МК-Бульвар

Александр Лыков: «Когда попадаю в серьезную ситуацию, жена — первый человек, кто всегда рядом»

Актер, сыгравыший десятки разнохарактерных ролей, предстал в новом образе — ректора вуза. Все самые интересные подробности — в интервью.

25 февраля 2019 13:05
3761
0
фото: кадр из сериала "Год культуры"

За плечами у актера Александра Лыкова десятки разных ролей. Кто не помнит легендарного капитана Казанцева из «Улиц разбитых фонарей»? Впрочем, в новом комедийном сериале у Лыкова совершенно иная роль — ректора вуза. «МК-Бульвар» обсудил с актером суету на съемочной площадке, спорт, архитектуру, а также детей и внуков.

— О том, какой был непростой кастинг в сериал «Год культуры», ходят легенды. Как у вас все прошло?

— Вообще я считаю, что серьезный кастинг — это правильно.
Я когда туда пришел, то полжизни, наверное, рассказал. Ничего особенного не происходило, но это было похоже на прослушивание при поступлении в театральный институт. (Улыбается.) Пришлось вспоминать какие-то басни, стихи. Примерно так же проходили пробы почти всего актерского ансамбля. Ну, может быть, исключая Бондарчука, так как он изначально был утвержден как герой. Мне кажется, что все было предельно внимательно сделано для того, чтобы получилась классная команда. Кстати, я лишь однажды сразу всю команду увидел на площадке, когда моего героя увозили на «скорой». Моя роль заключалась в том, что я себе лежу, а они выбегают и убегают, выбегают и убегают. Вот я так полдня лежал и смотрел на них, хотя из этого в кадре осталось всего пять секунд. И вот тогда я понял: изумительная команда.

— Многие признаются, что часто уже не помнят курьезов со съемочной площадки. А вам что-то припоминается?

— В первый же съемочный день на меня вылили две пожарные машины воды, и ее еще не хватило. Это было сделано для того, чтобы снять приезд чиновника. Он появляется, а ему говорит: извините, у нас тут дождь. Мы целый день снимали эту сцену, а осталось в фильме несколько секунд. Или я полдня бегал от машины, на которой ехал герой Бондарчука, босиком, в капроновых чулках. За каждым пятисекундным пробегом стоит целая смена, а актер носится как угорелый туда-сюда.

None
фото: кадр из сериала "Улицы разбитых фонарей"

— У вас достаточно яркий герой, в нем есть что-то похожее на вас?

— Мой герой руководит институтом, а я, если бы не был актером, наверное, мог бы быть режиссером и руководить группой, слушать о проблемах актеров, решать их, у меня даже были такие мысли. Я как-то думал, мол, хватит уже прыгать, нужно уходить на руководящую должность, поспокойнее: сидеть у монитора и вести переговоры. Но пока не получается, так что преждевременно говорить о моих руководящих постах.

— Тем не менее кино — не единственное ваше занятие…

— Я пишу рассказы, они довольно смешные, супруга читала и плакала, даже редактировать не стала. Еще мне нравится архитектура. Однако некоторые мои домашние не ждут, когда я доделаю, например, стеллаж, а вызывают мастера. Но дело в том, что я несколько раз делал стеллажи, но потом выяснилось, что они решили на этом месте сделать баню с туалетом, поэтому пришлось убрать мне же самому — тому, кто вымерял каждую перекладину, выбирал цвет, краску, кто его вписывал потом по сантиметру! Кроме того, у меня лежит очень много видеоматериала, который я должен отсмотреть, иначе я не буду в курсе того, как кино развивается.

— А на спорт отводите время?

— Ну, это само собой разумеется. Еще в юности, когда нужно было выбрать между кружкой пива, встречей с девушкой и тренировками, я выбирал тренировку. Сейчас вопрос этот не стоит: надо — значит, иду и занимаюсь. Если долго не тренироваться, начинается серьезный сбой в организме. Вообще за моим спортивным распорядком следит жена. Она решает, что мы делаем, куда идем. Чтобы я не просто сидел у компьютера или шел с палочкой по улице.
А с палочкой хожу потому, что у нас в Петербурге часто бывает просто не пройти, не убрано. И супруга смотрит, где есть какое хорошее место в фитнес-клубе. Порой бывает, ты хочешь прийти и позаниматься, при этом ни с кем не говорить. Таких мест очень мало, они, как правило, какие-то элитные, и их не всегда найдешь. Но жена ищет. Конечно, лучше всего отдыхать и заниматься спортом на море: приехал — и поплыл.

— Давно вы были на море? Может, даже там снимались?

— Конечно, на море я тоже снимался. Я помню, что мы поселились в каком-то санатории в Ялте, где можно было пить воду с полезными пузырьками. И клизмы там же ставили. И вот я решил: как интересно, а пройду-ка я всю эту программу! Я похудел, наверное, килограммов на двадцать. Я был такой худой, что мне, кажется, подходил 44-й размер. Сейчас-то у меня 56-й. Я аж прыгал от легкости. Можно сказать, эти съемки стали таким действительно ярким событием, я больше такого не повторял никогда. Вот думаю, может, стоит попробовать?

— Во многих интервью вы называете свою жену ангелом-хранителем. Звучит романтично…

— Это так и есть. Я ее, бывает, и выгоняю из кабинета, и ругаюсь на нее — она даже подтвердить может. Но это все обычная семейная ситуация. А нередко получается, что когда я попадаю в серьезную ситуацию — финансовую или со здоровьем, жена — первый человек, кто всегда со мной рядом. Хотя у нее могут быть круглые глаза от страха. И я знаю очень много примеров, когда у людей рядом не было такого человека и они умерли.

— А как вы думаете, почему вам удается больше тридцати лет быть вместе?

— Не могу точно сказать. Есть вещи, которые нужно просто терпеть, и все. Нет никаких других советов. Понимаете, в жизни все меняется, картина жизненная меняется. Но если вы любили друг друга хоть когда-то, это состояние в принципе никуда не девается. Я сейчас говорю об отношениях, которые не связаны с влечением, — это зачастую проходит, уже не остается желания. Я говорю о том, что есть важные чувства, которые остаются, и нужно просто потерпеть. А если не терпеть и размышлять, мол, я свободный человек: что хочу, то и делаю, пошел туда, сделал это… Конечно, никто тебе не запрещает — делай. Только потом подсчитывать результаты тебе будет тяжело. Вот такая небольшая экскурсия в семейную жизнь, но вообще это серьезная тема для большого разговора всех присутствующих членов семьи, я не могу за всех говорить, у меня же семья большая. Мы все друг за друга переживаем. Если что случится с одним — бросаемся на помощь.
В этом и есть семейный круг.

— В вашем семейном кругу также радуют всех двое талантливых взрослых детей. Расскажите, каким стал их жизненный путь?

— Мой сын Матвей снялся во многих фильмах. Могу еще сообщить, что недавно у меня родилась внучка. Она маленькая еще, но уже человечек, глазками хлопает. Ну а дочь Катя занимается своим любимым делом — учит студентов, пока довольно успешно. Иногда я ей говорю какие-то вещи, вроде того, что нужно делать. Хотя она сама прекрасно знает, что ей делать. Так что все проходит в обычном режиме, за исключением того, что Матвей живет не в России — у него такая работа, что приходится все время выезжать. Поэтому мы его редко видим. Когда он приезжает, мы все сидим с удовольствием, слушаем, он делится новостями. В общем, мы все вместе.

Матвей Лыков
Матвей Лыков
фото: instagram.com/matveylykov

— Внуков у вас, получается, уже трое. Старшие чем радуют?

— Они все художники, у нас вообще в семье все творческие, занимаются каким-то видом искусства. Не исключено, что они, конечно, еще могут удивить тем, что будут заниматься в математической школе, но пока я этого не вижу. Вижу, что самый старший уже вовсю рисует — каких-то кошек, мышек. В садике жалуются, что он организует какие-то группы, каждый день где-то крутится, командует, возглавляет. Он еще научился говорить разные фразы, что сильно подкупает взрослых. Вроде «будьте любезны», «пожалуйста», «я вас правильно понял». Не знаю, где он это подслушал, но уже использует. Предупреждает, когда его хотят отругать: «Не ругайте меня, будьте любезны, это очень опасно…»

— Смотрю, веселая семья у вас…

— Да, я люблю, когда у нас такое небольшое, нежесткое такое сумасшествие, а когда все тихо вокруг, мне кажется, что это как-то не очень хорошо. (Улыбается.)

— А бывает, что вас как дедушку с бабушкой просят выполнить семейный долг и посидеть с внуками?

— Конечно, случается, что они ждут не дождутся, когда мы приедем и возьмем детишек на себя. Ну и дети сами звонят, спрашивают, когда мы приедем. Правда, это не значит, что мы обязательно балуем внуков. Хотя у них другое воспитание, мы раньше бегали во дворе, где бабушки сидели на лавочке. А сейчас детей оставлять на улице опасно, и эти дети уже избалованы большим вниманием, а мы были более самостоятельными. Конечно, мне что-то может не нравиться в воспитании внуков, а кому-то могу не нравиться я. Но это обычное дело…