Интервью

Павел Паскаль: «Мое шелковое сердце никогда не было свободным»

WomanHit.ru обсудил со звездой 2000-х возраст, семью и школьное прозвище

17 декабря 2019 15:16
6052
0
Павел Паскаль
Фото: личный архив

В начале 2000-х песни «Шелковое сердце» и «100 процентов любви» звучали практически из каждого утюга. Сейчас Паскаль, а в миру Павел Титов, продолжает свою творческую деятельность, просто поклонницы немножко подросли.

— В этом году вам исполнилось 55 лет. С каким настроением отметили эту важную дату?

— Настроение отличное. Как говорится, полет нормальный. Все действует как отлаженный механизм, без каких-либо сбоев. То, что я вообще не люблю праздновать свои дни рождения, — это уже другая история. Тем не менее 55 — это определенный повод. Но я все равно подхожу к этому юбилею с легкой ухмылочкой — посмотрим, что будет дальше!

— Вы вообще верите в эти цифры — в то, что вам 55?

— Я верю в цифры. 50, 55 — цифры, согласитесь, серьезные. 55 лично мне нравится больше: «пятерка» — положительная отметка, если сложить, получается десять. Если еще раз сложить, получаем единицу, а это начало всех начал. Поэтому можно сказать, что все только начинается. По моим ощущениям, так оно и есть! Что касается того, на какой возраст я себя ощущаю, мне трудно назвать определенную цифру. Мне кажется, я вобрал в себя несколько возрастов: во мне сейчас присутствуют жажда и любопытство двадцатилетнего парня, нахальство и упорство тридцатипятилетнего и уравновешенность пятидесятилетнего. И мне это нравится. Конечно, присутствуют какие-то физические особенности, присущие моему возрасту: пришло понимание, что нужно больше отдыхать, стал дольше восстанавливаться после гастролей, люблю немножко бездействовать после тура, как говорится, подзарядить аккумуляторы, чего раньше за мной не наблюдалось. В остальном нормальный возраст, хороший. Мне он нравится.

Сыновья певца выросли и окончили физфак МГУ. Однако оба увлечены музыкой и даже записывают песни собственного сочинения
Сыновья певца выросли и окончили физфак МГУ. Однако оба увлечены музыкой и даже записывают песни собственного сочинения
Фото: личный архив

— Всегда хотелось узнать, откуда возник псевдоним Паскаль?

— Я начинал, когда наш шоу-бизнес начал крепчать, появились продюсеры с европейскими понятиями и замашками. Предполагалось подписание контракта с известным продюсером, ныне здравствующим, который сказал, что не будет браться за проект, пока у него не будет имени. Он хотел раскручивать бренд, а не имя и фамилию. Условия контракта были хорошие, все складывалось удачно, поэтому я пошел на то, чтобы взять псевдоним. Мне предложили несколько вариантов, но у меня были и свои. Я предложил свое школьное прозвище, которое, правда, было у меня недолго. Тогда оно звучало озорно, сейчас более нахально и резко. Вообще паскаль — это единица измерения давления: почему бы не измерять в паскалях единицу музыкального давления на душу населения, решили мы тогда.

— Вы перестали выпускать новые альбомы с некоторых пор. Почему не стали активно работать в этом направлении?

— Если смотреть на таких людей, как Михаил Захарович Шуфутинский, которые ежегодно выпускают пластинки, я, конечно, остановился на этом этапе. Но давайте посмотрим на мою биографию в пластинках: 2000 год — «Шелковое сердце», 2001-й — «100 процентов Любви», 2006-й — «Чистые труды». Это альбом был выпущен совместно с семьей Игоря Владимировича Талькова и посвящен 15-летию памяти артиста. В 2008 году я выпустил альбом «Золотые сны», в 2010-м — неизданный альбом, который никто не взял, тем не менее он существует. В 2017-м был альбом «BEST», но его никто не захотел брать на реализацию: альбомы больше не продаются, поэтому он вышел как неформальный. В данный момент на студии сводится последняя песня из альбома, рабочее название которого «В дорогу». У меня действительно были достаточно большие перерывы в записях альбомов, связанные с тем, что я работал над другими проектами, писал музыку. А потом, я не гонюсь за количеством песен, как кит, который захватывает много планктона в надежде поймать креветку.

Павел Паскаль
Павел Паскаль
Фото: личный архив

— Я знаю, что у вас есть два сына. Чем они занимаются?

— Оба окончили школу с физико-математическим уклоном, затем по очереди (они погодки) поступили на физфак МГУ. Старший поступил в аспирантуру, младший — в магистратуру. Несмотря на то что они физики, к музыке тяготение у них все-таки имеется. У старшего больше. Заняли у меня пространство под студию и записывают музыку — проект называется Tonichelli. Оба окончили музыкальную школу имени Баха: старший по классу саксофона, младший по классу гитары. Старший даже успел поиграть в КВН. Вот такие у меня дети.

— Вы поддерживаете с ними отношения?

— В разное время по-разному. До двенадцати лет все было прекрасно, а потом начался подростковый возраст. Младший пока чурается, хочет самостоятельности, со старшим уже диалог налажен. В общем и целом у нас добротные отношения со взаимопониманием.

— Павел, многие хотели завоевать ваше шелковое сердце. Удалось кому все-таки это сделать?

— Мое сердце никогда и не было особо свободным. (Улыбается.) Я просто никогда это не афишировал. Просто отношения, на мой взгляд, это сугубо личное дело. Семейная жизнь должна быть спокойной и размеренной. Безусловно, моя девушка — тоже человек яркий и артистичный, но в свое время мы решили, что кто-то должен быть дома.

— Как вы предпочитаете проводить свободное от работы время?

— Я много хожу, когда есть время, прохожу километров десять. Зима — это лыжи беговые или горные, лето — байдарки, походы, восхождения. В прошлом году два раза поднимался на Бештау, на Ай-Петри пешком ходил. На Алтае был. На байдарках чаще всего ходим в Финляндии — там очень красиво, спокойно, летом отличная температура. Хобби для меня это хозяйство, я живу на земле, и мне это очень нравится. Стараюсь вырастить на ней все что хочу. Не всегда, правда, удается. Четвертый год пытаюсь вырастить виноград, пока не получается. А все остальное растет. Есть даже жимолость и дальневосточный лимонник.