Интервью

Альбина Джанабаева: «Центром моей жизни является сын»

Сейчас интересы артистки заметно расширились. Она работает на телевидении и в театре, получает второе высшее образование. Но и про семью не забывает.

После того как она ушла из группы «ВИА Гра», интересы артистки заметно расширились. Альбина пробует свои силы на телевидении и в театре, получает второе высшее образование. Но и про семью не забывает.

27 августа 2013 17:50
13677
2
Альбина Джанабаева.
материалы пресс-служб.

— Альбина, лето подошло к концу. Как оно для вас прошло?
— Лето само по себе прекрасное время года! Когда светит солнышко, жизнь и настроение сразу налаживаются, а вот с наступлением осени для меня начинается более тяжелый период. Этим летом я прекрасно провела время и вдоволь отдохнула у моря, поэтому батарейки заряжены, и их хватит надолго. (Улыбается.)
— Вы с Константином Меладзе готовите группу, Дмитрий Костюк тоже собирает девушек. На ваш взгляд, не много ли сейчас «ВИА Гры» — после ее распада?
— Я абсолютно уверена, что «ВИА Гра» — это в первую очередь музыка и идеи Константина Меладзе, поэтому два коллектива не смогут существовать по определению. Конечно же, я в курсе ситуации, которая сложилась на сегодняшний день. Но если не здравый рассудок, то только время все расставит по своим местам.
— Благодаря телешоу вы увиделись со всеми солистками коллектива. Это были приятные встречи?
— Конечно! С этими людьми мы работали, мечтали и осуществляли свои планы, делились переживаниями. Так почему же встречи на проекте могут быть неприятными?
— А вспоминаете себя, когда видите, что переживают молоденькие девочки, чтобы попасть в «ВИА Гру»?
— Конечно, вспоминаю! Но сразу скажу, что мне было проще: не было эфира, такого психологического давления, что рядом сотни таких же желающих. Вообще конкурсы и тому подобное, на мой взгляд, может пройти человек только с железными нервами!

Театральный проект «Вредные привычки» сейчас занимает у Альбины все свободное от музыки и семьи время. Фото: материалы пресс-служб.
Театральный проект «Вредные привычки» сейчас занимает у Альбины все свободное от музыки и семьи время. Фото: материалы пресс-служб.

— Вы активно снимаетесь в шоу, стали телеведущей музыкального канала. Сейчас телевидение — ваш главный интерес?
— Я бы так не сказала. Я рада, что телевидение появилось в моей жизни, но главным все-таки остается музыка. Я продолжаю заниматься сольным проектом. И как-то незаметно, но все-таки ярко в мою судьбу вошел театральный проект «Вредные привычки» — это то, что сейчас действительно занимает большую часть моего времени и внимания.
— А как вы успеваете еще учиться на психолога?
— Трудно сказать… Конечно, прикладываю усилия и пока как-то успеваю. (Улыбается.) Осталось совсем немного — один семестр. И я надеюсь, что времени и сил завершить начатое хватит!
— Свои знания уже на практике применяете?
— Нет, только чисто теоретически. (Смеется.) Вообще я затеяла это исключительно для своего развития. В какой-то момент меня захватила идея продолжить учиться! Я человек порывистый и психологию выбрала, чтобы немного разобраться в себе, в своих чувствах и мыслях… А может быть, это она меня выбрала?
— Наверное, практику где-то проходили?
— Да, в одной из московских школ. Проводила определенные методики с малышами и тестировала старшеклассников! Это был серьезный шаг, скажу откровенно. Ребята узнавали меня и удивлялись: неужели я буду у них теперь работать между гастролями? (Смеется.) И спасибо за поддержку педагогическому коллективу этой прекрасной школы!
— На ваш взгляд, что сложнее: копаться в душах или развлекать их?
— Мне кажется, и то и другое ответственно и важно, так как существует момент откровения и раскрытия. Самое главное, идти на это с чистыми помыслами. И в одном, и в другом случае происходит воздействие. Пожалуй, для меня воздействие со сцены более привычное.

"Сын знает и чувствует, что самым главным центром моей жизни является именно он". Фото: Лилия Шарловская.
"Сын знает и чувствует, что самым главным центром моей жизни является именно он". Фото: Лилия Шарловская.

— Альбина, у вас расписана каждая минутка. С сыном, наверное, практически не видитесь?
— Это заблуждение! Он знает и чувствует, что самым главным центром моей жизни является именно он.
— Многие занятые родители компенсируют чувство вины перед детьми подарками. А вы как с этим справляетесь?
— Во-первых, чувство вины — это не то чувство, с которым следует жить и воспитывать детей. И никакие подарки не способны компенсировать общение, поэтому важно вместе проводить время, разговаривать и объяснять своим дочкам и сыночкам, чем ты занимаешься и где бываешь вне дома. Конечно, подарки никто не отменяет, но важно делать это с удовольствием, а не с чувством вины, подменяя общение презентами. Дети очень проницательны и сами страдают, если чувствуют ложь или что в душе у вас скребут кошки, часто воспринимая происходящее на свой счет. Поэтому, сделав определенный выбор, мы ответственны и за последствия, и за свое внутреннее состояние.
— Костя уже совсем взрослый, ему 9 лет. Он по-прежнему нуждается в вашей ласке и опеке или уже пытается стать самостоятельным?
— Да, он взрослый, но все-таки 9 — это не 18 лет. Он нуждается в контроле, опеке и заботе родителей. Более-менее самостоятельная жизнь у него происходит в школе, когда он сам налаживает контакт со сверстниками, отвечает на уроках, отстаивает свою точку зрения. Конечно, он становится все более самостоятельным, и я считаю, в этом и заключается процесс воспитания.
— Удалось вместе отдохнуть этим летом?
— Мы провели вместе все лето — путешествовали, загорали, купались, — в общем, наслаждались каникулами!
— О новом учебном годе вы думаете как о спасении или ужасе?
— Впереди еще несколько дней лета… Подумаю об этом позднее. (Смеется.)