Интервью

Оксана Робски: «Новое — это синоним слова 'счастье»

Она исчезла буквально в один день. Даже бывшие подруги, те самые рублевские жены, не представляли, куда подевалась писательница. WomanHit нашел Оксану в неожиданном месте.

Она исчезла буквально в один день. Даже бывшие подруги, те самые рублевские жены, не представляли, куда подевалась писательница. WomanHit нашел Оксану в неожиданном месте.

15 апреля 2014 19:52
14087
0
Оксана Робски.
Геннадий Авраменко

Какая ирония судьбы: жить на Рублевке, где на завтрак подают черную икру, обедают лангустинами, а ужинают свежими устрицами, и не иметь возможности насладиться всеми этими гастрономическими прелестями! Однако именно так произошло с сыном Оксаны Робски. Столичная экология, ставшая причиной аллергии у многих детей, сразила и его. Маленький Иосиф не мог есть практически ничего из того, чем обычно питается ребенок его возраста. «Выход только один — надо менять климат», — пожимали плечами врачи, узнавая, что никакие лекарства не помогают. И тогда Оксана совершила поступок, которого от нее уж точно никто не ожидал: собрала вещи и смело отправилась на другую часть планеты.


Оксана Робски: «Изначально мы уезжали не от чего-то, мы уезжали куда-то. Мне кажется, что это важная формулировка. Мы просто поехали жить на море. На остров Сен-Барт. У моего сына обнаружилась аллергия, и врачи посоветовали ему сменить климат. Представляете, действительно, дерматит, с которым он родился, прошел у него на острове через две с половиной недели! А потом нам так понравилось жить на море, что идеи вернуться обратно в Москву уже не было. Мы стали рассматривать, покручивая глобус, возможные варианты нашего будущего места жительства. И остановились на Лос-Анджелесе. Не жалеем до сих пор. Говорят, лишь облака и поэты не признают рубежей. Я пока еще не поняла, к кому себя относить». (Cмеется.)
Сколько времени вы провели на острове?
Оксана:
«Год. Учебный год. На летние каникулы мы вернулись домой. С тех пор я считаю, что каждый человек должен какое-то время в своей жизни провести на острове. Желательно необитаемом. На нашем острове было всего двое русских, поэтому для меня он был именно таким».
Чем вы занимались на острове?
Оксана:
«Освоила серфинг, виндсерфинг, выучила по-французски „Avec plaisir“ — очень вежливая фраза. Мне этого, в принципе, хватало. И главное — наладила очень близкие отношения с сыном».
Это важно!
Оксана:
«Очень важно! Ведь в Москве это сделать было практически невозможно. Потому что очень много дел, быта, работы, обязательств. А на острове я все время находилась с ним — водила его в школу, учила виндсерфингу, серфингу. А он меня учил французскому языку! (Смеется.)
Он пошел в школу, не зная ни одного слова. Страшно волновался. А когда в первый день вернулся домой, с блестящими глазами и восторженным лицом, сказал: „Ты представляешь себе? Они такие добрые, французы!“ И где-то месяцев через шесть-семь он уже говорил свободно по-французски, практически без акцента. Французы даже не думают, что этот язык не его родной. Детям легко все дается. Правда, с английским было чуть тяжелее: он, к сожалению, учил его в Москве. И над акцентом пришлось работать. Но сейчас мы уже все выправили. Я считаю, что это здорово, если есть возможность, дать шанс ребенку выучить несколько языков. Сын каждый день читает книги на английском, французском. Ну и на русском — чтобы не забывать. Поэтому мы раз в неделю учим стихи на русском. Читаем книги. Я запрещаю ему разговаривать на английском с друзьями при мне».

Любимый мужчина Оксаны Олег теперь ведет «кочевой» образ жизни: месяц он живет в Лос-Анджелесе, месяц – в Москве. Фото: личный архив Оксаны Робски.
Любимый мужчина Оксаны Олег теперь ведет «кочевой» образ жизни: месяц он живет в Лос-Анджелесе, месяц – в Москве. Фото: личный архив Оксаны Робски.

Даже так?
Оксана:
«Да. Дети почему-то очень быстро становятся иностранцами. Особенно в Америке. Она в этом смысле страна, которая очень озадачена тем, чтобы воспитывать ура-американский патриотизм в детях. Прививает и навязывает свою культуру».
Может быть, это правильно?
Оксана:
«Конечно, это правильно, если ты американец. Но мы-то русские!»
А вы уже замечаете эти изменения в сыне?
Оксана:
«В Йосе — нет, потому что мы культивируем дома, что мы русские люди, что я москвичка и что он москвич. Мы не считаем, что уехали жить в Америку. Кто-то из русских писателей сказал, что есть дача в двадцати километрах от Москвы, есть в ста, а есть в девяти тысячах. Я к этому отношусь так же: у меня есть такая абсолютная дача. И я московский русский человек, который отдыхает на даче летом. Но лето здесь такое длинное (смеется), все не кончается и не кончается! Как закончится, вернемся к своей нормальной жизни. (Смеется.) Так мы для себя решили».

Французская история


Интересно, а книга об острове написана?
Оксана:
«Да, и к лету появится в продаже. Я немного волнуюсь — давно не издавались мои книги, отвыкла и от критики, и от похвал».
Слышал, что собираетесь выпускать ее под девичьей фамилией.
Оксана:
«Правда. Под Полянской. Я фамилии довольно часто меняю. Как прически, знакомых, окружение, страны. (Смеется.) Идеально было бы менять язык, но… Думаю, у меня еще есть время. Говорят, что если ты говоришь на трех языках, то к старости у тебя не будет болезни Альцгеймера».
А почему после жизни на острове вы выбрали Америку? Именно Лос-Анджелес, а не другие крупные города?
Оксана:
«В Нью-Йорке очень холодно, нет смысла уезжать из Москвы. Я климатический эмигрант. Я считаю, что в России сейчас образовалась целая прослойка людей, которых можно так назвать. Я знаю массу людей, которые по этому критерию присматривают страну для места жительства».
В Лос-Анджелесе вы живете в Беверли-Хиллз. Поселились там, потому что это модно? Или что-то другое зацепило в этом местечке?
Оксана:
«Я приехала в Америку одна с Йосей — ни мой муж, ни моя дочь не смогли нас сопровождать. Они появились только через неделю. А до этого мы жили по три дня в каждом районе Лос-Анджелеса. В итоге решили, что Беверли-Хиллз больше всего нам подходит. Он просто не совсем американский. Островок Европы. Мы везде ходим пешком. Даже Йося сам ходит в школу. Она за углом. Немаловажный момент выбора места проживания — хорошая школа для сына. Однако в следующем году мы переедем в Малибу — хочется все-таки жить на океане. Здесь он абсолютно дикий, с дельфинами, которые прыгают у тебя под окном. Да и акулы шныряют. Все аутентично. Натурально и по-настоящему. В общем, потрясающе!»

«Мне казалось, что люди, которые уехали жить за границу, должны испытывать ужасную тоску по родине. Оказалось, это не так». Фото: Геннадий Авраменко.
«Мне казалось, что люди, которые уехали жить за границу, должны испытывать ужасную тоску по родине. Оказалось, это не так». Фото: Геннадий Авраменко.

Природа — это красиво, но вы сами быстро адаптировались в чужой для вас среде?
Оксана:
«А мне кажется, что мы не адаптировались. Вообще! (Смеется.) Да мы и не старались. Мы живем, как жили и до этого. У нас нет цели становиться американцами, мы не пытались вписаться в их образ жизни, в их действительность. А вот окружающие ко мне достаточно быстро адаптировались!» (Смеется.)
И как вы это поняли?
Оксана:
«Абсолютно просто — с нами все общаются! И общаются с удовольствием. Единственная проблема — язык. Я его, конечно, учу, но не очень активно. Поскольку являюсь перфекционистом, хочу отлично говорить на иностранном языке. А вдруг мы уедем скоро из Америки? Тогда получится, что я напрасно потрачу время, зря выучила. Мы же уехали из Франции, а так бы я учила французский. В общем, я очень ленива!»
А какой у вас круг общения?
Оксана:
«В связи с тем, что Лос-Анджелес — это в первую очередь Голливуд, то круг общения — киношники. Еще среди русских очень много докторов. Вот и получается, что мое общение — это люди из киноиндустрии или медицины. В основном это русские, я мало общаюсь с американцами. И люди все очень достойные. Я не почувствовала разницы, переехав сюда. Качество общения осталось прежним».
Оксана, вы работаете со словом. Что-то изменилось после переезда в чужую страну?
Оксана:
«Думаю, что нет. Если бы я сильно начала учить язык, то многое изменилось бы. Я чувствую, что, пообщавшись на английском языке даже неделю, сложнее писать на русском. Перестаешь чувствовать слово. Я и сына прошу раз в неделю писать сочинение на русском языке. У него очень хорошие тексты. Я уверена, что он будет пишущим человеком, если захочет. И мне не хочется, чтобы он потерял родной и писал на иностранных языках».
Чем сейчас занимаетесь?
Оксана:
«Сейчас пытаюсь главным образом не обгореть. (Смеется.) Но недавно мне предложили очень интересный кинопроект. Так что все связано с кино, со сценариями. Мне интересно, очень. Но помимо этого много и коммерческих предложений. Вообще у меня на протяжении всей моей жизни были разные проекты. Я люблю пробовать новые и новые истории. А тем более когда ты в другой стране, с другими людьми. Тут все по-иному. Ведь в Москве ты все и всех знаешь. А даже если и нет, друзья тебе помогут, расскажут обо всех подводных камнях. А здесь все новое, и меня это сильно бодрит. А новое — это синоним слова „счастье“, так я обычно говорю!»
То есть вы нашли себя и за сотни километров от России. Это тоже талант, вот некоторые переезжают в другую страну и начинают маяться, не находя занятий по душе…
Оксана:
«Мне кажется, что все зависит от тебя самой. Как и вообще все то, что с тобой происходит. И я в это очень верю! На примере собственной жизни. И если люди говорят, что не могут найти дело или работу, видимо, им не так уж это надо. Работа — не их история. Вообще это очень философский вопрос. А жизнь за границей — очень благодатная почва для философствования. Я уверена, что жизнь дает тебе то, на что ты реально настраиваешься. Но только на то, что тебе нужно, а не на то, что ты решил заиметь, — например, купить такой же дом, как у соседа, или писать книжки, как известная писательница, только из-за того, что это привлекательно выглядит. Главное — найти с собой общий язык, понимать себя».

Когда мама Оксаны наведывается в Лос-Анджелес, то угощает дочь борщами и домашней выпечкой. Фото: личный архив Оксаны Робски.
Когда мама Оксаны наведывается в Лос-Анджелес, то угощает дочь борщами и домашней выпечкой. Фото: личный архив Оксаны Робски.

Отцы и дети


Оксана, вы упомянули мужа, который не смог приехать и выбрать жилье в Америке. Расскажите о нем — кто он, что? Он тоже бросил все свои дела в России и живет вместе с вами?
Оксана:
«Его зовут Олег. Да, он живет с нами. Но дел в Москве не бросил — кто-то должен работать в семье. (Смеется.) А кто-то — рассуждать. Поэтому он месяц в Москве, месяц здесь».
Как он ладит с вашими детьми?
Оксана:
«Трудно сказать, как ладит с детьми, потому что дочь живет в Москве, ей уже двадцать пять лет. А с Йосей хорошо ладит. Хотя они долго находили общий язык, очень долго. Олег — страшный эгоист, поэтому ему сложно установить контакт с маленькими детьми. Мне кажется, ему было сложно привыкнуть к мысли, что кроме него есть еще достойные внимания люди. А особенно — такие маленькие и незаметные на первый взгляд. Но постепенно все наладилось. Сейчас они очень дружат. Когда Олег в Москве, они дистанционно играют в компьютерные игры, это их общее увлечение».
А у вас с Олегом какие общие интересы?
Оксана:
«У нас общее отношение к жизни. А это очень важно! Есть одинаковые взгляды на какие-то вещи. Одинаково относимся к людям. Такого не было, что мне человек понравился, а Олегу — нет. Или наоборот. Еще он такой же легкий человек, как и я. Хотя многие, кто меня хорошо знает, не согласятся с этим. (Смеется.) Но нам очень комфортно друг с другом. И представляете, у нас не было момента притирания…»
…который наступает после конфетно-букетного периода?
Оксана:
«Да у нас и этого периода не случилось! Мы его пропустили и практически сразу начали встречаться очень серьезно. И, как мне кажется, пока никто из нас не пожалел о содеянном. Хотя мы очень разные. Я не люблю компьютерные игры, не читаю приключенческую фантастику, которую он любит. Мне не снятся сны о спасении мира каждую ночь, как ему. Представляете, он каждую ночь спасает мир! Мне вспоминается, что это было первое, что подкупило в нем. Если человек каждую ночь спасает мир, то меня и мою семью тоже спасет, так что мы в надежных руках. Потом, он рисует, а я нет. Он носится на мотоцикле, а я боюсь. В общем, у нас нет ничего общего, но мы отлично ладим. (Смеется.) Еще он хорошо поет в караоке. А я плохо, но тоже в караоке, вот что у нас общего».
Часто бываете в Москве?
Оксана: «Года полтора не была. Недавно случилась премьера фильма по моему сценарию — „Нереальная любовь“. Меня официально приглашали, даже предлагали все оплатить, но я не поехала. Как-то не хочется пока в Москву. Невозможно все так бросить и поехать в Россию, когда там минус двадцать».

Поначалу Олегу было сложно установить контакт с детьми Оксаны, но постепенно все наладилось. Фото: личный архив Оксаны Робски.
Поначалу Олегу было сложно установить контакт с детьми Оксаны, но постепенно все наладилось. Фото: личный архив Оксаны Робски.

А сам фильм понравился?
Оксана:
«Я не видела, но очень хочу посмотреть».
Ну, а друзья, которые посмотрели картину, что говорили?
Оксана:
«А что они могут говорить? „Отлично!“ Кто же позвонит и скажет иное, типа: „Оксан, не очень получилось!“ (Смеется.) Но трейлер мне понравился. Жалко, что многие вещи, которые были в сценарии, не вошли в картину из-за чисто технических проблем. Мне очень интересно смотреть, как моя история реализуется на экране. Первый раз это было с фильмом „Про любоff“. Помню, первые две минуты мне было безумно неудобно, некомфортно — как будто кто-то залез тебе в голову. Потом стало стыдно, потому что показалось, что ужасно говорят герои. А потом, как-то вдруг, я получила невероятнейшее удовольствие от происходящего. Главное, мне повезло с кастингом актеров в тот фильм: Федор Бондарчук, Оксана Фандера гениальные! И уже после просмотра я сидела и думала: какая я молодец, как я все это придумала! Ради этого стоит и дальше продолжать роман с кино. И я уверена, что он обязательно продолжится!»
Неужели не скучаете по Москве?
Оксана:
«Нет, абсолютно. Когда жила в Москве, мне казалось, что люди, которые уехали жить за границу, испытывают ужасную ностальгию. Поэтому они должны грустить. Видимо, начиталась эмигрантской литературы. У меня вся жизнь прошла под влиянием Иосифа Бродского. Я этого поэта лет в пятнадцать открыла для себя. И эта тема у Бродского очень сильно развита. Там тоска по Питеру такая, что сам начинаешь ощущать ее буквально физически. А потом я поняла, что те люди уезжали навсегда и от чего-то. А это важно! Ведь когда ты просто переехал на дачу и в любой момент можешь вернуться… Два раза в день есть рейсы на родину. И можно не беспокоиться. Хотя волноваться есть о чем. Несколько дней назад я пыталась отправить посылки в Москву, а мне сказали, что вышел закон, в котором говорится: посылки в Россию больше не принимаются. И тогда мне пришла мысль, что кто-то позвонит мне утром и скажет: «Знаешь, а самолеты больше из Америки в Россию не летают!»

Старшая дочь Даша (на фото – справа) осталась жить в Москве, но часто навещает маму и брата. Фото: личный архив Оксаны Робски.
Старшая дочь Даша (на фото – справа) осталась жить в Москве, но часто навещает маму и брата. Фото: личный архив Оксаны Робски.

Ну, пока авиасообщение Москва — Лос-Анджелес стабильное. Друзья-то навещают?
Оксана:
«Хороший вопрос. Наверное, я должна ответить, что, конечно, навещают. Но знаю еще, как я не должна ответить: все мои друзья теперь здесь! Так как мне не хочется отвечать так, как я не должна, то скажу: мои московские друзья сюда редко прилетают. Но меня это не беспокоит. (Смеется.) Я с ними на связи постоянно благодаря Марку Цукербергу и его „Фейсбуку“. При встрече передавайте личный привет от меня».
Но вы ближе…
Оксана:
«Хотя да, сама передам при случае. (Смеется.) Хотите, от вас передам?»
Договорились.
Оксана:
«Обязательно».
А мама вас навещает?
Оксана:
«Мама бывает здесь очень часто. Вчера готовила пироги, блинчики. Прямо Москва! Это вам не суши какие-нибудь! А еще раз в неделю мы играем у меня дома в покер. Приходят друзья, и отлично под игру идет мамина квашеная капуста. Еще и с собой всем даем, с рассольчиком».
Маме нравится в Америке?
Оксана:
«Очень! У нее здесь даже нормализируется давление. Вообще проходят все московские болячки. Она с удовольствием ходит пешком до океана, даже зимой купается! А еще обожает наведываться за покупками в местные супермаркеты и приобретать экологически чистое роскошество. Для нее Лос-Анджелес — это настоящая поездка на курорт. Как, собственно, и для всех нас».