Alexander Project: «Пугачева дала понять: Сашке можно все»
Константин Юшкевич: «Не люблю быть пешкой»
Катрин Асси: «Ради скалолазания приходится жертвовать маникюром»
Алиса Феоктистова
Фото: материалы пресс-служб

Алиса Феоктистова: «Мне нужно все попробовать и пощупать»

Виталий Бродзкий
12 декабря 2018 11:05
3942
0

В беседе с WomanHit.ru артистка рассказала о своих принципах в профессиях, увлечении эзотерикой и любимом муже

В ней живут сразу два человека — актриса Алиса Феоктистова и певица Забава. Первая окончила ГИТИС и успешно снимается в кино, вторая отучилась в Гнесинке и выступает на сцене.

— Алиса, расскажите, зачем вам и кино, и музыка?

— Пока мы молоды, бодры, есть силы, хочется реализоваться по полной программе, чтобы потом кайфовать от того, что ты сделал, от того, чего ты в этой жизни достиг.

— Удается успевать? Например, общаться с друзьями?

— Честно сказать, на это времени пока не хватает. Мне постоянно пишут подруги: «Где ты? Давай увидимся, пообщаемся». Все по мне скучают. Но у меня не получается физически уделять время и семье, и друзьям.

— Семье удается уделять время? Она, к слову, у вас большая?

— Муж и родители. С родителями я не вижусь, потому что они живут в Екатеринбурге. Периодически видимся с родителями мужа. Но и то в выходные и очень редко.

— У супруга творческая профессия?

— Нет. Он айтишник. Больше физик, нежели лирик. (Смеется.)

— Он поддерживает вас во всем или спорите?

— Со мной бесполезно спорить. Он просто тихо принимает все, слава богу.

— Вы берете его на какие-то свои мероприятия? Все знают, как он выглядит?

— Периодически беру. Но он не любит всего этого. Для него это стресс. Редко, но ходит.

— А он вас берет с собой на свои айтишные сходки?

— Честно сказать, у него таких мероприятий и нет. (Смеется.) У айтишников встречи происходят в кафе или дома у кого-то. Междусобойчики.

Алиса Феоктистова и Андрей Чернышов на съемках сериала «Верить и ждать»
Алиса Феоктистова и Андрей Чернышов на съемках сериала «Верить и ждать»
Фото: материалы пресс-служб

— Одна из ваших первых ролей была в фильме «Утомленные солнцем-2». Какие воспоминания остались от работы с Михалковым?

— В жизни он мягкий и добрый. А вот на площадке очень жесткий — деспот. У нас были сложные съемки в окопах. Было очень холодно. И от того, как он гонял массовку, было очень страшно. Ребята и так все замерзали, обстановка была удручающей, так и он вел себя крайне жестко.

— В работе вы боготворите режиссера или спорите с ним?

— Если меня устраивает то, что мне дает режиссер, мы схожи с ним в понимании того, что нужно делать в кадре, конечно, я не спорю. А если ты подходишь к режиссеру и спрашиваешь: «Что я здесь делаю?» — а он закрывается в комнате со словами: «Думайте сами, решайте сами»… Так произошло недавно. Мы с Толей Руденко были в шоке. Очень мало профессионалов в этой области. Соответственно, такое кино мы потом и смотрим. А с Михалковым не поспоришь. У него мощное авторское кино, он знает, что ему нужно, и это круто.

— Как вы обычно готовитесь к новой роли?

— В последнее время мне часто дают играть врачей. А у меня тетя работает в поликлинике. Я ездила, смотрела, как она общается с пациентами. Всю атмосферу стараюсь впитать. Самое главное — найти органику. Брэд Питт, играя персонажа после бессонной ночи, не спал три дня. И получилось правдоподобно. Кто-то выезжает на психофизике, вспоминая эмоционально, как это было у него в жизни. А кто-то накачивает себя специально. Мне нужно все попробовать и пощупать, поймать атмосферу. Когда я играла убийцу, в тюрьму не поехала, это было жутковато, но посмотрела фильм про жесткую тюрьму, где сидел Чикатило: чтобы понять психику убийцы, зачем он это делает. Актерская профессия — это чистая психология. Разбор по косточкам, по ноткам. Нужно залезть в шкуру персонажа. Это психологически тяжело. Актерство — сложное ремесло, поскольку ты все переносишь на себя. А потом приходится, иногда очень долго, перестраиваться обратно в себя.

— За какие роли вы никогда не возьметесь?

— Пока на все соглашаюсь. Ничего жесткого пока мне не предлагали. Бриться налысо, быть голой в кадре, слава богу, от меня не требовали.

— Давайте немного про музыку. Откуда появился ваш певческий псевдоним Забава?

— Как говорят, имя нашло меня. Друзья мне постоянно говорили: «Ты такая прикольная. Забавная!» Я и подумала назваться так. Почему нет? Это знаки судьбы.

— Бывает так, что поете, когда принимаете душ?

— Да, обязательно. (Смеется.) Выходит у кого-нибудь новый трек, меня заедает, и начинаю петь. Последнее, что я пела, это были «Танцы под фонарем». Я всех замучила. Из душа она звучала постоянно.

— А супруг как к этому относится?

— Нормально. Он привык. Я и репетирую дома. Он уже сам запел. Что-то пытается мычать, периодически подвывает мне. (Смеется.)

— У вас есть кумиры в музыкальном и киномире?

— В музыке, конечно, это Дуа Липа. Я на нее равняюсь. Хочу найти звучание. Ищу продюсеров в Америке, которые с ней работают и делают саунд. Она веселая, как и я, обаятельная, такая девчонка с нашего двора. Точнее, пацанка. Мы с ней похожи.

— А в кино?

— В кино я безумная фанатка Дженнифер Лоуренс. Я ее просто обожаю. Ведь когда идешь на пробы, ты должен четко понимать, кого ты дублируешь в Америке, например. Все продюсеры смотрят на типаж. У нас с ней одна органика, внешне мы с ней похожи. Она характерная героиня. Таких не так много. Она играет все роли: и комедию, и драму. И еще одна фаворитка появилась у меня — Джессика Честейн.

— Я слышал, что в свое время вы овладели американскими системами и киношколами Чаббак, Страсберга, Майснера, Чехова, Демидова. Когда успели?

— Когда к нам приезжают педагоги из разных стран, я стараюсь попасть на занятия ко всем коучерам. Ивана Чаббак, например, занималась с Ди Каприо, Джонни Деппом. Она крутой педагог. Также ее студентами были Холли Берри, Бейонсе, Ева Мендес, Брэд Питт, Шарон Стоун, Шарлиз Терон, Джон Войт. В Америке фишка — не заканчивать институты, как у нас. Там под проект берут конкретного преподавателя, который с тобой полгода готовит все сцены, разбирает, пишет дневники памяти. Прокачивает все, вплоть до того, под каким углом смотреть в камеру, как правильно думать. Ведь камера видит, считывает даже мысли актера. Мне нравится развиваться в этом направлении. Ведь в России нет никакой системы кино. И это ужасно. Я, когда снимаюсь в российских сериалах, понимаю, что бороться с режиссерами без толку. Когда говоришь, что тут ты переигрываешь, а это плохо, то не получаешь ответа. Им все по барабану. Есть одна школа Станиславского, вот по ней все и работают.

— Вы сами в Голливуд не собираетесь?

— Очень хочу. Занимаюсь визой. Съезжу, посмотрю, как оно там. (Смеется.) В США, честно сказать, я ни разу не была, но у меня там сейчас один из моих продюсеров — Олег Зайцев из «Грибов». Ищет продюсеров Дуа Липы, творческого одухотворения, креативных идей. В Москве ему стало грустно.

— В Америке большое внимание уделяют внешнему виду. Что делаете для поддержания формы?

— Спорт обязательно. Три раза в неделю у меня часовой фитнес. И после этого — час различных танцев. Это нужно, чтобы оставаться пластичной, хорошо двигаться на сцене. Ведь у всех спортсменов довольно жесткие и забитые тела. Когда они перекачиваются, становятся грубыми. И чтобы не зависать в этом жестком состоянии, обязательно после тренировки с гантелями я растягиваюсь. Мне нравится заниматься фитнесом в группе. Под музыку все потеют, стараются, это как-то заводит. Я еще две недели голодала в одном центре под наблюдением врачей. Мне кололи перекись водорода в вену через день. Похудела на восемь кило. Пила только воду. Теперь у меня большой опыт голодания. И я не болела с прошлого года. Мне все пошло на пользу, и в кадре стала хорошо выглядеть. И чтобы сейчас это сохранить, спасают спорт и зумба. Всем советую, если кто-то хочет похудеть и выгнать лишнюю воду из организма, зумба — очень крутая тема: зажигательная танцевальная тренировка на основе латинских ритмов. И подтягивает, и сдерживает вес. Еще я практиковала йогу. Но мне стало скучно. Зависать в одном положении полчаса — для меня это нереально. Я не усидчивая. Мне надо двигаться, бежать куда-то.

Алиса уверена, что пока есть силы, нужно реализовываться максимально широко, поэтому успешно совмещает карьеру актрисы и певицы
Алиса уверена, что пока есть силы, нужно реализовываться максимально широко, поэтому успешно совмещает карьеру актрисы и певицы
Фото: материалы пресс-служб

— Какого принципа питания придерживаетесь?

— Обязательно нужно пить два-три литра воды в день. Для того чтобы выглядеть круто и не толстеть, можно есть все что угодно, главное, ничем не запивать еду — ни кофе, ни чаем. Воду пить за полчаса до еды и после еды через полчаса. Ночью можно даже есть белок, если прижмет. Он не переходит в жир. Если у меня ночью разгорается аппетит, то я варю креветки. Это мое ноу-хау. И организм начнет правильно работать и говорить «спасибо».

— А как же с кинокормом на площадке?

— Его можно разделить. Мне приносят три блюда, я за один раз все равно их не съедаю. Ем то, что горячее. Суп, например. Убежала в кадр, вернулась, скушала рыбку с овощами. Салат можно съесть попозже. Бывает, растягиваю его на весь день. Раздельное питание. Лучше есть часто, но по чуть-чуть.

— Как вы любите отдыхать?

— Очень люблю в Москве ходить в азиатское СПА. Закрываюсь там часа на три без телефона. Ощущение, что в Таиланд слетала. На дачу езжу, если совсем накрывает. Тогда уединение, природа, лес. Беру с собой вино. Люблю белое сухое.

— Алиса, что такое женская красота, на ваш взгляд?

— Это когда женщина гармонично выстраивает отношения внутри себя. У нас есть большая проблема — отсутствие баланса. Гармония и энергия для женщины — это самое важное. Нужно в себе максимально ее раскачивать. И развивать в себе все: ум, тело, понимать, как ты выглядишь, как себя подаешь. И мысли должны быть чистыми. Я увлекаюсь темами эзотерики, гармонии, энергетики. Когда у тебя гармония с самой собой, ты идеальна.