ним требования — человеческие или профессиональные?
— Журналист журналисту рознь. Сейчас все называются журналистами, как все называют себя продюсерами. Смотрю иногда с иронией на одного бывшего администратора «Москонцерта», который без конца «светится» на экране, заявляя, что он именитый продюсер. Какой он продюсер? Мог в свое время бутылку коньяка достать, вот и все его продюсерские качества. Так и среди журналистов попадаются разные личности. Большинство — «писаки», обслуживающие конъюнктурные запросы публики, а ярких, смелых журналистов мало. Сплошные амбиции и никакой ответственности. К себе нужно подходить адекватно и самокритично, и десять раз подумать, а стоит ли выдвигаться?

— Прислушиваетесь ли ко мнению в Интернете?
— Не считаю, что мнение в Интернете правильное. Я, например, в последнее время вообще в Интернет не выхожу. Сейчас модно выкладывать в Сеть все что попало, поэтому много случайных людей. В свое время, когда началась демократия, с одной стороны Интернет стал позитивным социальным явлением, но, как показала история, мнение единицы оказывалась важнее мнения масс. Я не завишу от Сети, не считаю, что это прогрессивно. Всякое понятие не надо доводить до абсурда, в конце концов, на сцену я один выхожу и за себя отвечаю один. Мне кажется, экспертное мнение сформировано из компетентных людей, и мне не стыдно за наше голосование, несмотря на то что та кандидатура, за которую я ратовал, не прошла. Но нужно отнестись к этому отстранено.

— А как вы сами оцениваете свое творчество?
— Вы знаете, когда-то для себя понял, что высшая цель художественного творчества — это такое своеобразное целительство. Если то художественное пространство, которое я создаю своими книгами, игрой на сцене или в кино, кому-то облегчило жизнь, то я тем самым исцелил душу или сделал значительный вклад в это процесс. Для меня это самая высокая оценка.

Евгений Стеблов вошел в экспертный совет по премиям Союзного государства в области литературы и искусства между Россией и Белоруссией, церемония награждения которой состоится в июле на фестивале «Славянский базар» в Витебске. Фото: Михаил Ковалев.
Евгений Стеблов вошел в экспертный совет по премиям Союзного государства в области литературы и искусства между Россией и Белоруссией, церемония награждения которой состоится в июле на фестивале «Славянский базар» в Витебске. Фото: Михаил Ковалев.

— Можно узнать о ваших книгах, о чем пишете?
— Писать я начал в девяностые годы, выпустил свою первую книгу, она называлась «Не Я», потом была книга «Против кого дружите?», пережившая четыре издания, у нее была успешная судьба. Недавно закончил повесть, посвященную моей покойной жене. Повесть опубликована в журнале «Story», и она станет первой историей в следующей книге, но пока не буду вам о ней рассказывать, потому что она еще не написана. Пишу, по возможности, урывками. С одной стороны, пишу профессионально и увлеченно, но это не предмет моего заработка, и издатель не стоит у меня над душой. Так что могу позволить себе работать над книгой долго и тщательно, все детально обдумать, самому еще раз пережить эти события. Я прожил большую жизнь, есть, что сказать своими произведениями, поэтому согласен с высказыванием Антона Павловича Чехова: «Писать надо, когда уже совсем не можешь не писать…» Так что я не тороплюсь, но мне приятно, что мои книги читают и ждут.

— А почему вы сами не хотите выдвигаться на премию, ведь, наверное, в душе есть мечты?
— Расскажу вам по этому поводу одну смешную историю. У меня есть приятель, у него от рождения есть некоторый дар ясновидения. У нас в горбаческие времена был спектакль в театре «Моссовета», который имел большой успех. За этот спектакль меня представили на государственную премию СССР. Мой приятель звонит мне по телефону, я ему говорю, что представили к премии и даже опубликовали в прессе. Кто знает, о чем я говорю, публикация в прессе — это половина дела уже сделана. Но он сказал, что не видит награждения. Я был настолько уверен, что даже возмутился. И вот так случилось в силу субъективных обстоятельств, что один из участников спектакля на гастролях нагрубил одной даме. Дама оказалась влиятельная, и спектакль сняли. Дело обошлось, но мой коллега не выходил на сцену, а я «пролетел» мимо премии. Это я к тому, что сильное желание и мечты — это как девушка, которая очень хочет выйти замуж. Она, скорее всего не выйдет, потому что слишком сильно об этом мечтает. А та, которая хочет, но хочет как-то спокойно и расслабленно, скорее всего, выйдет замуж, потому что в ней больше свободы и красоты. Оголтелость ни в каком деле не нужна. Все придет, если на то будет воля Божья. Просто всегда надо чувствовать, что от тебя ожидают, и этому соответствовать. Вот мне дан случай, дана возможность, и я должен все сделать по-максимуму. А остальное — слава, успех — это от меня не зависит.