Интервью

Светлая память: 40 дней без Юлии Началовой

WomanHit.ru пообщался с пиар-директором певицы Анной Исаевой, которая была с ней рядом последние 15 лет, и вспомнил архивное интервью, в котором звезда впервые заговорила о проблемах со здоровьем

25 апреля 2019 10:00
5744
0
Юлия Началова
Геннадий Авраменко

Двадцать пятого апреля сорок дней со дня смерти певицы Юлии Началовой. Ее неожиданный уход из жизни настолько потряс поклонников, коллег и близких, что принять этот факт многие отказываются до сих пор. Что же в итоге произошло? Как могло случиться, что молодую женщину, полную сил и энергии, не смогли спасти лучшие врачи? WomanHit.ru встретился с подругой и пиар-директором Юлии — Анной Исаевой, которая была рядом с певицей последние пятнадцать лет.

Неприятности начались с травмы ноги, которую Юлия Началова получила во время съемок в проекте «Один в один». Как она сама посчитала, совсем пустячную. Ну кто обращает внимание, когда натирает ногу! Возможно, это была просто маленькая царапинка, возникшая из-за болезни певицы — сахарного диабета, который преследовал ее долгие годы.

«Она довольно долго со своей ногой мучилась, — вспоминает Анна Исаева. — И ведь на проекте был врач, который тут же начал заниматься ее ногой, как только она пожаловалась. И домой врачи приходили, делали перевязки, и она сама себе делала, но, увы, инфекция была занесена. Только никто еще не знал, что уже тогда начало развиваться заражение крови. И оно прогрессировало. Юля угасала. Теряла силы. Ее все время уговаривали поехать в больницу. Она все откладывала, говорила: „Завтра-завтра!“. Ей казалось, что это не срочно и не так страшно.
В результате в какой-то момент, когда она находилась дома, Юля потеряла сознание. Это было восьмого марта. Тогда уже вызвали „скорую помощь“ и доставили срочно в больницу с высокой температурой и загноившейся раной, вокруг которой кожа стала быстро мертветь. В клинике специалисты констатировали абсцесс и предположили, что, по всей видимости, рана была плохо продезинфицирована, что привело к воспалению, а чуть позже диагностировали то самое заражение крови».

Пиар-менеджер Анна Исаева работала с певице 15 лет
Пиар-менеджер Анна Исаева работала с певице 15 лет
Фото: Instagram.com

Врачи тогда предложили удалить натертый палец на ноге, из-за которого начался сепсис. Но Юлия категорически отказалась. Теперь уже сложно говорить, помогло бы это или нет. Но сама Юля, судя по всему, долгое время не понимала, насколько все серьезно. «У нее было несколько волн сепсиса, — продолжает рассказ Анна Исаева. — После первой волны наступило облегчение. Она „прошла“ эту волну. Врачи давали ей надежду, что все будет хорошо. А вот вторую волну не смогла пережить».

Юлю тогда ввели в состояние искусственной комы. Однако уже стали отказывать легкие и почки. Шестнадцатого марта Началову срочно прооперировали из-за угрозы нового абсцесса на ноге. Через несколько часов после операции певица умерла. Не выдержало сердце…

Когда Юля ушла из жизни, тут же появился целый вал публикаций, в которых доморощенные «медики» делали самые неожиданные предположения о причинах ее смерти. Так, например, некоторые вспоминали ее операцию 2007 года. Тогда Юля решила увеличить себе грудь, однако спустя некоторое время поняла, что четвертый размер великоват для нее, да и просто неудобен. Тогда она решилась на повторную операцию. Импланты удалили калифорнийские хирурги. Как говорили, одни из лучших. Однако они-то и занесли Юлии инфекцию, в результате которой певица была экстренно госпитализирована прямо из аэропорта. Конечно, та операция и уход из жизни спустя двенадцать лет вряд ли связаны между собой. Но на иммунитет операции действуют не самым лучшим образом.

Несмотря на вечную улыбку, жизнерадостность и цветущий вид, Юлия на самом деле нередко оказывалась между жизнью и смертью. Два года назад, в 2017 году, все обсуждали ее предсмертное состояние, о котором она сама рассказала прессе. У нее развилась подагра. Следы заболевания удавалось скрывать не всегда. На некоторых снимках было видно, что руки артистки поражены недугом. Юлия не скрывала ни от кого свой диагноз. «Сама виновата, что дотянула до такого периода, что уже невозможно терпеть, — говорила она. — У меня мигрирующая подагра: где захотела, там и проявилась. Колени, плечи, бедра, мелкие суставы, руки. Боль такая, что я не могу описать, даже зубная боль отдыхает по сравнению с этим. Да и мой ослабленный организм не хотел бороться. Я ощущала, как из меня буквально уходит жизнь. В голову лезли черные мысли. В произошедшем я не винила ни врачей, ни судьбу. Во всем виновата сама. Ведь это блажь и глупость — исправлять природу!»

Общий ребенок позволил певице и футболисту Евгению Алдонину сохранить хорошие отношения даже после развода. После смерти бывшей жены Евгений намерен всячески заботиться о дочери
Общий ребенок позволил певице и футболисту Евгению Алдонину сохранить хорошие отношения даже после развода. После смерти бывшей жены Евгений намерен всячески заботиться о дочери
Геннадий Авраменко

…После смерти Юлии у нее осталась 12-летняя дочь Вера, которая родилась в браке с футболистом Евгением Алдониным. А ведь еще совсем недавно Юля поздравляла свою единственную наследницу с днем рождения. «Доченька моя, самая любимая, самая родная, самая золотая. Спасибо тебе за то, что там, на небе, выбрала именно меня своей мамой», — обращалась тогда Юля.

«Вере о смерти мамы сказал ее папа, Евгений Алдонин, — рассказала нам Анна Исаева. — Поскольку ей уже двенадцать лет, она взрослая девочка, было решено, что Вера будет на похоронах у мамы. Она все понимает, переживает. Сегодня Вера живет с бабушкой и дедушкой, родителями Юлии. Евгений Алдонин очень о ней заботится. Его семья в первую очередь предложила, чтобы Вера жила у них, но, поскольку девочка долгие годы находилась у бабушки и дедушки, даже когда Юля была жива, родные решили, что будет правильнее оставить все как есть. Тем более что бабушка занимается ее учебой. Живут в России, в Москве. Если говорить о папе с мамой, то они просто убиты горем. Пока ничего хорошего. Прийти в себя не могут».

Юля и хоккеист Александр Фролов были очень эффектной парой. Однако их отношения прекратились в 2016 году
Юля и хоккеист Александр Фролов были очень эффектной парой. Однако их отношения прекратились в 2016 году
Фото: материалы пресс-служб

Если близкие и родные Юлии после ее смерти объединились из-за одной большой беды, то вот один из бывших спутников певицы, хоккеист Александр Фролов, продолжает бороться через суд за часть квартиры Началовой. «Он настойчиво считает, что прав, — говорит Исаева. — И юридически доказывает свою правоту. Он пока не остановился. И неизвестно, остановится ли вообще. Скорее нет, чем да».

На сорок дней близкие Юлии планируют поминки. «Говорят, будет несколько творческих номеров, музыкальных, в память о Юле, — поведала Анна Исаева. — Их делают ее близкие люди и артисты. Наверное, исполняться они будут не на самих поминках, потом. А скорее всего, номера зафиксируют на видео и покажут на экране. Я пока слышу лишь отголоски этих разговоров. Увижу только на сорок дней».

Юлия всегда была добрым, жизнерадостным, откровенным и открытым человеком. Поэтому в разговорах она никогда не скрывала что-то от своих поклонников. Мы вспомнили интервью, которое Юля нам дала в 2012 году. Уже тогда появились опасения за здоровье певицы.

Юлия Началова в 2012 году
Юлия Началова в 2012 году
Геннадий Авраменко

Юлия Началова: «Никто из артистов не может похвастать стопроцентным здоровьем»

— Помимо обсуждения твоей личной жизни этим летом страницы прессы были также заполнены страшной историей о твоей болезни. То, как тебя неожиданно госпитализировали в одну из клиник Лос-Анджелеса, то, как транспортировали целой бригадой обратно в Москву… Что в итоге случилось в августе?

— Я летела в Америку для встречи с американским композитором и продюсером Уолтером Афанасьевым. Мы записали с ним мой новый альбом, который я покажу в России в октябре, поэтому нужно было подписать несколько договоров о правах. Так вот, вечером купила билет, утром вылетела в Лос-Анджелес. Но уже в самолете мне стало очень плохо. Положение было настолько серьезным, что стюардессы вызвали «скорую помощь» к трапу самолета. Когда приземлились, меня под кислородной маской доставили в госпиталь, в реанимационное отделение, где практически сразу сделали операцию. Диагноз их был острая почечная недостаточность. Для меня это был шок! Тогда я поняла одно: никто из артистов не может похвастать стопроцентным здоровьем. Все мы из-за плотных гастролей и ряда других аспектов жертвуем собой. И уверяем себя: еще чуть-чуть, и я наконец подлечусь, вот буквально на следующей неделе… Теперь я уверена: необходимо заставлять себя регулярно следить за своим здоровьем и проходить медицинские обследования.

— Сколько времени ты провела в больнице?

— Около недели. И мне понравилось отношение американцев ко мне. Их адвокаты, как только мне стало лучше, пришли прямо в палату для подписи документов.

— Кто поддерживал тебя все это время?

— На следующий день после случившегося ко мне вылетел мой папа. Дело в том, что только у него и у моей пятилетней дочери Веры были визы. Но дочь папа не взял. Ни к чему ей видеть маму в больнице. Вера была экстренно отправлена к бабушке в Ялту. Папа очень помогал мне после выписки из госпиталя. Мне нельзя было сидеть за рулем. А Лос-Анджелес — это же не Нью-Йорк, там нет общественного транспорта или такси, которое можно поймать на каждом углу, стоит только свистнуть. Помощь папы была неоценимой. Сейчас я нахожусь под наблюдением американских врачей. Главное, что я сделала все, для чего летела в Лос-Анджелес. Но обидно, что произошедшее окрасило в темные краски мою поездку в США.

Юлия Началова с родителями и дочкой Верой. Таисия и Виктор Началовы учатся жить заново без дочери, и внучка стала их единственной радостью. Сейчас девочка живет у бабушки и дедушки
Юлия Началова с родителями и дочкой Верой. Таисия и Виктор Началовы учатся жить заново без дочери, и внучка стала их единственной радостью. Сейчас девочка живет у бабушки и дедушки
Фото: Instagram.com

— Жизнь в Америке настолько тебя засосала, что ты почти перестала появляться в России. Скажи, где сегодня твой дом?

— Я живу на две страны. Мы с Сашей сейчас делаем ремонт в нашей московской квартире, но и Лос-Анджелес я обожаю. Хотя мне кажется, что ажиотаж вокруг названия Голливуд — больше для туристов. Например, бульвар, где находится Аллея звезд, — просто проходной двор. Есть места намного живописнее. Так, наш с Сашей (Александр Фролов. — Прим. авт.) дом находится на берегу океана, на Манхэттен-Бич. Вот там реально красиво. Именно в этом районе снимался фильм «На гребне волны» с Киану Ривзом и Патриком Суэйзи. Вообще Лос-Анджелес для меня — это один из лучших городов на земле. Всегда светит солнце. Нет сумасшедшей жары, которую я не очень люблю и от которой начинаю себя плохо чувствовать. Утром, когда свежо, можешь в спортивном костюмчике пройтись по берегу океана, подышать, спортом позаниматься. Днем хорошо искупаться в океане, а потом поваляться в тени, позволив себе несколько курортных часов. А вечером, бывает, температура опускается до пятнадцати градусов, поэтому запросто можно выйти на улицу в кожаной курточке и джинсиках. Три раза на дню меняется мода. (Смеется.)

— Когда ты в Лос-Анджелесе, каков у тебя распорядок дня?

— Я там много занимаюсь спортом. На Манхэттен-Бич есть специальные трассы для роллеров и велосипедистов, вот мы и катаемся по набережной несколько километров в одну сторону, затем в другую. В Москве я ни за что не сяду на велосипед. Куда я поеду? Только грязь и лужи собирать!