Интервью

Сати Казанова: «Я бы не смогла мужу запретить спасать больных, зная, какое у него благородное сердце»

Певица рассказала WomanHit.ru о жизни после «Фабрики» и о том, почему сейчас не может видеться с супругом

8 апреля 2020 15:00
7648
1
Сати Казанова с мужем Стефано Тиоццо
материалы пресс-службы

После ухода Сати Казановой из группы «Фабрика» поклонники, было, испугались, что артистка совсем завершит музыкальную карьеру. Впрочем, опасения оказались напрасными: певица продолжила свою артистическую деятельность, да еще и новостями личной жизни порадовала, выйдя замуж за итальянского фотографа. Правда, сегодня коронавирус разделил влюбленных. Она здесь, в России, а Стефано — в небезопасной Италии. О том, каково любить на расстоянии и что вообще происходит в жизни Сати Казановой, она рассказала WomanHit.ru в эксклюзивной беседе.

Сати, в вашей жизни что-то поменялось кардинально после того, как началась пандемия коронавируса?

— Конечно, изменилась и жизнь, и работа — все изменилось. Много дел приостановилось, начиная с того, что я до конца марта планировала провести время в Индии в путешествии и наслаждении этой прекрасной страной. Вирус заставил меня столкнуться с решением индийского правительства: они депортировали всех в течение недели. И это, наверное, очень мудрый шаг, потому что полтора миллиарда индусов вряд ли смогли бы уберечься. К ним и так проник вирус, но в малых масштабах. В общем, я не поехала. Сейчас я провожу время дома весьма занимательно, хочу сказать. Каждый вечер обнаруживаю, что не успела сделать все, что хотела. Всего так много! Столько книг надо прочесть, и я еще столько накупила, с десяток непрочтенных, наверное. Про сериалы и интернет я вообще молчу. В принципе, не выходя из дома, человеку есть что делать. Другой вопрос, что человеку нужен человек, чтобы было, кого обнять. Вот я сейчас безумно скучаю, уже неделю, наверное, никого не обнимала. Мы с подругами не видимся. Мой муж, понятное дело, в Италии застрял! Я, честно, страдаю. Но страдаю мудро и философски.

Из-за коронавируса у Сати Казановой отменилось много важных поездок
Из-за коронавируса у Сати Казановой отменилось много важных поездок
материалы пресс-службы

Кстати, многие уже знают, что за последние годы ваша жизнь сильно изменилась. Что заставило вас обратиться к йоге и другим практикам?

— Скажем так, мой собственный внутренний кризис, обусловленный в том числе и внешними событиями. В тот момент я ушла из группы «Фабрика» и пережила очень тяжелое расставание с мужчиной. Но самое главное, я пришла к определенному внутреннему состоянию, когда все, что было, уж никак не могло продолжаться. То есть произошло осознание, что я не могу, не хочу и не буду так жить, а нового еще не появилось. Было довольно тяжело, было очень депрессивное темное время, после чего, конечно же, наступил рассвет, и все стало иначе. В то время я обратилась к мантрам, йоге, тренингам, потому что я искала выход, искала то самое окошко и свет. И я его в полной мере нашла, когда встретила Учителя. Мне стали ясны многие вещи., и ответы на многие вопросы ко мне пришли вполне естественно. Безусловно, еще учиться и учиться, открывать и открывать, совершенствоваться — в этом нет предела. И благодаря этим знаниям я на происходящее, к примеру, смотрю совершенно иначе, чем миллионы людей по всему миру. И, конечно, мы, маленькие люди, сидя дома, казалось бы, ничего не можем сделать: повлиять на внешние обстоятельства, остановить этот вирус или падение мировой экономики. Но, с другой стороны, мы можем изменить внутренне отношение, подготовить себя. Да, жизнь станет другой, будут трудности, но человечество неоднократно переживало подобное. Слава Богу, не летают пули над головами.

Где проходили ваши практики?

— Йогу я изучала у моего Учителя в ашраме. Это преподавательские курсы, которые я закончила в 2016 году. С тех пор у меня было порядка 120 студентов. Это не так много, учитывая, что прошло 4 года. Но дело в том, что у меня не так много времени для этого. Я примерно раз в полтора-два месяца даю курс. Сейчас мне пришлось перенести очные занятия со своими студентами, но мы делаем это онлайн. С теми, кто посвящен в йогу, которую я преподаю, мы встречаемся в 7 утра онлайн вот уже больше недели, и мы планируем установить такую традицию. Лично я задалась целью в это карантинное время, пока мы остановились и нет безумной беготни, перекроить себя, свое мышление и свою жизнь. Это уникальная возможность, и этого нельзя упускать. Нужно создать новые привычки, научиться чему-то новому, классному.

Сати Казанова уже много лет профессионально занимается йогой
Сати Казанова уже много лет профессионально занимается йогой
материалы пресс-службы

А как сказалась самоизоляция на вашем творчестве?

— Как это ни парадоксально, она оказала хорошее воздействие. У меня и музыка пишется, и мантры находятся. Как-то все креативно происходит. Я думаю, что до окончания самоизоляции обрасту прекрасными идеями. Я же говорю, что вопрос только в том, как мы на это смотрим. Либо мы используем возможность, либо ругаем обстоятельства. Я предпочитаю первый вариант. У меня, например, готовится альбом довольно глубокой мистической медитативной музыки. Мы создавали его полгода с большим трепетом, и он, конечно, особенный в том плане, что мы смешали особые музыкальные стили. Мы использовали необычные частоты, которые воздействуют на сознание человека. Это частота 432 мгц и 436 мгц. Они, конечно, сильно способствуют очень глубокому медитативному состоянию. А сама музыка Sati Ethnica доносит сакральное наследие в очень понятном и доступном звучании. Мы смешиваем этническую и электронную музыку. В последнем альбоме только аналоговые звуки. И когда закончится вся эта пандемия, я планирую выпускать пластинку еще и на виниле, потому что электронный формат, к сожалению, искажает звучание. А винил сохраняет практически всю частотность и чистоту вибраций.

Зачем Сати Казановой нужен такой проект? Не проще ли записать обычный альбом с популярной музыкой?

— Этот проект с особой миссией. Я не готова сейчас говорить о ней, потому что там есть довольно интимные и сакральные моменты. Могу лишь сказать, что это миссия помогать людям открывать сердца. Это значит дышать полной грудью и ощущать, что ты живой, настоящий. Долой эти маски, переживания, долой эту необходимость кем-то притворяться! И, наконец, можно позволить себе любить. Люди боятся любить, потому что нам внушали, что любить — это небезопасно, что обязательно кто-то причинит боль, что сердце надо закрывать. И моя музыка убеждает человека в обратном: чем шире раскрываешь сердце, тем больше в нем любви, и никто и ничто уже не способно ранить сердце. Сейчас я вижу, что людям в этих обстоятельствах необходимо что-то такое, чтобы переключить свое внимание с внешних стрессовых факторов. Потому что очень много боли, переживаний и страхов. У меня за Италию разрывается сердце. Если бы у меня не было тех знаний, которые есть, я бы рыдала с утра до вечера по разным причинам. Начиная с того, что мы далеко друг от друга с моим любимым, заканчивая тем, что люди страдают, умирают — это очень больно.

А вы как сейчас себя чувствуете? Говорят, вы тоже успели простудиться…

— Самочувствие хорошее, я действительно переболела небольшой простудой. Но я усиленно пью разные витаминные чаи, все натуральное, чтобы не перегружать организм химией. Гречка, маски, спирт и спиртовые салфетки — это все у меня тоже есть.

Как получилось, что вы сейчас разлучены с супругом?

— У него должна была в Италии состояться презентация книги, которую он писал с таким трепетом последний год, и он туда поехал в первых числах марта, а я должна была полететь 8-го, чтобы провести с ним неделю. У нас планировался промо-тур по крупным городам Италии с пресс-конференциями. Очень много поклонников и прессы его ждало. И меня ждали — как жену, как возлюбленную Стефано Тиоццо. У него там огромная армия фанатов! Но все это, к сожалению, так громко и больно обломалось. После того как я в очередной раз вернулась в Москву, мы ждали, что же будет дальше. Мы не решались дергаться, я не решалась ехать к нему. В итоге случилось так, как случилось, потому что каждый день что-то менялось, ужесточались меры, и вот такая история получилась: я здесь, а он — в Италии.

Сейчас певица разлучена с мужем на неопределенный срок. Общение супругов происходит по видеосвязи
Сейчас певица разлучена с мужем на неопределенный срок. Общение супругов происходит по видеосвязи
материалы пресс-службы

Сейчас Стефано сидит дома, а до коронавируса он чем занимался, кроме того, что выпустил книгу?

— Он фотограф, видеограф, экспедитор, путешественник. Он в год объезжает порядка 45 стран, у него экспедиции и фотоэкспедиции, туры, мастер-классы. Все больше и больше поклонников у него в Европе, уже про него говорят на телевидении и пишут в газетах. Он там блогер-селебрити. Раньше, кстати, он был врачом-дантистом. И вот на днях он мне сказал: «Если бы я был не только дантистом, у меня был бы более широкий врачебный профиль и мне бы позволили стать волонтером, я бы пошел, даже рискуя жизнью». Я горжусь этими его словами. А я бы, наверное, не могла бы ему сказать: «Сиди и не высовывайся». Я бы не смогла ему запретить спасать больных, зная, какое у него благородное сердце. Я его, наверное, за это и полюбила.

Расскажите, какая обстановка вокруг вашего мужа? Он в безопасности?

— Да, он в надежных руках, с родителями и бабушкой, они очень дисциплинированно и строго соблюдают карантин. Он выходит из дома только раз в 3 дня за хлебом и раз в 4—5 дней — за продуктами в супермаркет. У них есть строгие условия, на каком расстоянии друг от друга находиться. Нужно обязательно быть в масках и перчатках, санитайзеры для рук повсюду. Там серьезный период карантина. И нам есть чему у них в этом смысле поучиться, потому что, возможно, в России грянет еще и похуже. Я не пессимист, я реалист. Надеюсь, что нас пронесет, наше русское авось часто спасает…

В плане заражения вирусом я за мужа не переживаю, и он за меня — тоже, потому что мы с ним на одной волне и верим, что есть вещи, которые суждены. И если что-то должно произойти, оно обязательно произойдет, как бы я ни пряталась. Если суждено заболеть или умереть, эти вещи предопределены, в них не бывает случайностей. Мы с ним больше переживаем за наших родителей, потому что они уже взрослые, и иммунитет у них и здоровье не такое крепкое, как хотелось бы. В моей родной республике уже нашлись инфицированные. Вчера мне муж сообщил, что один из его друзей, взрослый мужчина возрастом чуть больше шестидесяти был в тяжелом состоянии в реанимации, а сегодня ушел из жизни… И этот вирус уже не фантом, что о нем только говорят где-то, он касается так или иначе каждой семьи. Это такая общечеловеческая беда. Мы с мужем общаемся по видеосвязи несколько раз в день. За это большое спасибо тем, кто придумал такие технические возможности.

"Режим самоизоляции оказал хорошее воздействие на мое творчество"
"Режим самоизоляции оказал хорошее воздействие на мое творчество"
материалы пресс-службы

Судя по вашим ответам, у вас действительно очень крепкий семейный союз. Как вы думаете, в чем секрет вашего успешного брака?

— Мне трудно делиться секретами успешного брака, ему всего-то будет три года осенью, и мы не виделись уже месяц. И, похоже, что еще месяца два нам предстоит не видеться. Наверное, наши частые разлуки в каком-то смысле и есть секрет нашего крепкого союза. Мы скучаем друг по другу. А самое главное, что мы уважаем друг друга. Уважаем пространство друг друга, желание, предназначение.