Интервью

Денис Тагинцев: «С младенчества перед дочкой выплясываем»

Известный хореограф рассказал Womanhit о воспитании дочери Николь, союзе с королевой танца Анной Мельниковой, новых проектах и загородной жизни

3 июня 2024 16:51
5078
0
Игорь Вавилов

Денис Тагинцев — настоящий инженер-конструктор своей судьбы: выдающийся танцор, хореограф — человек, ставший известным всего спустя пять лет после переезда в столицу. И состоялся он не только в профессии — построил дом, посадил дерево и родил
дочь.

- Денис, и какая она, ваша Николь?

- Энергичная. Бегает, танцует уже с утра. Как только услышит музыку — сразу начинает двигаться, причем как-то красиво и ритмично. Мы с Аней тоже в этом «виноваты» — с ее младенчества перед ней выплясываем. Первые полгода она вечером спать не ложилась, пока я не брал ее на руки, и не танцевал с ней танго или сальсу.

- Кому-то папы сказки на ночь рассказывают, а у вас каждую ночь новый танец…

- Именно, так все и происходит — румба, вальс… Я малышку покружу, раскручу, и она спокойно засыпает. Николь очень нравится быть в воздухе — в верхних поддержках, в сальто с переворотом, а стоит мне ее опустить на пол, как она плакать начинает. Так что гены очевидны. Не факт, правда, что в дальнейшем она так же, как и родители,
выберет танцы, но, определенно, творческую профессию. Стоит мне переступить порог дома, как я полностью сосредотачиваюсь на дочке — играю с ней, гуляю, купаю. Все в один голос говорят, что она похожа на меня. Я пока этого не замечаю, все еще десять раз изменится, главное, чтобы нос у нее был не такой, как у меня (улыбается).

- Вы присутствовали на родах?

Да, дочка появилась на свет 24 апреля 2021 года. Выбирая имя, хотелось чего-то особенного. Плюс еще повлияла наша последняя совместная поездка во Францию. Мы и раньше частенько там бывали по делам, на турнирах, но в этот раз именно отдыхали, никуда не спешили, прочувствовали весь колорит, вдохновились. Так что имя Николь пришло к нам весьма органично. И означает оно — победа!

- О будущем образовании уже думали?

- А как же! Я нашел школу, такого западного образца, куда ребенка можно отдавать уже с трех лет, и там ведутся занятия на английском языке, есть множество кружков, спортивных секций. Мне кажется, что это гораздо полезнее, чем просто детский сад. Здорово, если Николь там будет учиться. Хорошо бы, чтобы она и танцевала, и пела, и
рисовала, и актерское мастерство изучила, чтобы скорее стало понятно, какую стезю она изберет, и уже развивать эти способности. Кроме того, мы с женой космополиты, путешественники, и, надеемся, что и дочь станет человеком мира, поэтому стремимся как можно раньше ее адаптировать, погрузить в языки, в культуру других стран,
чтобы ей потом было легко в любой точке планеты. Конечно, хочется, чтобы Николь с детства была на виду. Даже сейчас, по ее повадкам заметно, что девочка она активная, и в тени не останется. А моя любовь отца будет помогать ей двигаться вперед.

- И мы не можем не сказать о ее маме — Анне Мельниковой, с которой вы вместе уже более шести лет. Она производит впечатление настоящей царицы…

- А вы знаете, что у нее в танцевальном мире прозвище «Королева»? Она же одна из самых известных танцовщиц бального танца за всю историю в мире. Неизменно существуют женские танцевальные образы, на которые равняются маленькие девчонки, пытаются подражать в хореографии, даже костюмы и прически делать аналогичные. И Аня как раз относится к числу таких легендарных личностей, которые поменяли мир бального танца, и их буквально по пальцам можно пересчитать. Подобные яркие индивидуальности моментально запоминаются на паркете, и от них глаз нельзя оторвать — это уже совсем другой уровень!

- Как я понимаю, это восхищение ей у вас было задолго до того, как вы стали парой?

- Вот сейчас Аня танцует с итальянцем Стефано де Филиппо, и они стали партнерами вновь летом 2021 года, причем не без моей инициативы, а до этого двенадцать лет назад ими были. Я на три года младше Ани, и помню, как они тогда блистали. Я шестнадцатилетним парнем любовался этой эталонной парой. Нельзя сказать, чтобы все эти годы внимательно следил за творчеством своей будущей супруги, у каждого из нас была своя личная жизнь, но в этом мире всем все известно друг о друге.

Игорь Вавилов

- Когда вы разглядели ее уже под другим углом?

- Скажем так: когда у вас роман с человеком из вашей индустрии, автоматически больше совместных, близких тем. Анна, безусловно, талантливая красавица, но зацепила она меня, прежде всего тем, что как-то необыкновенно мощно вселила веру в себя. То есть, это была такая мягкая женская сила, вера в своего мужчину. Я сразу почувствовал, что рядом с ней горы могу свернуть. Помимо того, несмотря на удачную карьеру, она невероятно домашняя, семейная. У нас есть помощники, но она умеет организовать уют, теплоту очага. В отличие от многих танцовщиц, у нее в приоритете семья. И когда недавно она после долгого перерыва снова вышла на паркет, в соревновательный турнир, то это была натуральная феерия — мама двоих детей по-прежнему прекрасна! Это, кстати, редкий случай среди танцовщиц — они либо работают, и до последнего откладывают рождение наследников, либо уже выходят замуж, и обратно не возвращаются. Так что Мельникова неслучайно для многих кумир и путеводная звезда. Она умеет соблюдать баланс, и во всех сферах жизни быть успешной.

- Я пропустила информацию о вашей свадьбе. Она не была шумной?

- Расписались мы буднично, тихо 7 апреля 2021 года. Вечером просто поужинали в ресторане, отметили торжество. Была пандемия, и грандиозный праздник показался неуместным, мы решили обойтись без него.

- У вас довольно победительная биография, и даже странно слышать, что именно Анна словно подарила вам крылья… В предыдущих влюбленностях не было ничего подобного?

- Видимо, нет. Я всю жизнь борюсь с трудностями, как в танцевальной карьере, так и в бизнесе — вечно что-то преодолеваю. От родителей ощущал поддержку, но все равно с оттенком сомнения. И внутри раньше терзался противоречиями: а стоит ли это делать, боролся с собой. То есть никогда не было рядом человека, который бы сказал: «Иди напролом, не останавливайся и никого не слушай!» Подспудно, очевидно, я этого ждал, и появилась Аня. В этом смысле мне еще помогла замечательный психотерапевт Ольга Лукина. Я к ней отправился на консультацию, прочитав ее книгу. Она настолько трогательная, что я даже плакал. Так что благодаря любви и рекомендациям специалиста у меня исчезли мучающие меня весы, и все раны зарубцевались.

- А какая почва была у вашей тревоги?

- Танец — крайне субъективная область искусства. Да, есть престижные награды, но они никак не усмиряют рефлексию, неуспокоенность достигнутым.

- В танцы вы попали благодаря маме, верно?

- Мама меня, четырехлетнего, привела в детскую филармонию в Екатеринбурге, там был ансамбль «Улыбка», в котором нас обучали народным танцам. А уже бальные танцы в шесть лет я выбрал сам, вслед за старшим братом. У нас разница в пять лет, и я пытался тогда быть на него похожим. И бальными танцами увлекся всерьез, помню, даже как врал педагогу своей «Улыбки», что пропустил выступление, так как был на дне рождения у друга, а на самом деле участвовал в турнире бальников. Бесспорно, мне повезло, что я рано определился с профессией. И хотя иногда плохие результаты или еще какие-то вещи сбивали с пути, цель все равно была ясна. И я всегда был на хорошем счету, не первым номером во всех категориях, как некоторые, но в топе, на ведущих позициях. С одной стороны, это было неплохо, а с другой я ощущал себя в роли догоняющего. Для меня есть только первое место, или никакое. Понимаете? (улыбается) Поэтому, пока я не выиграл чемпионат России, потом Европы, затем Мира и танцевальный фестиваль в Блэкпуле, и не завоевал эти четыре основных для себя титула, чувство неудовлетворенности меня не отпускало. Я же по натуре спортсмен, мне требуется соревновательный мотив.

- Как вы со столь утонченным хобби выживали на суровом Урале?

- Мы жили под Екатеринбургом, в Компрессорном поселке, то есть в совершенно пролетарском районе. Но я не воспринимал себя в принадлежности к какому-то элитарному обществу, хотя в семь лет уже начал учиться в гимназии искусств им. С. Дягилева. Нам преподавали классическую музыку, балет, поэтому я рано утром выходил из дома, и лишь поздно вечером возвращался обратно — свободного времени практически не было. Иногда случались какие-то дворовые игры в футбол, но опять-таки, со своими балетными ребятами, с теми, с кем каждое утро рядом разминался у станка. Окна этого зала выходили на стадион, и я помню, как было грустно утром наблюдать за ровесниками, гоняющими мяч, пока мы тут растягивались. Но спасал командный дух. И теперь я благодарен, что у меня за спиной есть базисное классическое образование, впечатление от сцены, поскольку мы еще восьмилетними детьми выступали в местном оперном театре. Пускай это были всего две минуты славы, но они дорогого стоят.

Игорь Вавилов

- Вы как-то сказали, что танец — история про радость жизни. То есть танцующий человек никогда не будет толстым, депрессивным, и наладит прямую связь с организмом?

- Все правильно. Говорят, что и пресловутая болезнь Паркинсона практически исключена у танцоров, которые ежедневно тренируют координацию движений. У нас же отлично слажена спайка тела и мозга. Это также как и у музыкантов виртуозно функционирует левое и правое полушарие. Уверен, что танец продлевает жизнь. Своими глазами видел в Америке, как бабушка за девяносто пришла на танцы с ходунками, в зале их отбросила, взяла партнера, без проблем танцевала, не выглядела беспомощной, и лишь уходя, оперлась на них опять. Это чудо! Сколько раз я лично становился свидетелем того, как через движение человек менял свою судьбу. Люди преображались внешне, потому что начинали следить за питанием, за здоровьем, за гардеробом, соответственно, обретали тонус, а далее и свежие перспективы. Танец ведь раскрепощает, раскрывает потенциал всего спектра эмоций, я всячески это дело пропагандирую, вижу в нем свою миссию, если хотите. По этой причине придумал необычный драматический спектакль на основе бальных танцев «Дыхание памяти» с Нелли Уваровой в главной роли, режиссером которого стал Родион Барышев. Премьера была в конце 2021 года при полном аншлаге.

- Судя по всему, все ваши ранние грезы сбываются. О чем еще мечтали и что воплотилось?

- Сниматься в кино, попасть на телевидение, так что участие в проектах «Танцы со звездами» и «Dance Революция» отнюдь не были случайностью. Это великолепные социальные проекты, поддерживающие культ танца. А продакшн-компания возникла, когда я учился у Александра Митты по специальности режиссер кино и телепродюсирование. Одновременно ходил к Ксении Юрьевне Кузнецовой, преподавателю по сценической речи и актерскому мастерству, посетил кучу мастер-классов, делал этюды, прочитал Станиславского, Михаила Чехова, Ивану Чаббак. В 2022 году завел себе агента, и очень надеюсь, как актер на какие-то заманчивые предложения (улыбается). Важно, что для меня это будет не способ заработка, а способ самовыражения, реализация.

- А вы вполне себе кавалерийским наскоком осваиваете новые территории…

- Считаю, что у меня хорошая школа — я не боюсь камеры, наличие публики вызывает у меня эйфорию, драйв, да и в принципе нельзя актерству обучить — все самое важное ты получаешь уже на площадке. Думаю, что у меня есть способности и навыки. Я организовал съемки трех короткометражек, сам в них снимался, и это было удовольствием. Черчилль говорил, что любой кризис — это новые возможности. Последние годы мы снимали рекламные ролики, а также на международных фестивалях в двадцати странах мира взяли различные призы за документальную работу о танцах. Это вообще классная идея. Первую серию проекта мы снимали в Италии. Одним словом, в ближайшие десять лет я планирую как раз сосредоточиться на кино.

- Любопытно, к Москве вы долго привыкали?

- Я же уже был с ней давно знаком — ребенком катался сюда на поездах на многочисленные турниры. Правда, изучать город времени не было. Любовь пришла позже.

Игорь Вавилов

- Недвижимостью здесь уже обзавелись?

- Да, загородный дом в духе шале, нам родители помогли построить. В Екатеринбурге я жил в центре, в квартире в пяти минутах от работы, и даже предположить не мог, что однажды поселюсь на земле, что называется. Но выяснилось, что в Москве финансово выгоднее построить дом в триста квадратных метров, нежели приобрести квартиру. С его появлением, кстати, я стал более адаптирован к быту, научился разбираться в электричестве — при содействии отца, разумеется. И оказалось, что жизнь на природе замечательна, к нам даже кошка прибилась, Альпой назвали. Правда, с ней я еще не могу свыкнуться окончательно. Я все-таки собачник — когда был пацаном, у нас жил кокер-спаниель, затем волкодав…

- Как выглядит ваш идеальный отдых?

- Он никогда не бывает ленивым. Мне нравится приехать в город, и уже с утра, после легкого завтрака с кофе, идти в музей, в галерею, потом гулять по улицам, любоваться архитектурой… Для незабываемых впечатлений нужны события. Вот четыре года назад мы с Аней специально летали на карнавал в Бразилию, и это было нечто! Такие путешествия заряжают надолго. Даже если выдался один выходной, стараюсь провести его с пользой. На днях, например, мы взяли Николь, отправились изучать Сергиев-Посад, и остались очень довольны.

- Из всего выше сказанного следует вывод, что вы эпикуреец…

- В смысле, что настроен получать наслаждение от жизни? Это да, но ведь даже в любимом процессе встречаются вещи не слишком приятные, и надо быть готовым к этому, искать дипломатичные компромиссы, что мне, человеку прямолинейному, крайне сложно. Я — трудоголик, встаю в шесть утра, потому что с детства опасался никуда не успеть. Всегда казалось, что мало делаю в жизни, и сон надо сокращать. Мне уже тридцать пять лет, и нужно торопиться! (Улыбается).