Интервью

Анастасия Цветаева: «Некоторые московские мужчины вызывают у меня жалость»

Она ушла в творческий отпуск, когда вышла замуж и переехала к супругу в Израиль, и там же родила дочку. Но превращаться в домохозяйку Настя не намерена.

Она ушла в творческий отпуск, когда вышла замуж и переехала к супругу в Израиль, и там же родила дочку. Однако превращаться в домохозяйку Настя не намерена. Мечтая о будущих ролях, она открыла свою линию ювелирных украшений и недавно посетила Москву как дизайнер.

7 мая 2013 18:58
9432
0
Анастасия Цветаева с мужем.
Геннадий Авраменко

— Настя, говорят, вы стали участницей московской Недели Высокой моды?
— Да, я впервые участвовала в Неделе моды как дизайнер. Обычно я приезжала в Москву и устраивала презентацию своей новой коллекции в форме девичника, собирала подруг, прессу, клиенток. А тут мне предложили участие на уже более серьезном уровне. Я, конечно, не могла отказаться от такого предложения, собрала всю семью в кучу и поехала. Дочка Эстер пока на грудном вскармливании, и я не могу ее оставить на целых три дня. Поэтому взяла с собой и ее, и мужа, и сына. Так мы впервые выехали всей семьей в Москву. Презентация длилась более пяти часов, и Эстер я кормила за кулисами, где переодеваются модели. В итоге все прошло хорошо.


— Что вас вдохновило на создание ювелирных украшений?
— Дело в том, что в Израиле дизайн украшений очень популярен. Здесь даже есть крупнейшая алмазная биржа. Первое время я взирала на все это великолепие, покупала, дарила подругам, а потом стала общаться с местными дизайнерами украшений. Они мне показали некоторые секреты мастерства. Рассказали, где можно доставать материалы, как их использовать. Я стала потихонечку делать, у меня неплохо получалось. Но я тогда не думала ни о каком бизнесе, естественно. Но во время беременности, когда я перестала ездить в Москву и сниматься, у меня появилось много свободного времени и нашло творческое вдохновение. Тогда это дело набрало обороты.


— Супруг помогает?
— Конечно. Я назвала бренд его фамилией, потому что Цветаева — слишком длинная для этого. Надав мне помогает и советами, и делами. Например, пока я занимаюсь с девочкой, он может что-то склеить. Еще у него хороший вкус, и иногда он даже пророчит: говорит, что будет пользоваться успехом, а что — нет.


— Вы уже несколько лет живете на две страны. Насколько это сложно?
— Конечно, в этой ситуации есть и плюсы, и минусы. Понятно, что не так-то просто срываться с места и ехать с семьей, как и оставлять семью. Но с другой стороны — не скучно. Мне нравятся переезды. Я люблю и Израиль, и Россию, поэтому я с удовольствием летаю и стараюсь фокусироваться больше на плюсах, чем на минусах. А Москва остается моим домом во всех смыслах этого слова: в психологическом и бытовом. У меня есть здесь жилье.


— Говорят, у вас большой красивый дом в Израиле…
— Обыкновенная съемная квартира, но от этого не менее красивая. Мы живем обычной семейной жизнью. Ничего такого богемного или суперэкзотического. Стандартная семья. Не классическая израильская, но и не русская. Скорее международная.


— А как же разница менталитетов?
— Ментальность может быть разной даже у людей, выросших в соседних дворах. С тех пор как мы с Надавом вместе, я ни разу об этом не пожалела и никогда не тосковала по российскому менталитету в плане супружества. И каждый раз, когда я приезжаю в Москву и смотрю на некоторых наших московских мужчин, у меня они ничего, кроме жалости, не вызывают. (Смеется.)

Анастасия Цветаева и Эвелина Хромченко. Фото: Геннадий Авраменко.
Анастасия Цветаева и Эвелина Хромченко. Фото: Геннадий Авраменко.

— Говорят, что израильские мужчины — очень хорошие отцы…
— Это правда. Выходишь, например, на детскую площадку, там 80 процентов — это папы с детишками. Поэтому не проблема иметь и четверых, и пятерых детей. Здесь нет такой семьи, где бы не было детей вовсе или, например, всего один ребенок. Часто воспитание происходит без няни, потому что весь груз забот не ложится только на плечи замученной мамы. Папы тоже принимают активное участие в воспитании детей: от смены подгузников до глобальных вопросов воспитания. При этом они еще красивы, спортивны и так далее. (Смеется.)


— Дочка дает спать по ночам?
— Она достаточно спокойная девочка, хотя до сих пор просыпается ночью. У нее очень покладистый характер. До пяти месяцев у нас не было даже няни, мы с мужем сами справлялись. Я даже более-менее нормально высыпалась. У нас не было этих младенческих ужасов: газиков, зубиков и так далее. Только когда ей исполнилось пять месяцев, мы взяли няню.


— В каком состоянии ваша актерская карьера?
— Я начала работать по своей основной профессии, но принимаю участие только в израильских театральных проектах. Думаю, что через несколько месяцев, когда дочке будет уже больше года, буду в России сниматься. Я просто затаилась.


— Вашему сыну уже исполнилось 6 лет. Чем он вас радует?

— Кузьма говорит на трех языках: русском, английском и иврите. Я сейчас пытаюсь привить ему любовь к музыке. Но он не очень усидчивый. Еще очень любит футбол, а также ходит заниматься капоэйрой. В общем, спортивный, хороший ребенок.


— В Москве Кузьма бывает? С отцом видится?
— Он проводит в Москве летние и рождественские каникулы. С папой они очень часто общаются, да и он к нам приезжает.


— Вы живете в Израиле, а на море часто удается выбраться?
Мы живем у моря, и оно уже воспринимается как данность. Что же касается отдыха на море, то пока еще холодно, чтобы купаться. Я люблю, когда температура воды совпадает с температурой воздуха. Но такое бывает не раньше июня.