Интервью

Кристина Кретова и Игорь Цвирко: «Мы друзья, которые еще и влюблены друг в друга»

Звезды Большого театра отмечают первую годовщину свадьбы. Подробности — в интервью

17 июня 2022 11:36
3262
0
Кристина Кретова и Игорь Цвирко
Фото: Александра Солозобова

Артисты Большого театра Игорь Цвирко и Кристина Кретова дружили много лет. И лишь пандемия позволила понять, какие чувства связывают их на самом деле. В июле они отметят первую годовщину свадьбы. Об этом и многом другом − в интервью журнала «Атмосфера».

— Не так давно вы принимали участие в гала-концерте в Казахстане, как все прошло, как вас принимали?

Игорь: Мы были заявлены как главные звезды: приехали на гастроли премьер и ведущая солистка Большого театра. (Улыбается.) В гала-концерте приняли участие артисты из Венской оперы, Монте-Карло и Английский национальный балет. Прошло все отлично. После пандемии, а теперь в условиях санкций стало гораздо труднее куда-то выехать, но благо, что остались страны с нейтральным статусом и дружественные страны, которые всегда рады видеть балет из России.

Кристина: В Казахстане люди доброжелательные, гостеприимные — щедро одаривают своими эмоциями, аплодисментами. Мы подготовили новый номер, который подходит под наши характеры, чувства, и там его впервые показали.

— Что за номер?

Игорь: Его помогли поставить балетмейстер Алессандро Каджеджи и композитор, наш друг Виктор Осадчев. У Виктора много красивых, мелодичных композиций, но мы выбрали другую историю: танго, страсть, Аргентина. Мы с Кристиной люди эмоциональные, нам близка эта тема.

— Хорошо, что вас доброжелательно встретили. Сейчас сложнее русским артистам давать гастроли. Каково ваше отношение к запрету русской культуры?

Кристина: Нам жаль, что от русского искусства отворачиваются, но это происходит не по нашей вине. Мы продолжаем работать и творить чудо для людей. Мы долго не выходили в соцсети, но единственное, чем я могла поделиться — это выступлением из ближайшего спектакля «Онегин». Я спросила своих подписчиков, стоит ли выкладывать видео, и многие меня поддержали, сказав, что в нынешней геополитической ситуации это глоток свежего воздуха — увидеть кусочки балета из Большого театра.

Игорь: Люди остаются людьми. Много наших соотечественников, выходцев из стран СНГ, работают в труппах по всему миру. В Казахстане мы встретились с коллегами-украинцами, совершенно спокойно общались. Мы с уважением относимся друг к другу. Искусство, в частности балет, — то средство, которое нас всех объединяет. Хочется верить, что когда-нибудь мы вернемся к нормальной жизни, где русскую культуру поддерживают, любят и ценят.

«Я привязывал себе на талию простынь, воображая, под каким углом Кристине лучше заходить на сцену»
«Я привязывал себе на талию простынь, воображая, под каким углом Кристине лучше заходить на сцену»
Фото: Александра Солозобова

— Последние события разделили людей, споры ведутся и дома…

Кристина: Если говорить о моей семье, мы однозначно смотрим в одну сторону.

Игорь: Наше видение с Кристиной совпадает. Мое мнение: нельзя формировать свою точку зрения только по одному источнику информации, нужно читать и смотреть разные. Сидя вместе за столом, мы не спорим по поводу происходящих событий — в этом нет конструктивного диалога, лишь выплеск эмоций.

— Прежде чем стать семейной парой, вы дружили много лет, это хорошая база. У вас и общий бэкграунд — вы пришли в достаточно жесткий вид искусства совсем юными, что закаляет характер.

Кристина: Я всегда обладала лидерскими качествами, много чем интересовалась. Попав в интернат в десятилетнем возрасте, вела активную деятельность, организовывала праздники.

— Вы приехали Москву из другого города, было страшно? Или все перевешивала мечта стать великой балериной?

Кристина: Вообще не было страшно и не было такой мечты. (Смеется.). На самом деле я не очень хорошо понимала, куда еду. Только где-то через неделю осознала, что мамы рядом нет. В академии сложно было расслабиться — ты начинаешь заниматься в девять утра, заканчиваешь в шесть вечера, ужин и отбой. Некогда было тосковать, грустить о доме, размышлять о том, что я лишена детства (улыбается), годы быстро пролетели, не успела оглянуться.

— Игорь, у вас какие воспоминания о том периоде, жалеете о чем-то?

Игорь: Какой смысл сожалеть, когда уже пройден огромный путь? Я спрашивал маму, почему она отдала меня именно на балет, и получал такой ответ: мне хотелось, чтобы ты красиво танцевал и не стоял в сторонке, как многие молодые ребята. В училище мы жили в спартанских условиях. Целый день занимались, переходили из класса в класс, меняли профессиональные предметы и общеобразовательные, даже гуляли во внутреннем дворе, не выходя на улицу. Я не осознавал, что есть какая-то другая жизнь. В отличие от Кристины я был довольно застенчивым, но со временем нашел для себя формулу успеха: четко выполнять требования педагогов, при этом еще и получать удовольствие от того, что я делаю. Иначе, наверное, я бы не достиг таких результатов.

Кристина: И у меня, и у Игоря абсолютно не балетная семья. Помню, мы встречали с родными Новый год, а Игорь как раз получил статус премьера Большого театра. Мне было очень приятно об этом объявить и посмотреть на реакцию. У них было такое восторженное удивление: все труды, усилия были не зря!

«Сын видел, что я уже несколько лет одинока. Желал мне добра и любви. Он был рад, когда Игорь сделал мне предложение»
«Сын видел, что я уже несколько лет одинока. Желал мне добра и любви. Он был рад, когда Игорь сделал мне предложение»
Фото: Александра Солозобова

— В интервью вы оба говорили, что считаете балет своим ремеслом, а не призванием…

Игорь: Мы, наверное, слишком критичны и не думаем о себе как о звездах балета. Эта трезвость ума порой мешает.

Кристина: Пока еще я не добилась того результата, которого хотела, и поэтому порой возникают мысли, может, это и не мое призвание. И будет что-то большее, например кино или создание собственной школы. Мы молодые, у нас еще все впереди!

Игорь: В моем понимании призвание — когда природа изначально одарила тебя так, что не нужно прикладывать глобальных усилий для создания красивого спектакля. Есть люди более талантливые, чем мы. Возможно, мое призвание — дарить зрителям радость и наслаждение от того, что я делаю, но это результат кропотливого труда. Сегодня, например, занимался у балетного станка, увидел в зеркале свою пятку и подумал: какой же я корявый! Опять надо преодолевать себя, чтобы вывернуть ногу до красивого положения, а кто-то изначально поставит ее так.

— Вы оба люди с сильным характером, волей, кто уступает, первым идет мириться?

Игорь: Мы не спорим, а обсуждаем и приходим к какому-то логическому завершению диалога. Если кто-то чем-то недоволен, ищем альтернативный вариант, который устроит обоих. Нет такого, что мы поссорились и разбежались по разным углам.

Кристина: Игорь не отпускает меня без разговора. Мы знакомы двенадцать лет, знаем друг друга очень хорошо. Мне вчера одна женщина написала: «Кристина, вы такая мягкая и нежная, даже интересно, как вы будете играть Катарину в 'Укрощении строптивой». Я ответила: кто сказал, что я нежная? Я та еще кошечка!

— Вы впервые встретились на спектакле «Пламя Парижа». Какое было впечатление? Легко ли вам работалось вместе?

Игорь: Мы быстро нашли общий язык. Мы с Кристиной профессионалы, трудоголики, серьезно относимся к своему делу. Это был мой первый большой спектакль, ведущая роль, а Кристина была уже примой-балериной двух театров. При этом не показывала, что она звезда, а я молодой и неопытный партнер.

Кристина: Мне комфортно с Игорем, он не зациклен на том, чтобы выполнить свои трюки, а очень помогает по-актерски.

Игорь и Кристина встретились на репетиции спектакля «Пламя Парижа», но тогда оценили лишь профессиональные качества
Игорь и Кристина встретились на репетиции спектакля «Пламя Парижа», но тогда оценили лишь профессиональные качества
Фото: Александра Солозобова

— Игорь, а какое было восприятие Кристины с мужской точки зрения?

Игорь: Мы оба тогда были несвободны и не рассматривали друг друга как партнеров в жизни. А так — красивая балерина, замечательная улыбка.

Кристина: У Игоря были жена, ребенок. Я тоже находилась в отношениях, воспитывала сына. У нас дети-одногодки. Все эти годы мы дружили и общались.

— Как произошел такой кардинальный поворот?

Кристина: Нас сблизила пандемия, многие пары разводились, а мы, наоборот, сошлись. (Улыбается.) На тот момент нас уже ничего не сдерживало, и мы не стали противиться своим чувствам.

Игорь: Еще вчера переписывались как друзья, а на следующий день поняли, что это гораздо больше, чем дружба.

— Знаю, что очень романтичным было признание в любви и красивая свадьба. Хотя обычно артисты говорят, что им всего этого хватает на сцене, и расписываются в джинсах.

Кристина: Видимо, для них вся жизнь — это сцена, а мы умеем разделять работу и личное. Нам хотелось устроить друг для друга праздник.

Игорь: У нас есть знакомые, которые так и сделали — расписались между репетициями. Я уже на третий день наших отношений понял, что хочу сделать Кристине предложение. Но решил подождать месяц: хотелось все обдумать, чтобы было красиво, небанально. А свадьбу мы сыграли через год и тоже подошли к этому мероприятию с интересом, выдумкой. Воплотили свои мечты.

— Даже поставили особенный танец.

Игорь: Да, были забавные моменты. Кристина придумала дизайн свадебного платья с большим шлейфом. И я привязывал себе на талию простынь, воображая, под каким углом ей лучше заходить на сцену. (Смеется.)

Кристина: Игорь не видел этого платья до свадьбы, мне привезли его буквально за три часа до торжества. Оно было необыкновенно красивое, все расшитое пайетками, со шлейфом и большим разрезом на одной ноге. И надев его, я поняла, что высокую поддержку придется отменять, иначе зрители увидят то, что должно быть скрыто. Пришлось сообщать Игорю об этом по рации.

— Почему вы отправились в свадебное путешествие в Мексику? Что вас с этой страной связывает?

Игорь: На самом деле все до банального просто. Изначально мы планировали путешествие на одну дату. Но потом наши друзья, всенародные любимцы Мексики Элиза Кабрера Каррильо и ее муж Михаил Канискин, пригласили нас поучаствовать в фестивале ее имени. И мы подумали: почему не совместить приятное с полезным, работу и медовый месяц?

Кристина: Хорошо, что успели. Неизвестно, когда теперь попадешь в Мексику.

«Мы оба были несвободны и не рассматривали друг друга как партнеров в жизни. А так я отметил – красивая балерина, замечательная улыбка»
«Мы оба были несвободны и не рассматривали друг друга как партнеров в жизни. А так я отметил – красивая балерина, замечательная улыбка»
Фото: Александра Солозобова

— В июле вы будете отмечать годовщину свадьбы. Есть идеи, как это сделать?

Кристина: Пока не думали, но именно 23 июля у нас начинается отпуск. (Улыбается.)

Игорь: Будет последний спектакль, откупорим бутылку шампанского. Может, нас еще пригласят куда-нибудь выступить. Вы дали нам пищу для размышлений, спасибо.

— Как бы вы охарактеризовали первый год совместной жизни? Каким он был?

Игорь: Классным, счастливым.

Кристина: Мы до сих пор признаемся в любви друг другу.

— Что-то изменилось после штампа в паспорте?

Кристина: Ничего. Я до этого не была официально замужем и на регистрации все ждала фразу: «Согласны ли вы, Кристина Кретова, взять в мужья…» — и, видимо, так волновалась, что пропустила момент. То есть как-то это было сказано мимоходом, без пафоса.

Игорь: Ничего не изменилось. Мы по-прежнему друзья, которые теперь влюблены в друг друга.

Кристина: Это самое важное на самом деле. В стенах театра мне было сложно поделиться своими тревогами и переживаниями, в особенности если это касалось профессии. А теперь у меня есть лучший друг, мой муж, которому я могу доверить абсолютно все. Я даже не предполагала, что смогу так сильно ему открыться.

— Было ли что-то, что удивило вас друг в друге за этот год?

Кристина: Игорь оказался очень заботливым. Зная его как друга, я не ощущала этого в полной мере.

Игорь: Она не ожидала, что я буду настолько внимателен к ее настроению, ее спектаклям.

«В стенах театра мне было сложно поделиться своими тревогами, переживаниями. А теперь у меня есть лучший друг, мой муж»
«В стенах театра мне было сложно поделиться своими тревогами, переживаниями. А теперь у меня есть лучший друг, мой муж»
Фото: Александра Солозобова

— Критикуете ли вы друг друга?

Кристина: В жизни у нас критики нет, есть только пожелания. А в том, что касается профессии, это помощь.

Игорь: Мы любим друг друга, желаем только лучшего. Замечания носят рекомендательный характер, на что стоит обратить внимание, чтобы сделать танец еще ярче, еще эффектнее. И если это отзывается, другой принимает. В этом смысле мы оба гибкие и мягкие люди. Так же и в жизни — если я разбрасываю носки, Кристина очень дипломатично указывает, что так делать не нужно. (Улыбается.)

— Быт — испытание для многих.

Кристина: Нас эта сторона не сильно задевает. Мы девяносто процентов времени проводим на работе. С утра я готовлю завтрак, Игорь поест, заправит кровать. Потом мы едем на работу, до вечера репетиции. Домой возвращаемся часов в десять-одиннадцать вечера, смотрим какое-нибудь кино и ложимся спать. К сожалению, уже ближе к двум часам ночи. Если есть какой-то совместный проект, можем его обсудить.

Игорь: Дети у нас уже взрослые, так что испытания бытом нет как такового.

— Кстати, о них. Кристина, как ваш сын Иса воспринял изменение статуса Игоря?

Кристина: Он видел, что я уже несколько лет одинока, желал мне только добра и любви. Ему двенадцать лет, он уже все понимает и был очень рад, когда я сказала, что Игорь сделал мне предложение. Все просил: «Покажи кольцо!». (Смеется.) С Игорем они хорошо ладят.

Игорь: А мой сын Лева немного в позиции защиты мамы, но в принципе ничего не имеет против Кристины. Он застенчивый парень, как и я в свое время. Ему нужно больше времени, чтобы сойтись с новым человеком, понять его. Но мы постоянно на связи, встречаемся, проводим вместе время.

— У вас появился общий дом?

Кристина: Да, мы купили совместную квартиру, в которой сейчас делаем ремонт. Решили сами побыть дизайнерами. Кстати, на девяносто процентов совпадаем во взглядах, что приятно. (Улыбается.)

Игорь: Все, что нажито непосильным трудом, теперь идет в ремонт. Оказывается, это долгий изнурительный процесс.

— Даже интересно, какие интерьеры у артистов балета.

Кристина: Не думайте, что мы эфемерные существа, питаемся росой и шпинатом. Мы абсолютно земные люди, с современными вкусами. Понятно, что есть артисты, которые любят лепнину и рококо, но мы к таким не относимся. Единственное, моим пожеланием была большая гардеробная. И здесь Игорь пошел мне на уступки — у нас гардеробная тринадцать метров, даже больше, чем спальня. В основном квартира оформлена в светлых тонах, а одну ванную мы решили сделать с темными стенами.

— Большая гардеробная… Вы шопоголик, Кристина?

Кристина: Да, я люблю красиво одеться, имеется такой «пунктик». У меня много брендовых вещей, некоторые из них даже коллекционные. Жалко с ними расставаться. И еще я очень неравнодушна к обу-ви. Порядка семидесяти пар у меня точно есть.

— Вы как Сара Джессика Паркер!

Кристина: Но в отличие от нее выбираю более удобные модели.

Игорь: Видимо, я еще не все видел. (Смеется.)

— Игорь, вы тоже модник?

Игорь: Не сказать, что модник, я предпочитаю сдержанный британский стиль в одежде. И у меня нет азарта с каждой зарплаты непременно приобрести себе новую вещь.

Кристина: Но тем не менее утром, собираясь на работу, он спрашивает: «Кристина, в чем ты пойдешь сегодня?»

Игорь: Я люблю подбирать образ под жену, чтобы мы смотрелись органично вместе.

Игорь хотел сделать предложение уже на третий день, но решил подготовиться и выждал месяц. Романтичное признание в любви девушка прочитала с борта вертолета
Игорь хотел сделать предложение уже на третий день, но решил подготовиться и выждал месяц. Романтичное признание в любви девушка прочитала с борта вертолета
Фото: Александра Солозобова

— Вы сказали, у людей предвзятое отношение к артистам балета, которые якобы питаются только шпинатом. А как на самом деле?

Кристина: Буквально за пару минут до интервью я дожевывала булочку с маком во-о-от такого размера. Мы едим все, но дозированно. Из-за того, что большие физические нагрузки, калории сгорают быстро. Я записываю в дневник калорийность блюд, выстраиваю рацион сбалансированно. Например, на завтрак мы ели хлеб со злаками, кусочек сыра. У меня было яйцо, у Игоря рисовая каша. Обед, как правило, в основном углеводы — макароны, рис в чистом виде и немного овощей. На ужин овощной салат, что-то мясное или рыбное.

Игорь: Мы не поправляемся из-за того, что постоянно приходится быть в движении. Это бонус профессии.

— Дети тоже питаются правильно?

Игорь: Нет, они обычные дети, нормального сложения, поэтому могут наградить себя и чипсами, и фастфудом.

— Со спортом дружат?

Кристина: Да, Левка играет в футбол, а Иса ходит на бокс, занимается борьбой и шахматами. Изучает английский, французский, арабский и иногда немецкий. А Лева учит английский и японский.

— То есть времени свободного у них не остается.

Кристина: Ну да, а у нас в детстве его тоже не было. Мы вкладывали в себя, пусть и они тоже вкладывают.

— Думали ли вы об общем ребенке?

Игорь: Думали, пока ничего не придумали. Только имя. (Смеется.)

Кристина: Сначала надо ремонт в квартире доделать! (Смеется.)

Читайте также: Анастасия Волочкова подала в суд на Большой театр.