Интервью

Евгений Харитонов и Екатерина Ефимова: «У нас все началось с гамбургера, алкоголя и общаги»

История любви актеров — подтверждение того, что иногда счастье приносят самые простые вещи

25 марта 2020 13:13
6361
3
Евгений Харитонов и Екатерина Ефимова
Фото: Наталья Исаева

История актерской пары Евгения Харитонова и Екатерины Ефимовой — яркое подтверждение того, что порой самые крепкие отношения зарождаются крайне буднично. Возможно, это обстоятельство и есть залог счастья. В качестве стрелы Купидона в их случае выступил самый обыкновенный бутерброд. Сейчас супруги находятся в ожидании малышки, поэтому наша беседа оказалась вполне своевременной. Подробности — в интервью журнала «Атмосфера».

— Евгений, Екатерина, как готовитесь к грядущему важному событию?

Екатерина: Я впервые стану мамой, поэтому специальную литературу просматриваю. Интересует меня даже не тема воспитания как таковая, а психологический момент, как грамотно выпасть из привычной активной жизни, осесть дома и без нарастающего негатива заниматься одними и теми же хозяйственными делами, столь мной нелюбимыми. Хотя, естественно, размышляю и о будущем. Тут вычитала, что после 2010 года на свет появляется поколение Альфа — люди, пришедшие в этот мир на самом пике технологического прогресса, и к ним требуется особый подход. Кто-­то из них еще крохами осваивает сложные гаджеты… Но я не уверена, что это правильно. Между прочим, я по первому образованию педагог дошкольного образования и до сих пор занимаюсь с малышами в детской студии актерского мастерства, так что не новичок в данной сфере. Но посмотрим, как будет с нашей девочкой. Одно уже ясно — это папина дочка. (Улыбается.)

Евгений: Мне кажется, я ее буду баловать. Детей обожаю, и они мне отвечают взаимностью. У меня же тринадцатилетний сын от первого брака, я отец со стажем. (Улыбается.)

— Кстати, как Федор принял Екатерину?

Екатерина: О, не сразу, но мы нашли общий язык. Но это нормально, я иного и не ожидала. Тем более у него переходный возраст.

Евгений: Федя пока живет с мамой в Пензе. Он парень умный, но и ранимый одновременно. Когда вокруг много новых людей, так же, как и я, закрывается. Но среди тех, кому доверяет, артистичен, подвижен, и по натуре уже такой мужичок. Как-то мы сидели в загородном доме у друзей, я готовил шашлык, он подошел помочь и вдруг отозвал меня в сторону и говорит: «Ну ладно, живешь ты с ней — живи, но если у вас родится ребенок, ты для меня будешь не папой, а дядей Женей». Поначалу я опешил: как так, яйцо курицу учит! Потом успокоился, и мы откровенно обсудили то, что происходит, и договорились, что я ему отцом и надежным другом буду всегда и двери нашего с Катей дома для него открыты.

— Судя по Инстаграму, вы официально женаты два года. А сколько лет вместе?

Евгений: Пятый год, кажется. Я с Катей время не считаю. (Улыбается.) Вот мы с вами сидим в «Гоголь-­центре», а здесь рядом, во дворах, общежитие, где мы как раз впервые встретились. У меня тогда был непростой период, и несмотря на то, что я уже начал работать у Кирилла Серебренникова, денег не было, я практически голодал, и меня там приютили товарищи. Отвели мне место на крохотном книжном складе, и я, будучи книгочеем, весьма символично спал на литературе, постелив одеяло. И как-­то раз Катя пришла в это общежитие в гости к подруге.

Екатерина: Это было 9 января, я как раз отыграла новогоднюю кампанию и заглянула к знакомой…

Евгений: Я вышел в коридор — и вижу, стоит высокая, эффектная девушка, завернувшись в плед поверх пальто. Подошел, спросил: «Есть что пожевать?» И она мне тут же: «На, возьми!» — протягивает гамбургер, искренне, доброжелательно. То есть сразу накормила.

Екатерина: У меня тогда не было верхней зимней одежды, и я ходила в пледе поверх осеннего пальто. Стою я тогда с этим пакетом и вижу: выходит из комнаты мужчина, огромный такой, но явно уставший, измученный, неприкаянный какой-­то. Потом он со мной заговорил, и голос показался мне особенным. Конечно, я не могла его оставить голодным. (Улыбается.) Так получилось, что на всю следующую свободную неделю я зависла в этой общаге. Новогодние праздники же! Женя там знал все компании, а для меня это была совершенно иная атмосфера, куча новых знакомств с интересными, эксцентричными людьми одной со мной профессии.

Евгений: Видите, как у нас все началось: с гамбургеров, алкоголя, с общаги.

"Женя курил у окна в любимом сером свитере, я подошла сзади, прикоснулась к нему – и меня пронзила мысль: я нашла своего мужа!"
"Женя курил у окна в любимом сером свитере, я подошла сзади, прикоснулась к нему – и меня пронзила мысль: я нашла своего мужа!"
Фото: Наталья Исаева

— Это можно назвать любовью с первого взгляда?

Евгений: Вспышки не было. Мы приглядывались друг к другу. Месяц Катя меня к себе не подпускала, мы подолгу разговаривали по телефону, потом я пригласил ее поехать вместе в Питер. И в процессе общения возникло ощущение нужности этого человека. Я поймал себя на том, что начал перенимать какие-­то ее жесты, интонацию. Помню, как, вернувшись в Москву, мы сидели в каком-­то кафе, и Катя, глядя на меня, сказала: «А он вроде ничего!» (Улыбается.) А я сказал: «Ну, раз ничего — оставайся у меня!» Сказано — сделано. Перебралась ко мне в эту книжную двухметровую комнату в общаге.

Екатерина: Однажды, спустя месяц с небольшим после нашего знакомства, я заехала к Жене в гости, он курил у окна в любимом сером свитере, а я подошла, прикоснулась к нему, и меня прямо пронзила мысль: «Все, я нашла своего мужа!» И, поверьте, для меня самой это стало сюрпризом. У меня есть старший брат, и я всегда была «своим парнем», абсолютнейшей пацанкой. Флирт, кокетство, любовные интрижки — совсем не про меня. Поэтому серьезные отношения я воспринимала как опасность, я же ничего про Женю не знала. Наблюдала только, что куча женщин вокруг него крутится.

— Женя, действительно было много поклонниц?

Евгений: Да ну нет! Катя замечала, а я нет. И теперь не даю повода ревновать. Катя всегда знает, где меня искать. Если и выбираюсь из театра, то с Илюхой (изначально Катин друг!) — профессиональным гонщиком, который процесс вождения автомобиля превращает в искусство. В начале наших отношений я был дико ревнивый. Сейчас чуть успокоился, а раньше просто сходил с ума: у Кати же все друзья — мужчины!

Екатерина: Женя меня изводил подозрениями, ворчал. Ему было трудно объяснить, что я действительно могу дружить с мужчинами. Когда мой брат служил в Академии МВД, он приводил своих товарищей к нам, и я их брила машинкой. И карате я наравне с мальчишками занималась. У меня красный пояс.

Евгений: Поэтому когда я ее вечером выпускаю гулять с собакой, то не волнуюсь. Даже не встречаю. (Улыбается.)

Екатерина: Это не правда! Встречает.

— Женя, вы тоже драться умеете?

Евгений: Немного. Я мастер спорта по греко-­римской борьбе. Но я уже давно спорт забросил. Даже к гантелям год не прикасался.

Екатерина: Должна признаться, муж меня смягчил. Я была слишком жесткой, неприступной. Даже наши общие друзья в «Гоголь-­центре» не сразу смогли поверить, что мы вместе. Так что мы удивили окружение. И почти сразу завели себе питомца. Оба мечтали о собаке, и одна моя приятельница, которая держит приют, предложила взять рыже-­черно-­белого щенка — помесь дворняжки и бельгийской овчарки. Львом мы его назвали.

Евгений: Как раз в этот период Авдотья Смирнова предложила мне сыграть Льва Толстого в своем фильме «История одного назначения». Так что пазл сложился. (Улыбается.) Авдотья — уникальная. В какой-­то момент мы встретились с ней во дворе общежития, сидели за столиком летнего кафе, разговаривая о предстоящих съемках. Так получилось, что в день росписи нам нужно было уезжать на съемки в Псков. Грех было не отметить это событие со всей съемочной группой. Авдотья устроила нам настоящий пир с раками и баней.

— Кстати, расскажите, как прозвучало предложение руки и сердца.

Евгений: Катя со своей мамой ждали меня в кафе, я приехал к ним после спектакля и сообщил Ларисе Юрьевне, что имею намерение жениться на ее дочери. Разумеется, до этого я сказал: «Кать, может, поженимся?!»

Екатерина: Я ответила, что мне надо подумать. В принципе, мы не хотели торжества, это какая-­то условность. Свадьба — праздник больше для родственников, молодоженам, по большому счету, он не нужен.

Евгений: Предложение я сделал, чтобы показать, что не собираюсь отказываться от человека, готов продолжить нашу совместную жизнь. А остальное все детали. Так, костюм и кольца я купил накануне.

Екатерина: А я в последний день стала переживать: единственный раз в жизни замуж выхожу, а о платье не позаботилась! В итоге носилась по городу как сумасшедшая в поисках подходящего — и нашла! Фотографии у нас получились забавные!

"Сын отозвал меня и говорит: «Ладно, живешь ты с ней – живи, но если у вас родится ребенок, для меня ты будешь не папой, а дядей Женей»"
"Сын отозвал меня и говорит: «Ладно, живешь ты с ней – живи, но если у вас родится ребенок, для меня ты будешь не папой, а дядей Женей»"
Фото: Наталья Исаева

— Женя, Катя полностью подходила под образ женщины вашей мечты?

Евгений: Как раз совсем не подходила. Она была вне этих категорий. Просто выбивалась из них. Катя покорила меня своей открытостью, честностью. Я интуитивно ощутил, что эта девушка никогда не предаст. А это дороже силикона в груди, накачанных губ и звездного статуса. Я почувствовал: что бы со мной ни случилось, она будет рядом. И этот же отклик есть внутри меня.

— То есть и в болезни, и в старости…

Евгений: Надеюсь, мы не заболеем и не постареем. Уверяю вас, придумают уже наконец какие-­то прогрессивные средства. Я верю в науку. (Смеется.)

— Евгений, вы ровно на десять лет старше Кати, и жизненный опыт у вас богатый: вы и корпоративы вели, и охранником работали, и грузчиком, и даже могилы рыли…

Евгений: Знаете, события нашей жизни не повторяются, и на другом витке прежний опыт не всегда бывает полезен и применим к тому, что у тебя происходит здесь и сейчас. Безусловно, какая-­то энергия копится, и, если ей не давать выхода, она тебя разрушает. У меня был период, когда я ушел в пьянство. Это было еще до Кати. А благодаря жене я полностью отказался от алкоголя. Два года, с тех пор, как мы поженились, я не пью. Сегодня у меня вся энергия аккумулируется в театре.

— Подождите, а как же кино? Вас знают по фильмам «Брестская крепость», «Жила-­была одна баба» Андрея Смирнова, сериалам «Паутина», «Косатка», «Практика»…

Евгений: Да, сниматься даже в крохотных ролях я начал давно, приезжал в столицу из всех городов, в каких театрах я тогда служил. И рад, что кинематограф плотно вошел в мой график. Вот недавно я снялся у Александра Зельдовича в ленте «Медея», участвовал в замечательной короткометражке «Он и она». Жду премьеры телефильма «Фантом». Но при этом все равно акцент делаю на «Гоголь-­центре». Меня здесь окружают необыкновенные люди, и даже само здание мне нравится.

— Любопытно, чем вы зацепили Серебренникова, вы ведь окончили на родине Сахалинское театральное училище, у него не учились…

Евгений: Я набрался наглости и написал ему. У нас был общий знакомый из литовского театра — Юрий Борисович Попов, с которым мы делали спектакль «Калигула» еще в Тамбовском драматическом театре, так вот, он был дружен с Кириллом Семеновичем, мы с ним обсуждали его потрясающие постановки, и я сочинил письмо мастеру. Он ответил, я приехал знакомиться, и как-­то быстро у нас началась совместная работа. Правда, поначалу я скрыл, что еще не закончил свою деятельность в Пензенском драматическом театре, поэтому некоторое время приходилось вести двой­ную жизнь: после репетиций садиться ночью на поезд, ехать пятнадцать часов до Пензы, там играть спектакль и отправляться обратно.

— Ясно, что друг к другу вы шли разными путями…

Екатерина: Да, я выросла в поселке Мосрентген, тогда еще в Подмосковье. Собственно, сейчас мы здесь и живем. Родители у меня не из мира богемы: папа — водитель, а мама учительница английского языка. Но попав в театральную студию, я «заболела» сценой благодаря великолепному педагогу Таисии Федоровне Посоховой. В четырнадцать лет уже начала работать, чтобы иметь свои карманные деньги. Затем окончила Щуку, снималась в сериалах «Папины дочки», «Станица», «Пока цветет папоротник», «Беловодье. Тайна затерянной страны». Что касается подмостков, то я пять лет служила у Николая Рощина в театре «А. Р. Т. О.». Далее играла в Московском театре комедии, который создал Сергей Ефремов. С ним мы учились на параллельных курсах. Также играла в «Квинтете Раневской», который создала Юля Гоманюк. Надеюсь, когда выйду из декрета, ко мне придет побольше киношных проектов.

Евгений: Я уроженец Сахалина, и мне пророчили быть военным. Ну или рыбу ловить, или водить поезда. Я ловил рыбу, год водил поезда, поступал в Дальневосточную военную академию. Но когда в Южно-­Сахалинске открылось театральное училище — пошел туда. Направление мне задал приятель. Как-­то вечером мы стояли на балконе, у него в ухе болталась серьга с чертом, и он настоятельно рекомендовал мне выучить стихотворение, басню, кусок из прозы и проверить себя. Что я и сделал. И прошел. А после учебы уже играл в самых разных театрах России. Отправился в длительное путешествие по стране: Астрахань, Волгоград, Питер, Тамбов, Пенза. В Тамбове особенно задержался. В какой-­то момент стало казаться, что за его пределами вообще ничего не существует! Я прямо с головой погрузился в местную жизнь. Но вынырнул! (Улыбается.)

"Я интуитивно ощутил, что Катя меня никогда не предаст. А это дороже силикона в груди, накачанных губ и звездного статуса"
"Я интуитивно ощутил, что Катя меня никогда не предаст. А это дороже силикона в груди, накачанных губ и звездного статуса"
Фото: Наталья Исаева

— В чем выгода актерской семьи?

Евгений: Катя — моя любимая актриса! Я доволен, что у нас на счету есть совместный спектакль «Чемодан-­блюз» по рассказам Сергея Довлатова, который мы играли в Театре труда. Катя — исключительно одаренная и всегда помогает мне разбирать отрывки. Текст дома мы всегда учим вместе.

Екатерина: А как может быть по-­другому? Мы из одной сферы и отлично понимаем друг друга. Притом, что изначально я даже предположить не могла, что у меня будут отношения с актером. Прямо бежала от этого. Но с Женей мы говорим на одном языке. И он не из тех актеров, кто играет в жизни.

Евгений: У меня первый брак был с актрисой, и после развода я дал себе слово больше не связываться с этими девушками. Не наступать на грабли. Но, как видите, мы предполагаем, а судьба располагает.

— А насколько характеры у вас разные?

Екатерина: Я очень социальный человек, экстравертный. Мне нравится встречаться с людьми, что-­то обсуждать… А Женя, наоборот, интроверт. Между домом и гостями неизменно выбирает дом. Порой я насильно выпихиваю его в свет. (Улыбается.) Все-таки специфика нашего дела предполагает быть на виду. Не в смысле бегать по светским тусовкам, это пустая трата времени, а присутствовать на профильных мероприятиях, где можно обсудить рабочие моменты.

Евгений: На что-­то важное я обязательно выбираюсь. Вот Леша Агранович меня приглашал на свой день рождения, и я, естественно, приехал, поздравил. Правда, очень долго на вечеринке не задержался, домой отправился. (Улыбается.) Справедливости ради нужно сказать, что в юности я был знатный тусовщик, но прошло у меня это. И люди того периода, которые меня затягивали в какие-­то авантюры, тоже исчезли. Я ведь, бывало, просыпался в фуре с какими-­то дальнобойщиками где-нибудь в Нижнем Новгороде или Екатеринбурге, причем без телефона, без кошелька, без паспорта, плохо соображая, где нахожусь… Потом долго искал средства, чтобы вернуться обратно. Была история, когда мы с товарищами ехали с Сахалина покорять Санкт-­Петербург, но по дороге выходили на разных станциях и везде гуляли по нескольку дней. Поэтому очень долго добирались до Северной столицы.

Екатерина: Судя по Жене и его друзьям-­землякам, все уроженцы Сахалина личности невероятно свободные. Такие люди резких решений и спонтанных вылазок.

Евгений: К счастью, все эти лихие поступки в прошлом! Теперь мне нравится тихая семейная жизнь. Я стал домоседом, люблю почитать, с собакой в лесу погулять… Лев вокруг носится, а я стою, курю, думаю… Хорошо! (Улыбается.)