Интервью

Мария Куликова: «Прошлое — коварная штука, оно не отпускает, идет все время рядышком»

Актриса, известная по сериалам «Две судьбы», «Склифосовский», «Парфюмерша», рассказала в эксклюзивном интервью WomanHit.ru, как быть стильной и поддерживать себя в отличной форме, с кем интереснее играть и куда любит брать с собой сына

16 сентября 2021 18:09
99404
0
Мария Куликова
Фото: материалы пресс-служб

— У вас есть свои ритуалы, традиции перед или во время съемок?

— Почему-то всегда перед первым съемочным днем ночь бессонная. И я знаю, что так происходит у многих артистов. Я бы хотела спать крепко, но не получается. Спишь час-два, волнуешься. Даже если это продолжение, съемки нового сезона, и ты там всех знаешь — неважно, волнение захлестывает.

— Как вы настраиваетесь на съемки, что вам помогает? Лучше побыть наедине или, наоборот, пообщаться с режиссером, партнерами?

— Все индивидуально. Бывают съемки, когда у тебя нет ни одного слова, но это эмоционально сложная сцена. Иногда это легкие диалоги. Все зависит от материала, который присылают накануне съемок. Если ты понимаешь, что да, завтра сложно, то ты собран, тебе не до болтовни, сидишь в своем вагончике, сосредотачиваешься на тексте и сцене. А иногда, когда смена легкая, наоборот, общаешься, чтобы накопить светлой энергии и использовать ее потом в работе.

— На канале ТВ Центр выходит продолжение цикла «Женское лицо частного сыска. Детектив Вера Бережная», чем вам нравится ваша героиня Вера Бережная и сам сериал?

— В первую очередь тем, что это — детектив. Я сама их обожаю — датские, шведские, английские… Мне нравится интрига преступления. Поэтому для меня эта роль — подарок!

Актриса признается, что обожает детективы
Актриса признается, что обожает детективы
Фото: материалы пресс-служб

— Так вы знакомы с книгами, по которым сняты фильмы этого цикла?

— Мне не запрещали их читать, но я сама не стала. Мне хватило одной фразы «по мотивам…». Это значит, что можно от книги отступать, предлагать свои изменения, что мы, собственно, и делаем. И в кадре — это уже третья редакция: первая — сама книга, вторая — сценаристы, третья — актеры, которые начинают подминать какие-то вещи под себя. Благо, наш режиссер Карен Захаров очень мягкий в этом смысле человек, прислушивается к артистам. И мне близка такая система работы, потому что мне нужна определенная свобода, я не люблю, когда из-под палки заставляют просто играть, потому что так написано на бумаге. Также будет продолжение сериала «Смерть в объективе». В прошлом моя героиня Кристина нашла свою дочь и теперь хочет жить нормальной человеческой жизнью. Но прошлое — коварная штука, оно не отпускает, идет все время рядышком. И моя героиня — не исключение, ее настигает ее нехорошая история. Не могу раскрывать сюжета, но могу сказать, что перемены ее ждут колоссальные.

— Как думаете, почему детективы так популярны? Как вы относитесь к этому жанру?

— Если взять мой просмотренный плэйлист за последнее время, то можно обнаружить, что я смотрю только детективы. Я пытаюсь найти какую-то удачную комедию, но не нахожу отклик в своем сердце. Со времен «Теории большого взрыва», «Друзей», «Как я встретил вашу маму», ничего, что привлекло бы мое внимание, не было. Я обожаю детективы, я слежу за всеми новинками. И вдвойне кайфово еще и сниматься в них.

— Интереснее играть схожего с вами персонажа или, наоборот, с противоположными вам чертами характера, поведением, образом мышления?

— Мы все равно так или иначе отталкиваемся от себя. Даже если мне изменить внешность, я останусь собой и буду искать себя даже в полной противоположности, оправдывать свою героиню, доказывать сама себе, что она поступила правильно, потому что не было другого выхода… Мы — адвокаты своих ролей. Мы не можем ненавидеть своего героя, считать, что он поступает неправильно, отвратительно, и при этом его играть. Исходная точка — это в любом случае я, а дальше — в любом человеке есть все: и хорошее, и плохое. Ты просто ковыряешься в себе и находишь те эмоции, которые в тебе глубоко спали и, возможно, просыпались в последний раз в детском саду, когда ты кого-то толкнул за то, что у тебя что-то отобрали. И ты понимаешь, что тебе это тоже свойственно, развиваешь эту эмоцию, выясняешь, почему тебя могли на нее вывести.

«Мы – адвокаты своих ролей. Мы не можем ненавидеть своего героя»
«Мы – адвокаты своих ролей. Мы не можем ненавидеть своего героя»
Фото: материалы пресс-служб

— Вам нравится играть с молодыми артистами, или комфортнее с опытными?

— Все индивидуально. Есть взрослые артисты с колоссальным опытом, званиями, но с ними работать некомфортно. Все зависит от воспитания. Сегодня новое поколение актеров обучены для производства, которое сегодня популярно и которого не было в наши времена. Когда мы учились в 90-е годы в театральном институте, мы выпускались в никуда. Театр в разрухе, кино в принципе нет — Мосфильм заколочен, Ленфильм разрушен. А эти ребята точно знают, куда идут. У них есть перспектива. Они очень стойкие и заряженные. Если можешь, хочешь, готов работать — тебя заметят. А мы работали вхолостую, просто по кайфу, потому что обожали эту профессию. Самой главной радостью было поступить на работу в академический театр, но там зарплаты были настолько маленькие, что прожить на них было невозможно. И все равно все хотели. Сейчас другое время.

— Ваш сын Ваня часто бывает на съемках? Или он смотрит вашу работу уже на экране?

— Первый раз он оказался на площадке, когда ему было полгода. Несколько раз даже поработал артистом массовых сцен. Ему понравилось, но главное условие — чтобы не учить текст. Он готов 40 дублей бегать, но главное — не учить. Летом во время каникул был и на съемках «Смерть в объективе», и на съемки «Склифосовского» я его брала — там были интересные моменты и симпатичные объекты. Я его всегда беру, когда можно посмотреть что-то новенькое. Он любит ездить ко мне работу, так как это новые знакомые, взрослые с ним на одном языке разговаривают. Он что-то поможет, что-то принесет. Я беру ему тостер с собой, и он сам себе делает гренки. Знает, что меня дергать не надо. Вообще, съемочная группа — это сообщество очень любопытных людей, все разные, все интересные, все очень расположены по отношению к детям. А смотрит он то, что ему интересно. И это поколение уже не смотрит телевизор вообще. Только интернет-платформы. Он был на записи, посвященной юбилею сериала «Склифосовский», и, увидев Малахова, не понял, почему вокруг него все так кружатся. Для меня очевидно, что это очень известный человек. А для них нет. Он очень спокоен и к моему творчеству.

На съемки картины «Смерть в объективе» Куликова брала с собой сына
На съемки картины «Смерть в объективе» Куликова брала с собой сына
Фото: материалы пресс-служб

— В кино ваши героини примеряют разные образы. А в жизни какой стиль вы предпочитаете? Вы как-то признались, что долго привыкали к платьям…

— Я опять от них отвыкла. (Смеется.) Недавно я собиралась в ресторан с друзьями, надела белое легкое платье, и сын Ваня с удивлением спросил: «Мама, что случилось?» Он подумал, что произошло что-то невероятное, если я надела платье. Да, мне больше свойственна удобная одежда. Мягкая, спортивная, нейтральных оттенков. Но платья есть в гардеробе, правда, они пылятся больше в последнее время…

— Как ухаживаете за собой?

— У меня есть два главных правила: первое — пить как можно больше воды, поскольку сразу вижу, как улучшается от этого кожа; второе — отсутствие вредной пищи и диета. Я сама себе тогда нравлюсь, и это помогает, так как этот внутренний настрой передается и внешне. И, конечно, обязательно умываюсь на ночь, не могу лечь спать с макияжем.

Читайте также: Мария Куликова: «В сорок меня переклинило, и я подумала: нужно же успеть еще и для себя пожить».