Интервью

Данила Якушев: «Только Бог нас оттуда вывел»

Актер рассказал в эксклюзивном интервью WomanHit о катаклизмах во время съемок, написанных им каринах и «монологах настоящих мужчин».

24 июня 2024 10:50
2814
0
фото из личного архива актера

Он — звезда проектов «Майор гром», «Супер плохие», «Все или ничего», «Филин», «Корни», «30 свиданий», «Горько», «Смертельные иллюзии», «Хандра», «Сельский детектив». И если других исполнителей зрители могут забыть, то образы Данилы Якушева — навряд ли. Высокий, харизматичный, тонко чувствующий своего персонажа, он может бесконечно переснимать дубли, чтобы добиться результата, который ожидает режиссер. Сейчас Данила очень ждет роли, в которых ему было бы реально тяжело съематься.

Но он называет себя деятелем искусства, а не только актером: дело в том, что помимо киноработ, которых у Данилы около 140, он пишет стихи, картины, снимает видео как оператор, также работает режиссером и продюсером. А еще он столярничает, создает мебель и уже 13 лет профессионально показывает фокусы.

- Ты где сегодня живешь — в столице или в лесу, где построил себе дом?

- Сейчас я прожил 35 дней на Памире, в тысячах километрах от Душанбе, на высоте четырех тысяч метров, снимаясь в новом большом фильме «Пастбища Богов». А до этого я жил полгода в Петербурге, снимаясь в третьем сезоне сериала «Блонды» и сериале «Настоящий». Поэтому я удаленно построил дом, уже почти финал. Но был там за полгода всего два дня.

- В трудностях ты видишь истинную романтику?

- Что со мной произошло на Памире, знает точно только наша съемочная команда. Только Бог нас оттуда вывел. Была и песчаная буря, и пять часов драки в ледяной реке с температурой 39, а на следующий день драка в пещере, когда топор влетел мне в руку и поранил. Потом переснимали всю эту драку на следующий день, потому что полетел материал. И потом опять песчаная буря, и потом отравление, и 18 часов на джипе до Душанбе, и 4 часа на самолете обратно. В общем, чего только не было, и поэтому это романтика в диких условиях. Теперь я жду проекты, на котором мне будет трудно. И вижу в мелочах счастье: продуктовый магазин рядом с домом, молоко в бутылках, чистые кроссовки. Короче, я понял, что такое романтика приключений после 35 дней проживания в диких необитаемых горах. Хотя это была работа в большом кино, но все было непросто.

- Ты продолжаешь считать, что свой характер, дух ты можешь реализовать именно через дикость, природу, без лишних электронных помощников?

- Да нет, всегда, присутствуют девайсы. Да иначе я не смог ввести свой большой блог с новой большой аудиторией, рассказывать людям о своем опыте. Нужно заряжать телефон. Нужно заряжать печку, нужно заправлять газ. Все это делают за нас гаджеты, конечно, иногда можно расслабиться раз в месяц — развести костер, закинуть туда картошку и кайфануть от этого. Но все равно, мне нравятся какие-то кемпинговые, инновационные штучки.

- Ты любишь удивлять: то выставку своих картин устроишь, то выставляешь свои столярные работы: мебель, которую смастерил сам, теперь написал книгу. Что за название такое «50 монологов настоящего мужчины» — и что на это сподвигло?

- Да, все началось с моего первого ролика про друзей, когда они приехали ко мне на день рождения. 3 января выпили и начали играть в снежки. Я без слез не мог на это смотреть, потому что мне казалось, что это ребята с моего двора, которым по 6—7, максимум 10 лет. Я с ними дружу всю жизнь, и это сорокалетние, уже седые мужики. Я просто начал снимать их на телефон, а на следующий день написал текст, выложил этот ролик, и этот рис залетел на 13 миллионов просмотров. Я всю неделю получал сотни тысяч лайков. Сотни писем от людей, которых это растрогало. Я понял, что надо снимать ролики. За год я сделал и смонтировал 28 разных сюжетов. И это стало моей новой нишей самовыражения, потому что то, в чем я снимаюсь в кино, не всегда отвечает моим амбициям. И вот представители книжного издательства увидели эти ролики, позвонили мне и сказали, что хотели бы издать мою книгу. Я ответил: вы шутите что ли? Я об этом думал, но хотел записать 16 своих стихотворений, которые написал за год, сделав маленькую карманную книжку. Они говорят нет, это должна большая книга на 250 страниц. Напишите нам еще 50 монологов. И в итоге я пять месяцев писал, пока снимался в Питере. Сдал материал, успел. Были большие презентации, мои книги стояли рядом с произведениями классиков советского периода. И все эти стихотворения, которые я написал, получили массу лайков. Последнее вообще набрало почти полтора миллиона просмотров за три недели. И учитывая то, что это не пранки, не шутки, не юмор, не голые девчонки, не накачанные ребята, а просто поэзия, которая набирает такое количество публики, я понял, что этот формат очень необходим и важен. Люди устали, как мне кажется, смеяться, ржать, они хотят подумать глубоко, чтобы почувствовать и что-то переосмыслить. Мне отрадно, что хотя у меня были трудные вещи в жизни, я смог перенаправить это в поэзию. И меня благодарят, подходя на улице, люди уже не произносят: о, актер, давай сфоткаемся, я вас видел в этом фильме, нет, они говорят, что знают мои стихотворения, они им в чем-то помогли. Для меня это очень важно.

фото из личного архива актера

- Ты отмечал, что сыгранные тобою роли не отвечает твоим амбициям. В чем сказывается эта профессиональная неудовлетворенность?

- Дело в том, что продюсеры компаний и студий зачастую видят во мне просто двухметрового бородатого мужика, который может кому-то навалять или кого-то соблазнить, но копнуть поглубже могу только я сам. Я нахожусь в собственном теле, и я со своим продакшн в голове, со своим телефоном и штативом сделал себе аудиторию намного больше, чем многомиллиардные фильмы, такие, как «Майор Гром», «Красная шапочка» и все остальное, где я снимался. Все это прошло мимо, людям это как бы не нужно.

- Ты как-то сравнил кино с работой на заводе или в банке, дескать, ты также ходишь на съемки. А вообще тебе нравится свой «завод»?

- Да, конечно. Я просто последние шесть лет начал больше получать удовольствия именно от процесса. То есть, я понимаю, что у меня 140 проектов, из ни× 25 полнометражных фильмов. Немногие обрели супер большой успех или вообще какой-либо успех, но это зависит не от меня. Я, как актер, выполняю качественно свою работу, но многие продюсеры не вкладываются в рекламу. Многие мои знакомые говорят, что фильм классный, но они не видели рекламу, поэтому не смотрели кино. Поэтому эти фильмы не зарабатывали больших денег. А значит, не остановились успешными в России. Вот поэтому я перестал что-либо ждать от кино. Я решил получать удовольствие именно на площадке, кайфовать в моменте от того, что я вижу, как мы из воздуха создаем историю, которую потом люди увидят на экране.

- Управлять собачьей упряжкой на Северном полюсе ты уже умеешь, тебя смело можно зафрахтовать как боцмана, каскадер ты хороший, с кнутом управляешься виртуозно. Чем удивишь сегодня?

- Сейчас, в фильме «Пастбища Богов», я залез на десятиэтажную скалу, 10—12 этажей, со страховкой. Было 15 дублей. Это, конечно, было, да-а-а-а… Но я не всю гору лез. Меня закрепили наверху, и я должен был подняться до вершины последние четыре метра. Но это было страшно. Реально вся жизнь перед глазами промелькнула. А передо мной маленький трос кевларовый. Мне говорят, он выдерживает пять тонн. Ну, понятно, но он как бы такой тоненький, и я думаю, может быть, вся моя судьба была для того, чтобы прийти на эту скалу. Вся моя жизнь была пройдена для этого момента. Этой скале миллионы лет, и именно здесь все могло бы закончиться. Но классно, что есть эти кадры без каскадера. Будет видно, как оператор поднимает мое лицо, и я вылезаю. Видна эта высота и никто не скажет, что это делал каскадер.

- В чем смысл поговорки для тебя: «Глаза боятся, руки делают»?

- Ну да, да, если суждено, то это произойдет внезапно. А если трястись, рефлексировать, бояться… у меня есть друг, который никогда не видел море, который думает, что с ним должно случится там что-то плохое. До сих пор 40 лет живет с мамой. Но кому нужна такая жизнь?

- А как ты находишь время жить динамично, а не тухнуть на диване, и как твой друг сорокалетний моря не видеть?

- Мои амбиции не дают мне покоя. Каждый день что-то создаю. Я написал 230 картин за два года, пишу пьесу, осенью планирую свой моноспектакль — буду читать свои стихи. Вечера моей поэзии реально собирают в ресторанах от 50 до 80 человек. Это вообще прекрасно, что люди приходят не на стендап, не на комедии, не на шутки, а на поэзию. Три дня назад мне написал тринадцатилетний парень, что я его мотивирую, что он хочет быть похожим на меня, пойти в театральный, научиться делать стол (улыбается). Меня это очень тронуло, я написал ему в ответ большое письмо.

- То есть тебя не коснулся синдром отложенной жизни?

- Это уж точно.

фото из личного архива актера

- А почему ты решил поступать в театральный? Вот мальчика мотивируешь ты, а тебя кто?

- Я был баскетболистом, потом влюбился в лагере в девочку. Она хотела стать актрисой. Мне было стыдно, что я просто спортсмен. И в итоге я поступил после школы сразу, а она так и не поступила. Актрисой не стала, но пробовала поступать каждый год, пока я учился. Вот такую мечту она мне подарила, опять же, мотивация от любви. Практически всем движет любовь.

- Какую женщину ты видишь сегодня рядом с собой?

- Я думал об этом. Но я перестал ее видеть на самом деле. Только вчера говорил другу: «Слушай, братан, мне кажется, я перестал даже видеть ее образ, блондинка она, брюнетка, какое творчество ей близко, каким хобби увлекается, какими качествами обладает». Я много путешествую и работаю, я просто не буду об этом думать. Как случится, так и случится. Само собой.

- В актерские отношения так и не поверил?

- Нет, я не думаю, что можно быть счастливым с актрисой. Это может быть ярко и классно, но временно. А я не хочу уже временно, мне уже не 20 лет. У актрисы психика очень нестабильная. Они не ведет обычный быт. Не может беречь очаг, ожидать тебя с работы, смотреть на тебя без зависти и с восхищением, без соперничества. И я убежден, любые актерские браки разваливаются.

- Судя по фильму «Пастбища Богов», ты продолжаешь работать над своим телом?

- Да, в зальчик ходим.

- Помню, ты мне как-то сказал, не начни ты ходить в зал, играл бы до сих пор уголовников? Да и в этом фильме не снялся бы.

- Да, хорошая физическая форма там была необходима. Там же было много боев. И мой герой этакий большой медведь. Это, конечно, совсем другое амплуа, если бы я весил на 20 кг меньше. Но я уже как-то не обращаю особо на это внимание, не подчеркиваю свои физические качества, ношу оверсайз. Я давно мыслю куда-то поглубже, изучаю себя уже изнутри.

- Почему, когда ты рассказываешь обо всем, чем увлекаешься, это многих отпугивает?

- Не знаю. Я общаюсь с какой-нибудь девушкой, а у меня такое ощущение, как будто она не может ничем парировать. Я ее спрашиваю, а чем ты занимаешься, она не может ничего ответить. Даже не может сказать, что она раскрашивает картины по номерам. Говорит, что ходит ногти делать, на фитнес иногда, когда не лень, сериалы смотрит. И все! И я понимаю, что если я еще дальше буду рассказывать о себе, у нее возникнут комплексы какие-нибудь. Потому что сейчас женщины соперничают с мужчинами и хотят казаться самостоятельными, самодостаточными, властными. И когда она понимает, столько во мне всего, понимает, что будет большая конкуренция, начинает гаснуть, становится скучной. Ну, я не могу найти человека, который скажет: «Вау! Давай! Я тоже все это люблю». Все говорят, типа, и тебе не лень? Давай просто посидим. Тогда я говорю: ну все, пока!

фото из личного архива актера

- Когда мечты начинают сбываться?

- Как только ты встаешь с дивана и начинаешь действовать. Они сами по себе не сбудутся. У меня есть друг, который ждет звонка, хочет сниматься в кино. Он три года сидит и ждет. А на «Пастбища Богов» меня утвердили без проб. Когда я снял как раз ролик про друзей. А режиссеру его прислал одноклассник из Владивостока. Он посмотрел, вызвал меня к себе и утвердил на роль.

- В чем ты видишь развитие актера?

- В собственной жизни, наверное. Любой опыт, любые потери, любые приобретения — это и есть развитие актера. Главное, весь этот опыт перенести на экран. Не надо ничего наигрывать, сыграй ситуацию, которая была у тебя в жизни, камера все это заснимет, музыку подставят, люди все прочувствуют, прослезятся и поймут. Когда актер будет все наигрывать и преувеличивать, это никому не будет интересно, все будут переключать канал или уходить из кинозала. Поэтому, просто и спокойно расскажи историю, честно и правдиво, от сердца. Весь свой опыт сбереги, если твоя работа заключается в том, чтобы рассказывать истории с экрана. Вспомни, что происходило с тобой. И не бойся рассказать это честно. Проживи это еще раз. Профессия актера в том и заключается, чтобы проживать дубль за дублем точно так же или сильнее. В этом и сложность, все могут хорошо сыграть пока не включена камера, пока не знаешь, что тебя снимают. Сложно все это повторить 10 раз.